Доступные ссылки


Соседи Россию не любят: слишком крепко она обнимает, до хруста. Но чем дальше на запад, тем больше у России поклонников. Любят они, конечно, не Россию, а её образ. Этому образу Россия обязана своим гениям: музыкантам, художникам, писателям - от доктора Чехова до доктора Живаго. Порой любовь к России, прямо-таки одержимость ею, поражает целые семьи. Роберт Сетон-Уотсон, английский антисоветчик и русофил, основал Лондонскую Школу Славяноведения, а под руководством его дочери Мэри я когда-то начинал свою радиокарьеру на Русской службе BBC. Болеет Россией, по меньшей мере в двух поколениях, семейство Шеллов. Максимиллиан не только поставил фильм «Первая любовь» по повести Тургенева, но и женился на русской. Его сестра, ныне покойная актриса Мария, сыгравшая Грушеньку в «Братьях Карамазовых», рассказывала в телепередаче, как она кончала с собой (неудачно) из любви к Родиону Щедрину.

В библиотеке швейцарского городка Альтдорф, где когда-то квартировали суворовцы, мне попалась книжка отца Максимилиана и Марии - Германа Фердинанда Шелла, уроженца городка Швиц, куда так рвался, но так и не дорвался из Альтдорфа Суворов. Книжка называется «Последняя любовь Суворова». Любовь эта произвела на меня такое глубокое впечатление, что я перевёл с немецкого самые пронзительные страницы повести:

- Как тебя зовут?
- Регина.
- Регина? Королева! Это имя достойно тебя.
- Всякое имя прекрасно, когда оно одухотворено.
- Принеси-ка бутыль вина и три бокала.
Суворовым овладела сладостная истома. Он направился к окну, и эти несколько шагов дались ему не легче, чем переход Сен-Готарда. Регину била дрожь, пока она наливала вино. Он бы охотно сделал это сам, если бы не опасался, что его рука тоже сдаст.
- Регина, у меня есть мечта.
Она встрепенулась.
- Я бы хотел увидеть тебя ещё раз перед возвращением в Россию. Где тебя искать?
- А где вы остановились на ночлег?
- Наверху в монастыре.
- Я приду туда завтра выхаживать раненых.
Суворов пожал ей руку, и это рукопожатие не было безответным.
- Хочешь?
- Хочу, - глухо вымолвила она.
Глаза Суворова налились слезами.
- Суворов!
- Называй меня Александр!
- Александр.
- Ещё.
- Александр.
- Ещё.
- Александр.
- Почему жизнь начинается только на исходе? Как рыщет по жизни смерть! Но я-то должен быть доволен. Доволен? Жизнь била меня, но в конце одарила любовью. Регина!
- Скажи ещё!
- Регина!
- Ещё!
- Регина!
- Ещё, последний разок!


Счастливей конца не бывает! Как всё же славно, что хоть один русский, да ещё какой, генералиссимус, ответил на любовь Западной Европы.

Эссе отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG