Доступные ссылки

Purists versus libertines. Часть 2.


Ашура - церемония поминовения Имама Гусейна в поселке Нардаран близ Баку. 25 ноября 2012

Ашура - церемония поминовения Имама Гусейна в поселке Нардаран близ Баку. 25 ноября 2012

Хикмет Гаджи-заде: «В средние века, когда преобладала военно-феодальная культура, ссоры и оскорбления с летальным исходом превращаются в игру или даже в искусство»

Продолжение. Начало - в часть 1

Наблюдая реакцию мусульманских пуристов в деле Рушди и карикатур на пророка Мухаммеда я, как и многие, поражался ее жестокости и интенсивности.

ОСКОРБЛЕНИЕ КАК ЗАБАВА И ИСКУССТВО

Да как же это возможно убить человека, пустить ему кровь за какое-то слово, пусть даже и очень оскорбительное. Пусть я даже глубоко обижен, но это несопоставимо с жизнью или здоровьем человека, которую я собираюсь у него отнять ради восстановления своего душевного равновесия. Однако оглядевшись вокруг, я обнаружил, что мы в Азербайджане тысячелетия, да и по сей день живем по этим правилам. Правило это проистекает из известной азербайджанской пословицы «Рана нанесенная кинжалом может зажить, а вот рана нанесенная словом не заживает» (азерб. - Xəncər yarası sağalar, söz yarası sağalmaz). Схожие по смыслу пословицы есть во многих языках, например в немецком: «Ach, böse Zungen sind viel schlimmer als Pistolen» (Ах, злые языки, похуже пистолетов)...

В 2010 году в стране в ходе бытовых ссор, то есть в результате оскорбления словом было убито 816 человек (71% от всего числа предумышленных убийств)[6]. (К сожалению более поздней статистики найти не удалось). Это происходит у нас сегодня, а вот история народов полна примеров подобной жестокости. Например, в Библии: дети издеваются над пророком Елисеем, они оскорбляют его, говоря - «иди плешивый, иди плешивый…» и бог наказывает смертью сорок два ребенка за их оскорбительные слова (4-я Книга Царств 2:23, 24). В средние века, когда преобладала военно-феодальная культура ссоры и оскорбления с летальным исходом превращаются в игру или, даже в искусство. Вспомним, например, шекспировскую трагедию «Ромео и Джульетта» – сцена ссоры сторонников домов Монтекки и Капулетти:

«Самсон. Я покажу им кукиш. Стерпят - значит плохи!...
Абрам. Это вы нам кажете кукиш, мессер?
Грегорио. Вы лезете, может быть, на драку, мессер?
Самсон. Мечи наголо, если вы не бабы!
(Драка)…
Князь: Уж третья ссора из-за вздорных слов!» [7].


Далее, как известно, в результате бессмысленной ссоры гибнет Меркуцио и любовь героев приходит к трагическому концу.

Тут же можно вспомнить и всевозможные бессмысленные и жестокие дуэли, продолжавшиеся почти до начала ХХ века. Сюда же следует отнести и японскую культуру ритуального самоубийства - харакири. Вся эта жестокость и игры со смертью были возможны в культуре, где цена чести [8] была необычайно высока, - было очень важно «что обо мне подумают люди», а вот цена человеческой жизни тогда мало кем принималась в расчет. Такая культура существовала в одно и то же время, как в Европе, так и в Азии.

Однако с 17 века европейская цивилизация начала ускоренно развиваться: совершенствовались способы производства, политические системы и, конечно, отношение к личности человека. Просвещение и либерализм все больше захватывали умы европейцев. В это же время мусульманская и дальневосточная цивилизация впадали в стагнацию и продолжали жить по военно-феодальным моральным нормам. Причину такого отставания в развитии между Востоком и Западом так толком объяснить науке и не удалось.

Нам остается только признать факт, что 400 лет назад Европа была такой же обидчивой и жестокой, как и Азия, но сегодня две эти цивилизации так сильно отличаются друг от друга, будто бы они прибыли на землю из разных космических галактик. В то время как в шариатских странах за оскорбление священного чувства верующих полагается смертная казнь, Европейский суд по правам человека принимает решение о том, что к оскорблениям в публичных дискуссиях следует относиться терпимо, а публичные фигуры защищены от оскорблений меньше, чем рядовые граждане.

КОНЕЦ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. ЛИБЕРТИНЫ ПЕРЕХОДЯТ В АТАКУ

К концу XVII столетия, установившиеся повсюду пуристские нормы начали подвергаться атакам либертинов. Например, истовая религиозность и пуританские порядки, установившиеся в период кромвелевской республики, так глубоко захватили сознание населения, что при реставрации монархии потребовалось несколько королевских указов Карла II, чтобы вернуть англичанам способность к увеселениям (sports). Был даже принят королевский указ, запрещающий мужчинам в театрах исполнять роль женщин. Женщин на сцене должны были играть женщины.

Либертины по всей Европе переходят в атаку. (К сожалению, с Азией ничего подобного не происходит.) Всеобщее уменьшение жестокости [9]; распространение идей либерализма; Вольтер; Руссо; Маркиз де Сад; эротические романы; антирелигиозные памфлеты; в 1791 г. Французская революция отменяет уголовное наказание за гомосексуализм; борьба с рабством; борьба за женское равноправие; дарвинизм, потрясший основы религии; психоанализ; мода; танцы; а, в целом, искусство постепенно гуманизируют облик Европы, ее отношение к человеку и, конечно, к свободе самовыражения. И все это проделки либертинов.

Каждый маленький шаг в этом направлении в Европе дается с потом и кровью. Законодательства европейских стран и сейчас несет в себе отпечаток этой борьбы в виде не отмененных пока законов против богохульства (Норвегия) или законов против оскорбления президента (Франция)… Но либертинов не остановить, они и сейчас продолжают атаковать пуристов как в Европе, так и по всему миру. Сегодняшние атаки на символы веры мусульман являются ярким тому подтверждением.

На этом пути случаются и трагедии. В ответ на сожжение в 2012 году во Флориде пастором Терри Джонсом экземпляра Корана, в Афганистане толпа разъяренных мусульман атаковала штаб-квартиру ООН в Мазаре-Шарифе, погибло около 100 человек…

Что же касается реакции на вербальные оскорбления чести и достоинства, то тут вместо «Ach, böse Zungen sind viel schlimmer als Pistolen» в Европе постепенно начала завладевать умами новая народная мудрость, пришедшая, вероятно, из Англии: «Меня словам не проймешь, лишь бы палкой не огрели» (Sticks and stones may break my bones but words will never hurt me), что соответствует русским выражениям «Брань на вороту не виснет» и «Матерись, матерись, только не дерись». Постепенно законодательство западных стран в области свободы самовыражения перестраивается в соответствии с этой новой мудростью.

ФЕНОМЕН ЛАРРИ ФЛИНТА

Хорошей иллюстрацией того, к чему сегодня пришло законодательство демократических стран в отношении проблемы эмоционального потрясения, вызванного оскорблением, является американский фильм «Народ против Лари Флинта», снятый на основе реальных событий.

Порнографический издатель Лари Флинт (Larry Flynt) публикует в своем журнале Хастлерс крайне оскорбительную карикатуру на своего оппонента ­- известного американского религиозного деятеля Джерри Фолвела (Jerry Falwell) - и его мать. Фолвелл обращается в суд о «намеренном причинении ему Флинтом эмоциональных страданий».

Однако Верховный Суд США решает дело в пользу Л.Флинта. Верховный суд постановляет (485 США 46, 1988 г.), что первая поправка к Конституции США защищает также право граждан пародировать общественных деятелей (public figures) даже тогда, когда эти пародии являются "оскорбительными" и вызывают у пародируемого серьезные эмоциональные переживания. Суд отметил, что на протяжении всей американской истории "графические изображения и сатирические карикатуры играли важную роль в общественных и политических дебатах".

Для понимания сути данного решения Верховного суда весьма интересна и речь Алана Айзекмана (Alan Isaacman) - адвоката Л.Флинта, который на процессе обосновывал, что подобные оскорбительные карикатуры важны и имеют общественный интерес (public interest):

ПРЕНИЯ НА СУДЕ ЛАРРИ ФЛИНТА

Айзекман:

- Достопочтенный Суд, перед вами сегодня поставлен вопрос должно ли право публичной фигуры на свою защиту от эмоциональных потрясений перевешивать заинтересованность общества в предоставлении каждому гражданину этой страны права на свободное выражение своих взглядов…?

…Судья:
- Но существует ли какой-то общественный интерес в выставлении Фолвелла в нелепом виде?
Айзекмен:

- Да, ваша честь, существует - это право журнала Хастлер выражать свое негативное мнение о тех, кто вел активную кампанию против нашего журнала, кто говорил, что журнал Хастлерс отравляет сознание американцев… Наш журнал говорит: давайте выпустим воздух из этой надутой рясы и низведем его до нашего уровня…

Судья:

- Но первая поправка – это еще не все, это важная ценность, но вовсе не единственная в нашем обществе. А как быть с той ценностью, которая гласит, что добрые люди должны иметь возможность участвовать в общественной жизни. Вы даете нам правило, по которому, если вы занимаетесь общественной деятельностью, вы не можете защитить себя и свою мать от пародии, изображающей вас во время занятия инцестом во дворе своего дома. И какой же общественной цели это служит?

Айзекмен:

- Той же, что и Трюдо, заявляющий, что у Рейгана нет мозгов. Это позволяет нам по-другому взглянуть на общественные фигуры. Тогда не только Фолвелл предьявит
иск о моральном ущербе. Представьте себе иски против таких, как Гари Трюдо и

Джонни Кэрсон.

- Критика известных людей, ущемляет их эмоционально. Очень просто заявить о таком ущербе, а оспорить его невозможно. Это только дает возможность карать непопулярные высказывания. А наша страна частично основана на твёрдом убеждении в том, – что непопулярные высказывания необходимы для здоровья нации.

Судья: Спасибо, мистер Айзекман…

Говоря вкратце, ответ Верховного Суда на поставленный Айзекманом вопрос - «Что важнее, право известных людей на защиту от морального ущерба, или право свободно выражать свои взгляды?» - таков: «право граждан на свободу выражать свои взгляды – важнее»!

Суд обосновал свое решение тем, что демократия не может существовать без общественных дискуссий, без свободного обмена мнениями. К сожалению, такие дискуссии порой носят оскорбительный характер и могут вызвать эмоциональные страдания у диспутантов, которые также имеют конституционное право на защиту личной жизни, чести и достоинства. В данном случае мы наблюдаем столкновения права на свободу самовыражения и права на защиту чести и достоинства. И в демократической системе право на свободу самовыражения превалирует над правом на защиту чести и достоинства гражданина, ибо без свободного обмена мнений демократия существовать не может.

СНОСКИ, ПРИМЕЧАНИЯ И РАЗЪЯСНЕНИЯ

6. http://news.day.az/society/240329.html
7. Romeo and Juliet - Act 1, Scene 1 by William Shakespeare
8. Честь - оценка моральных качеств человека со стороны других
9. Human Nature’s Pathologist by Carl Zimmer, New York Times, November 28, 2011 November 28, 2011 http://www.nytimes.com/2011/11/29/science/human-natures-pathologist.html?pagewanted=all&_r=0

Продолжение следует. Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG