Доступные ссылки

Из Советского союза - в Европейский


Президент Украины Петр Порошенко с флагом ЕС в руках

Президент Украины Петр Порошенко с флагом ЕС в руках

Киев подписывает экономическую часть Соглашения об ассоциации с ЕС, вызвавшего гнев Москвы. Грузия и Молдавия – тоже

Украинский президент Петр Порошенко 27 июня в Брюсселе подпишет экономическую часть Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом. Политическая часть была подписана в бельгийской столице в марте премьер-министром Украины Арсением Яценюком.

Экономическая часть Соглашения об ассоциации с Евросоюзом предусматривает вхождение Украины в зону свободной торговли ЕС. Это позволит, в частности, снизить на Украине цены на европейские товары, а также почти на треть позволит увеличить украинский экспорт. Европейский союз пошел на беспрецедентное решение и даже до подписания экономической части документа дал согласие на то, чтобы положения о беспошлинной торговле Украины с ЕС уже вступили в действие, напоминает эксперт киевского Института публичной политики Игорь Шевляков:

Премьер Украины Арсений Яценюк и глава Еврокомисии Жозе Мануэль Баррозу во время подписания политической части Соглашения в марте

Премьер Украины Арсений Яценюк и глава Еврокомисии Жозе Мануэль Баррозу во время подписания политической части Соглашения в марте

– Украина, в свою очередь, еще не открывала свой рынок. После вступления в действие Соглашения об ассоциации изменения, в краткосрочной перспективе, будут минимальными. Уровень присутствия европейских товаров на украинском рынке уже достаточно высок, а уровень защиты украинского рынка от товаров из ЕС на данный момент составляет порядка 4 процентов. Изменение этих 4 процентов, возможно, приведет к снижению цен на европейские товары. Но, с другой стороны, девальвация гривны на 50 процентов значительно сократила привлекательность импорта на украинском рынке, поэтому опасаться волны товаров из Европы, которые гипотетически вытеснят товары всех украинских производителей, абсолютно нет никаких оснований. Безусловно, ассортимент европейских товаров в среднесрочной перспективе на украинском рынке расширится, и цена их будет более привлекательной.

Среди минусов ассоциации Украины с ЕС эксперты называют рост тарифов на газ и электроэнергию, а также возможное закрытие ряда предприятий, которые не выдержат конкуренции. Игорь Шевляков напоминает, что Украина берет на себя такие обязательства, согласно которым она должна обеспечить недискриминационную ситуацию на внутреннем энергетическом рынке:

Есть риск, что не все предприятия справятся с этой ситуацией и вынуждены будут уходить с рынка

– Это означает отсутствие привилегированных категорий потребителей, а на данный момент домохозяйства как раз являются такой привилегированной категорией. Они платят по тарифам, которые значительно ниже и рыночной цены, и даже себестоимости предоставляемых услуг. Эта дискриминация должна быть устранена на протяжении нескольких лет. Что касается судьбы предприятий, то здесь есть основания говорить, что для украинских производителей повысится уровень требований к функционированию: и требований экологического характера, и требований, касающихся безопасности продукции. И этим предприятиям, прежде всего промышленности, нужно будет искать средства, чтобы осуществить необходимые технические преобразования. Можно предположить, что не все предприятия будут готовы найти такие средства и разработать жизнеспособную инвестиционную программу и бизнес-планы, которые обеспечат их конкурентоспособность уже на едином европейском рынке, в который Украина войдет. Есть риск, что не все предприятия справятся с этой ситуацией и вынуждены будут уходить с рынка.

– Кремль давно требовал от украинских властей отказаться от Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Москва грозит Киеву после подписания этого документа полным закрытием российских рынков для украинских товаров.

Я воспринимаю всю риторику со стороны России как угрозы наказать Украину за то, что она ведет себя как суверенное и независимое государство

– Мы уже несколько лет слышим, как руководство Российской Федерации в различных интерпретациях желает реализовать свои геополитические интересы на Украине, а именно – подчинить Украину своим интересам, и политическим, и экономическим. Российское руководство пытается всеми силами продемонстрировать непривлекательность Соглашения об ассоциации с ЕС для Украины, в том числе, утверждая, что Россия вынуждена будет защищать свой внутренний рынок от тех украинских товаров, которые якобы будут вытесняться с украинского внутреннего рынка европейскими товарами. Но, по сути, европейские товары, как я уже говорил, очень широко представлены на Украине, и ожидать, что их привлекательность для украинского покупателя вдруг резко повысится, и, соответственно, привлекательность украинских товаров резко понизится, абсолютно необоснованно. Я воспринимаю всю риторику со стороны России как угрозы наказать Украину за то, что она ведет себя как суверенное и независимое государство.

Соглашения с Евросоюзом, в том числе о свободной торговле, подпишут также Молдавия и Грузия. Договоры были парафированы на саммите “Восточного партнерства”в Вильнюсе в конце прошлого года. О правилах построения "очереди в Евросоюз" рассуждает независимый журналист, специалист по политическим процессам на постсоветском пространстве Вадим Дубнов:

Это признание того, что эти страны определились с выбором между Востоком и Западом

– Это завершение довольно большого пути, который начался еще несколько лет назад, против которого Россия поначалу боролась довольно-таки вяло. Пиком, как мы знаем, стали продолжающиеся события на Украине. Я не сказал бы, что это какое-то историческое событие, хотя это символическое мероприятие, его значение не стоит также приуменьшать. Это признание того, что эти страны определились с выбором между Востоком и Западом. Скажем так, это уже окончательное оформление своих перспектив с точки зрения Европейского союза. С прикладной точки зрения пока это ничего особенно не значит, хотя открывает возможности. Это протокол о намерениях: сам по себе он не является решающим, но без него ничего обычно не происходит. В частности, в рамках этой ассоциации, скажем, Молдавия уже получает безвизовый режим с Европейским союзом, и вероятно, достаточно скоро такой же режим получит Украина, но кроме ассоциации этому способствует ряд других факторов. Эти страны имеет смысл поздравить. А насчет самообольщения, я думаю, они достаточно реалистичны.

– Отношения к вступлению в ЕС, кроме формального шага к интеграции, ратификация этих соглашений не имеет? Например, Турция 50 лет назад подписала подобные договоры, а в ЕС до сих пор не вступила.

– Все достаточно условно. Турция – да, потому что Турция – это особый случай. Если когда-нибудь Украина или Молдавия присоединятся к Евросоюзу, то мы все дружно скажем, что 27 июня 2014 года был сделан первый шаг, если нет, то мы будем говорить, что Украина и Молдавия, как Турция, стоят 150 лет в очереди в Евросоюз. Может получиться как угодно, но это тот самый первый шаг, который все равно необходим. И Турции тоже это было необходимо, хотя бы как точка отсчета.

– Что эти соглашения означают для России?

Россия сама придумала себе конфликт, в котором уже не сможет выиграть

– Для России это не означает ровным счетом ничего. И если бы не украинские события, если бы не давление на Армению – успешное, на Молдавию – безуспешное, никто бы, скорее всего, вообще не заметил значимости этих событий, все бы спокойно отнеслись к тому, что само по себе всегда и происходило. Мы уже давно привыкли, что все-таки все наши соседи дрейфуют в сторону Запада, и ничего не мешало нам пожелать им в этом деле удачи и спокойно за этим наблюдать, и может быть, двигаться самим. Но российская власть выбрала другой вариант, и теперь, я думаю, надо за это расплачиваться. Потому что Россия сама придумала себе конфликт, в котором уже не сможет выиграть, и теперь ей придется только объяснять своим гражданам, почему эти страны предпочли нам кого-то другого.

– Какую роль играет в процессе евроинтеграции то, что на территории многих стран постсоветского пространства есть регионы, которые демонстрируют намерение быть с Россией?

России придется самой определяться, что же ей делать с Приднестровьем. Она может оказаться один на один с этим вопросом не только в молдавском варианте

– Тема конфликтности регионов в ассоциации с Евросоюзом никакой роли не играет. Конфликтные регионы имели бы, может быть, какое-то значение, если бы мы говорили о сближении с НАТО. Но поскольку этот вопрос не стоит, то конфликты вообще никого не интересуют, и больше того, в перспективе это может поставить перед Россией еще несколько довольно сложных вопросов. Потому что в Молдавии вполне в какой-то момент могут спросить: что вам важнее – членство и дальнейшее сближение с Евросоюзом или единство страны, в которой есть Приднестровье? И молдаване, по-моему, уже постепенно приходят к понятному ответу на этот вопрос. И тогда России придется самой определяться, что же ей делать с Приднестровьем. Она может оказаться один на один с этим вопросом не только в молдавском варианте. И те, кто реалистичнее, уже сейчас задумываются над ответом применительно к юго-востоку Украины.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG