Доступные ссылки

Юрий Федоров: «На военные нужды Россия тратит в 10 раз меньше, чем НАТО, а доля этих расходов в ее ВВП примерно в 1,5 выше, чем в странах НАТО»

Мировые СМИ, политики и аналитики спорят о том, насколько эффективны международные санкции против России. Вопрос остается открытым: действенность санкций зависит от того, сколь последовательно они будут применяться. Но в любом случае это – напоминание российскому истеблишменту о персональной ответственности за развязывание и содействие агрессии против суверенного государства. Хочется верить, что список персонажей кремлевского паноптикума, попавших под санкции, станет списком подсудимых Международного трибунала ООН в Гааге. Но это – в будущем. А сейчас США и НАТО должны остановить российскую агрессию против Украины и нейтрализовать российскую угрозу Европе.

Кремль спровоцировал кризис в европейской стране, чреватый гражданской войной, хаосом, гуманитарными и техногенными катастрофами. Последствия этого кризиса могут быть на порядок более тяжелыми, чем последствия балканских войн 1990-х годов. В обширном пространстве "между Россией и ЕС" разрушен международный порядок, основанный на праве. Российские диверсионные группы и отряды наемников разжигают гражданскую войну в восточных и южных районах Украины. Угроза повторения "украинского сценария" в Молдавии и Прибалтике вполне реальна.

Начиная с 1999 года Россия регулярно проводит стратегические учения в прибалтийской зоне. В учениях "Союзная безопасность – 2004", "Щит союза – 2006", "Запад-2009" и "Запад-2013" отрабатывались действия войск в условиях применения тактического ядерного оружия. Во всяком случае, российское военное командование ни разу не опровергло соответствующую информацию в прессе. Между тем, военные учения всегда показывают, к каким войнам и в каких районах готовятся войска. В противном случае маневры бессмысленны.

Москва категорически отказывается обсуждать вопрос о контроле над тактическим ядерным оружием на европейском континенте. А развертывание оперативно-тактических ракет "Искандер" вблизи западных границ и перебазирование в Крым субстратегических бомбардировщиков Ту-22М3, о чем было объявлено сразу после аннексии полуострова, свидетельствуют о подготовке России к ядерному противомтоянию с НАТО. Эти ракеты и бомбардировщики идеально подходят для ядерной войны в Европе.

Российская ставка на тактическое ядерное оружие не случайна. Агрессия против Латвии, Литвы или Эстонии поставила бы НАТО перед дилеммой: либо пойти на военное столкновение с Россией, которое может перерасти в ядерный конфликт, либо, чтобы избежать этого, не выполнить обязательства по статье 5 Вашингтонского договора. В последнем случае НАТО будет полностью дискредитирована как военная и политическая сила, а международный порядок, сложившийся в Европе после холодной войны, будет окончательно разрушен, чего, собственно, и добивается российское руководство.

Такую угрозу Запад игнорировать не может. Сейчас формируется долгосрочная стратегия ее нейтрализации. Это – длительный процесс: необходимо выработать и согласовать эффективные меры воздействия на Россию, наносящие минимальный ущерб самим западным странам. Уже ясно, что они будут включать в себя запрет на поставки в Россию продукции и технологий военного и двойного назначения, нарастающее снижение доли российских углеводородов в Европе, сокращение или даже прекращение кредитования российских банков и предприятий. Меньше говорится о собственно военной стороне дела. Можно гадать, какие конкретно меры предпримет НАТО для обеспечения безопасности Румынии и прибалтийских государств. Важнее другое: сможет ли Россия не проиграть надвигающееся противоборство с Западом, в том числе новую гонку вооружений, подобно тому как СССР проиграл холодную войну?

В конце 1980-х годов совокупный ВВП государств НАТО превосходил аналогичный показатель стран Организации Варшавского договора примерно в четыре раза, а общие военные расходы государств Североатлантического альянса были в 2-2,5 раза больше, чем у стран, входивших в ОВД. В СССР перед его распадом на военные цели тратилось, по разным подсчетам, от 12 до 15 процентов ВВП, хотя иногда называют и более высокие цифры. Иными словами, военный паритет НАТО и ОВД поддерживался при соотношении военных расходов 2-2,5 к 1 в пользу НАТО, арасходы на военные цели, составлявшие 12-15 процентов ВВП, оказались для советской экономики непосильными и стали одной из причин ее краха.

В 2013 году суммарный ВВП стран НАТО составил около 35 триллионов долларов, а их военные расходы превысили в сумме триллион долларов, что эквивалентно 2,9 процента общего ВВП. ВВП России в 2013 году в пересчете по паритету покупательной способности равен 2,6 триллионам долларов. В 2014 году российские расходы по разделу "национальная оборона" определены в 2,49 триллионов рублей или около 100 миллиардов долларов. По оценкам Института Гайдара, общее военное обременение экономики России в 2014 году может превысить 5 процентов ВВП. Другими словами, экономический потенциал России сегодня в 13,5 раз меньше, чем у стран – членов НАТО, на военные нужды Россия тратит в 10 раз меньше, чем НАТО, а доля этих расходов в ее ВВП примерно в полтора раза выше, чем в странах НАТО.
Аннексировав Крым и развязав агрессию против Украины, Кремль загнал свою страну в ловушку
Если поддержание паритета с НАТО требует соотношения военных расходов 2-2,5 к 1, как это было во время холодной войны, то затраты на оборонные нужды в России должны достигнуть 400-500 миллиардов долларов, то есть увеличиться в четыре-пять раз и составить 15-17 процентов ВВП. Но даже при минимально возможном соотношении оборонных бюджетов, скажем, 5 к 1 в пользу НАТО, российский военный бюджет должен увеличиться вдвое и составить от 8 до 10 процентов ВВП.

По словам директора Департамента вооружения Министерства обороны России Анатолия Гуляева, большинство отечественных оборонных предприятий используют устаревшие технологии 1980–90-х годов. Оборудование не старше 10 лет составляет менее 20 процентов, а общий износ машин и оборудования превысил 70 процентов. Получить новые технологии, необходимые для модернизации российского военно-промышленного комплекса, можно только в технически развитых странах – США, ряде государств ЕС и Японии. А эмбарго на поставку в Россию технологий военного и двойного назначения уже практически введено.

Наконец, способность создавать современные вооружения критическим образом зависит от состояния научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Это определятся объемом средств, выделяемых на данные цели. По этому показателю Россия безнадежно отстала от США и ЕС. В 2011 году в России на эти цели былоизрасходовано 35 миллиардов долларов, в США - 430, в ЕС - 320, а в Японии - 146 миллиардов долларов.

Таким образом, аннексировав Крым и развязав агрессию против Украины, Кремль загнал свою страну в ловушку. Продолжать нынешнюю политику и не реагировать на начинающуюся гонку вооружений невозможно. Но поскольку на слово Путину больше никто не верит, то, чтобы остановить гонку вооружений, он должен делом доказать: произошел отказ от агрессивных устремлений; подтверждением этого может стать ликвидация угрожающего Европе тактического ядерного оружия. Это неприемлемо для российских генералов и элиты военной промышленности, которые вместе с сотрудниками спецслужб образуют политическую и силовую базу режима. Втягивание в очередную гонку вооружений и, следовательно, консолидация всех доступных ресурсов в ОПК и вооруженных силах, а также переход к мобилизационной экономике советского типа неизбежны. Однако преодолеть растущее отставание от Запада в военной области Россия все равно не сможет. При этом введение мобилизационной экономики означает снижение потребления в стране до минимального уровня. Возникающее в результате недовольство, прежде всего, среднего класса может быть подавлено массовыми репрессиями. О том, что будет дальше, можно прочитать в последних книгах Владимира Сорокина.

Статья военно-политического эксперта Юрия Федорова отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG