Доступные ссылки

Голоса крови. Эссе


Знаменитый писатель Хорхе Луис Борхес среди своих поклонниц. Аргентина

Знаменитый писатель Хорхе Луис Борхес среди своих поклонниц. Аргентина

Игорь Померанцев: «Кровь Борхеса говорила на разных языках. Не потому ли в начале 1980-х он смог услышать персидские стихи, сочинённые в иранской тюрьме в XXI веке?»

В старом – пятилетней давности - еженедельнике «Нью-Йоркер» мне бросилось в глаза стихотворение аргентинского писателя и поэта Хорхе Луиса Борхеса «Сон». Оно было опубликовано рядом с сообщением об очередной волне массовых арестов в Иране. Х.Л.Борхес умер в 1986 году. У него репутация гения фантастической прозы, классика магического реализма. Я позволю себе перевести стихотворение «Сон» с английского, а не с испанского – языка оригинала, - поскольку речь пойдёт не о филологии. Итак, «Сон»:

Где-то в Иране, на краю света,

стоит приземистая каменная башня без окон и дверей.

В одной-единственной комнате

(с земляным полом в форме круга)

стоит деревянный стол и скамья.

В этой камере в форме круга сидит человек,

похожий на меня, и пишет на непонятном мне языке

длинное стихотворение о человеке, который сидит

в другой камере в форме круга и пишет стихотворение

о человеке, который сидит в другой камере в форме круга... Конца этому не будет, и никто не сможет прочесть

стихи, написанные узниками.

Еженедельник «Нью-Йоркер» не комментирует стихов Борхеса. Нормальный читатель и так поймёт, по какой причине журнал выбрал для публикации именно эти стихи, написанные в форме замкнутого круга. 20-й век оставил в наследство 21-му сотни тысяч политических заключённых, и избавиться от этого наследства человечество не в состоянии. Почему всё же писатель, всю жизнь мастерски преломлявший реальность, звучит в старых стихах как бытописатель и чуть ли не репортёр? Я не знаю точного ответа. Выражение «голос крови» скомпрометировано нацистами. Жаль. Кровь может говорить разными голосами. У отца Борхеса были испанские и ирландские корни. Сам писатель уверял, что в его жилах течёт «баскская, андалузская, еврейская, английская, португальская и норманнская кровь». Другими словами, какая угодно, только не чистая. Кровь Борхеса говорила на разных языках. Не потому ли в начале восьмидесятых прошлого века он смог услышать персидские стихи, сочинённые в камере иранской тюрьмы в первом десятилетии 21-го столетия?

Эссе отражает точку зрения автора

XS
SM
MD
LG