Доступные ссылки

Шимон Перес поздравил Иран


Новруз в Тегеране. Шимон Перес говорит, что обожает все церемонии, связанные с этим праздником

Новруз в Тегеране. Шимон Перес говорит, что обожает все церемонии, связанные с этим праздником

Президент Израиля поздравил иранцев с Новрузом, покритиковал президента Хасана Роухани и вспомнил времена шаха

Старейший израильский государственный деятель, действующий президент Израиля 90-летний Шимон Перес обратился с посланием к жителям Ирана по случаю Новруза, древнейшего праздника нового года по солнечному календарю у иранских и тюркских народов. Израильский президент отметил, что президент Ирана Хасан Роухани, избранный в прошлом году, сильно огорчил его, не упомянув Израиль в числе стран, с которыми Иран намерен развивать мирные отношения.

Шимон Перес, после обращения к народу Ирана, дал эксклюзивное интервью корреспонденту "Радио Фарда" (Иранская служба корпорации "Радио Свободная Европа\Радио Свобода") Фарнуш Рам, в котором призвал к мирному сосуществованию Израиля и Ирана, подчеркнув, что его государство всячески выступает против любой войны: Шимон Перес во время интервью Радио Фарда

Шимон Перес во время интервью Радио Фарда



– Я дважды в своей жизни посещал Иран. Я был там по приглашению шаха, и меня весьма впечатлили его усилия по созданию "зеленого Ирана", или, пользуясь исламской терминологией, "белого Ирана", то есть Ирана, ориентированного на мир. Я полагал, что, увидев начало, смогу предсказать будущее. Однако все прервалось из-за событий 1979 года, нам известных. Вы можете сменить любую власть, однако вам не изменить историю. А история призывает к миру. История диктует нам, что все люди должны жить вместе, сохраняя право быть разными.

– В 1978-1979 годах, когда Иран сотрясали выступления и демонстрации против шаха Мохаммеда Резы Пехлеви, израильское правительство было целиком поглощено налаживанием мирного процесса с Египтом. А мог бы тогда Израиль сделать больше, чтобы предотвратить разрыв новыми иранскими властями отношений с Израилем?

– Израиль с Ираном сам никогда отношений не разрывал. К сожалению, на это пошел новый режим, пришедший к власти в Тегеране. В то время, когда мы вели мирные переговоры с Египтом – люди, кстати, не верили тогда в возможность мира между крупнейшей арабской страной и маленьким израильским государством, – Иран был атакован Ираком, не забывайте! Эта война длилась много лет. Вы думаете, нам нравилось смотреть на то, как иракцы и иранцы убивали друг друга? Я знаю, какая сейчас идет бойня в Сирии, во многих других странах. Когда я вижу беженцев, пожилых женщин с маленькими детьми, которым нечего есть, негде спать, это что, может обрадовать хоть кого-то? Ради чего все это? В наше время уже важны наука и технологии, а не земля. А науку нельзя завоевать силой, а только лишь образованием.
Я дважды в своей жизни посещал Иран.


– Вы только что упомянули ирано-иракскую войну. Очень многие иранцы убеждены в том, что ваша страна в те годы тайно продавала оружие Ирану, с целью затянуть этот конфликт на максимально возможный срок.

– Никогда такого не было. Израиль никогда не продавал оружие в таком контексте. Был только один случай, который мне приходит на память. В Иране однажды были похищены несколько человек, определенными группами, и данные разведки показали, что их отпустят в обмен на поставку нами партии зенитных ракет или чего-то подобного. Это была единовременная ограниченная сделка. В обмен на небольшое количество ракет были освобождены два человека. Вот и все.

– Вы неоднократно говорили, что Иран обладает великим народом и великой историей. Однако многие иранцы по-прежнему убеждены в том, что Израиль намерен атаковать их страну, поскольку ваше правительство периодически выпускает в адрес Тегерана угрожающие заявления.

– Они что, думают, что мы сошли с ума? Почему Израиль должен нападать на Иран, чего ради? Я хорошо знаю, что и сколько мы можем потерять в таком случае, потому что любая война стоит колоссальных денег. И мы совершенно не собираемся жертвовать, непонятно, чего ради, жизнями многих наших молодых людей. Что мы сумеем выиграть таким образом?

– Тем не менее премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху утверждает, что тема военной операции против Ирана стоит в повестке дня. Означает ли это, что Израиль, рано или поздно, нападет на Иран?
Беньямин Нетаньяху в 2014 году уже несколько раз говорил об угрозе со стороны Ирана

Беньямин Нетаньяху в 2014 году уже несколько раз говорил об угрозе со стороны Ирана



– Я не думаю, что хотя бы одному иранцу нужно переживать из-за Израиля. Откровенно говоря, это скорее израильтянам стоит беспокоиться из-за иранцев. Израиль никогда не заявлял, что собирается уничтожить Иран. Однако, к сожалению, ряд иранских лидеров делали именно такие заявления в отношении Израиля. А наш премьер-министр сказал, в общем-то, следующее: "Слушайте, если вы попробуете напасть, мы ударим в ответ!" Я думаю, что мы уже научились понимать главное – мы достаточно стары – что если ты хочешь заработать денег или добиться счастья, то лучше действовать мирно. Нам в истории уже хватило других войн.

– Иранцы гордятся тем, что их страна в течение уже нескольких столетий ни разу не нападала ни на кого первой. И не собирается делать это в будущем.

– Это правда, многие иранцы так говорят, однако, с другой стороны, многие иранцы говорят и совершенно противоположное. Они заявляют, что в этом мире есть "два Сатаны": американцы и мы, и что нас всех следует стереть с лица земли.
Они заявляют, что в этом мире есть "два Сатаны": американцы и мы, и что нас всех следует стереть с лица земли


– Бывший директор Моссада Меир Даган, бывший премьер Эхуд Ольмерт и ряд других бывших высокопоставленных израильских лидеров подвергли нынешнюю политику правительства Израиля в отношении Ирана критике. В ответ было заявлено, что они "не понимают интересов государства".

– Нет, я полагаю, тут вообще речь идет о двух разных проблемах. Одна из них – терроризм, а другая – мирный процесс. Мы хотим мира и одновременно обязаны сражаться с террором. Налицо противоречие, заложенное не нами. К сожалению, очень во многих случаях к актам терроризма оказывается причастен Тегеран. Будь то в Аргентине или где-либо еще. Поэтому все израильские политики, как уже ушедшие в отставку, так и действующие, вынуждены, и это очень сложно, добиваться мира и одновременно продолжать борьбу с терроризмом.

– Что вы думаете о новом президенте Ирана Хасане Роухани? Когда восемь месяцев назад он только пришел к власти, вы отзывались о нем положительно. Изменилось ли с тех пор ваше отношение? Президент Ирана Хасан Роухани

Президент Ирана Хасан Роухани



– Проблема заключается в том, что на тот момент в Иране существовали самые разные политические силы, у каждой из которых были шансы прийти к власти. Я думаю, что Роухани начал свою деятельность на новой, хорошей ноте, которая вселила в нас большие надежды. Однако потом, не знаю, по какой причине, он не сумел продолжить прежний курс. Например, когда его спросили, после его замечания о том, что он желает жить в мире со всеми странами, включает ли он и Израиль в их число – он уклонился от ответа. Мне было очень неприятно. Спросите меня, готовы ли мы жить в мире с Ираном – я, ни на секунду на задумавшись, отвечу "да"!

– Вы говорите, что президент Палестинской автономии Махмуд Аббас является партнером для Израиля в мирном процессе, однако израильское правительство, похоже, с вами не согласно. Министр обороны Израиля Моше Яалон недавно сказал, что Аббас больше не считается партнером для Израиля в мирных переговорах. Шимон Перес и Махмуд Аббас вместе с Джоном Керри на экономическом форуме на Мертвом море. Май 2013 года

Шимон Перес и Махмуд Аббас вместе с Джоном Керри на экономическом форуме на Мертвом море. Май 2013 года



– Я не могу отвечать за ремарки одного из министров, однако наше правительство все-таки ведет переговоры именно с Аббасом. Что означает, что правительство все-таки считает его партнером в этом процессе. Я знаком с Махмудом Аббасом лично 30 с лишним лет и верю в него. И я знаю, что у этого человека есть свое, независимое мнение, и он является противником и террора, и войны.

– Можете ли вы представить себе, что Иран и Израиль когда-нибудь все-таки наладят добрые отношения между собой?

– Я думаю, что и у Ирана, и у Израиля просто нет другого выбора, кроме как жить в мире. Я уверен в том, что победят правда и логика, и не верю в то, что ошибки и глупость будут определять наше будущее.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG