Доступные ссылки

Адиля Абдуллаева - одна из тысяч матерей, вынужденных работать, оставив ребенка на бабушек, тетушек и других

«Вынуждена вернуться на работу. Должна работать. Как только ребенку исполнилось год и пять месяцев, вернулась на работу. Вышла в декрет во второй раз с прошлого декабря».

Живущая в одном бакинских сел 25-летняя Адиля Абдуллаева в феврале родила второго ребенка. Ребенку месяц. Адиля преподает информатику в средней школе, получает 100 манатов. По ее словам, она получила 456 манатов за 126-дневный декретный отпуск.

«И еще, когда выдали метрику ребенка, получила на работе чуть более 80 манатов. С сентября прошлого года денежное пособие на ребенка выросло. До полутора года будем получать 30 манатов в месяц, с полутора до 3 лет – в месяц 10 манатов».

«ХОРОШАЯ МАМА САМА РАСТИТ РЕБЕНКА»

Адиля – одна из тысяч матерей, которые вынуждены вернуться на работу, оставив ребенка на нянь, бабушек, и других родственников, чтобы заработать на ребенка же. Аргумент таких матерей в стране, где неуклонно растут цены, вполне обоснован. Их игнорирование советов педиатров, что хорошая мама должна сама растить ребенка, исходит от социальной незащищенности матерей в стране.

Женщинам, которые работают в период беременности и в дородовой период дается оплачиваемый отпуск сроком на 126 календарных дней (до родов 70 календарных дней, и после родов 56 календарных дней).

Если роды проходят тяжело, и если родится два и более ребенка, отпуск дается на 70 дней. Для занятых в сельском хозяйстве женщин в случае нормальных родов этот отпуск составлет140 дней, в случае тяжелых родов - 156 дней. Правила подсчета оплачиваемого отпуска такие же, как и во время других отпусков – оплата за отпуск вычисляется на основании зарплат предыдущих 12 месяцев.

«ДЕТСКИЕ ДЕНЬГИ»

То, что Адиля Абдуллаева называется «детскими деньгами», в действительности, является выплатой за частично оплачиваемый социальный отпуск. Если работник возвращается на работу после 126 календарных дней, выплачивается полная заработная плата. Один из родителей, или другой член семьи, непосредственно ухаживающий за ребенком, обладает правом выхода в частично оплачиваемый социальный отпуск. Или же получить взамен этого деньги за этот частично оплачиваемый отпуск.

По мнению юриста Комитета по защите прав нефтяников Азера Гулиева, частично оплачиваемый начисляется так же, как и основное материнское пособие:

«Допустим, женщина получает высокую зарплату, в 2 тысячи манатов. Получает деньги за 4 месяца, и идет в отпуск. И если потом решит смотреть за ребенком до 3 лет, будет получать частично оплачиваемое пособие. Она должна получать хотя бы определенную часть зарплаты. 30 манатов получает и получающая 1000 манатов, и 100 манатов. То есть плата за частично оплачиваемый отпуск должна подсчитываться не по тарифным ценам, а в соответствии с заработной платой, ее определенной частью. К примеру, до 25%. Получающая 100 манатов должна получать в месяц 25, а получающая 1 000 манатов – 250 манатов в месяц».

ТРУДОВОЙ КОДЕКС И СОЦИАЛЬНАЯ ЗАЩИТА

Азер Гулиев говорит, что в статьях 240 и 246 Трудового Кодекса предусмотрены определенные льготы для беременных и женщин с детьми. К примеру, для медицинского осмотра беременной женщины должно быть выделено время при условии сохранения полной зарплаты. Запрещено заставлять беременных поднимать тяжелые грузы, увольнять их, вызывать на ночное дежурство, отправлять в командировки. В случае закрытия предприятия трудовой договор с матерями-одиночками расторгается в последний месяц:

«До достижения ребенком полуторагодовалого возраста женщине должен даваться часовой отдых через каждые три часа. Женщина может покинуть рабочее место уже через 6 часов в случае 8-часового рабочего дня. В Кодексе указано, что это нужно для кормления ребенка. Но допустим, мать работает на Баилове, а живет вблизи станции метро Ази Асланова. Как она успеет пойти и вернуться? Лучше всего добавить время к концу дня».

Азер Гулиев отмечает, что Трудовой кодекс Азербайджана остался неизменным со времен СССР в смысле социальной направленности. Он видит проблему в предвзятом использовании кодекса со стороны работодателей. Так, работодатель может создать лучшие по сравнению с предусмотренными законодательством условия для беременных женщин и матерей малолетних детей.

«Некоторые иностранцы не хотят даже признавать наш кодекс, потому что он слишком защищает права сотрудников», - отмечает правовед.

«МАТЬ НЕ ДУМАЕТ О ДЕНЬГАХ НА РОДЫ»

А какие льготы существуют для матерей в других странах? Проживающая в Стамбуле азербайджанская журналистка Мехсети Шериф Озйурек говорит, что пользуется страховкой супруга, так как не имеет свою, не будучи гражданкой Турции. Неработающая женщина получает единовременное пособие по родам. Раньше оно составляло 90 лир, а теперь выросло до ста лир, то есть 50 манатов. Декретный отпуск продлен до 18 месяцев. В братской Турции в случае слабого здоровья матери Министерство здравоохранения отправляет врачей на дом:

«Мать не думает о деньгах на роды. В отличие от Азербайджана, не думаешь, откуда достать деньги на роды. Если нет страховки, обслуживание в частной клинике платное. Если страховка есть, никаких проблем. Платишь деньги в кассу, а не кладешь в чей-то карман».

Мехсети говорит, что муниципалитеты дарят новорожденному ребенку в качестве первой помощи стеклянные бутылочки, пеленки, конверт, питание. Здесь нет различий между местными гражданами и зарубежными. Но несмотря на льготы и заявления правительства о важности роста населения, турецкая семья не очень выглядит заинтересованной в этом. Мехсети Шериф делится своими двухлетними наблюдениями в Турции:

ТРУДОЛЮБИВЫЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ

«Азербайджанская женщина очень трудолюбива, предпочитает работать. Здесь женщины более склонны не работать и сидеть дома. Весь груз падает на мужские плечи. Поэтому они не заинтересованы в большом количестве детей».

Вот и Адилю Абдуллаеву заботит ее выход на работу, из-за которой она вынуждена оставить дома двоих детей. За старшей дочерью смотрит свекровь. Теперь молодая мама день и ночь думает о том, кто будет смотреть за ее двумя детьми.

«Вынуждена вернуться на работу. Ведь денег мужа не хватает. Нас уже четверо. Как только ребенку исполнится год, вернусь на работу. Конечно, хотелось бы сидеть дома, самой расти детей до 3 лет. Если бы увеличили пособие, то сидела бы дома».

Статья проекта «Кавказский перекресток»
XS
SM
MD
LG