Доступные ссылки

Андрей Пионтковский: «Путин, как отмечали многие эксперты, оказался в состоянии жесткого цугцванга. В случае ввода войск на Украину его уже не спасут »

Украина теперь уже навсегда останется основной и всепоглощающей внешнеполитической и внутриполитической проблемой путинского режима. "Навсегда" означает – до ухода этого режима, "живым" из нее Путин уже не выкарабкается. И не в силу какой-то злонамеренной внешней агрессии дружно проклинаемого Запада. Напротив, все дипломатические и идеологические усилия Европы (Меркель, Олланд) и влиятельной части американского истеблишмента (Бжезинский, Киссинджер) до самого последнего времени были направлены на спасение лица формально все еще сочлена G8 подполковника Путина. Что еще раз подтверждает, насколько, по большому счету, этот режим Запад устраивает.

Четверть века назад советский коммунистический проект вступил в свою закономерную финальную стадию. Гэбэшная и партийная номенклатура конвертировали абсолютную политическую власть в индивидуальную собственность, а на территории бывшего СССР образовалась цепь криминальных паханатов, обреченных на демодернизацию и гниение по мере проедания советского сырьевого наследия. Февральская антикриминальная украинская революция, приведшая к падению власти Януковича, создала своим примером непосредственную угрозу и российскому режиму, что вызвало бешеную реакцию поставленного в ней еще в 1999 году смотрящим и твердо решившего оставаться в этой роли пожизненно господина.

Успех Украины стал бы кощеевой смертью путинизма. Путин просто обречен был предпринять попытку подчинения себе непокорной Украины. Молниеносная аннексия Крыма стала первым шагом в этом направлении. До 18 марта Киев был целью, аннексия Крыма – одним из инструментов ее достижения. Но 18 марта произошло событие, поворотное не только для путинской мифологии, но, скорее всего, и для всей российской истории. Композиция, риторика, аргументация крымской триумфальной речи Вождя были столь откровенно списаны с гитлеровских судетских прописей, что знатному кремлевскому пропагандисту Миграняну пришлось для смягчения этого скандального впечатления даже выдвинуть неуклюжую теорию "хорошего (до 1939 года) Гитлера". В той же речи национальный лидер впервые попробовал на вкус словечко "национал-предатели".

Теперь оно будет звучать часто. На наших глазах происходит успешная перезагрузка истлевшего за 15 лет мифа 1999 года. Рождается новый духоподъемный лучезарный миф о Владимире Таврическом, собирателе земель русских. Последний русский миф, бессмысленный и беспощадный. После 18 марта собирание русских земель, "крыминализация" всего пространства бывшего Советского Союза (или даже Российской империи) становится, по замыслу кремлевских мифотворцев, мистической сверхцелью и высшим смыслом существования вставшего, наконец, с колен и обретшего достойную национальную идею разъединенного русского этноса. А заодно и легитимизацией пожизненного правления Путина.

А Киев, Украина? Так, веха, один из важных этапов Большого Проекта. Успех речи был оглушительным. Народ, как выяснилось, за 15 лет его правления окончательно собрался для разврата. Вождь не ожидал такого эффекта и не стремился к нему изначально, его вполне удовлетворили бы гораздо более скромные лавры душителя украинской революции. Но с 18 марта Путин стал заложником стремительно покорившего сердца впечатлительных россиян нового героического мифа, начисто вычеркнувшего из коллективной памяти набиравший силу популярный мем "Путин-вор".

В мифологии собирания земель таится серьезная опасность, она требует динамики, картины непрерывно расширяющейся вселенной "Русского мира"

В мифологии собирания земель таится, однако, серьезная опасность, она требует динамики, картины непрерывно расширяющейся вселенной "Русского мира". Статика, любой намек на отступление перед внешним врагом для нее смертельны, порождают даже среди самых горячих сторонников страшное подозрение: "Царь не настоящий!" Теперь да самого своего последнего дня во власти Путин обречен быть Владимиром Настоящим, льстить и потакать своему племени. Лицемерный и циничный Запад предложил племенному вождю мюнхенско-женевскую сделку: Крым проехали, остальная Украина будет независимым внеблоковым государством, типа Финляндии при Советском Союзе.

Путин до 18 марта согласился бы, в ходе нудных переговоров выторговал бы для себя максимально жесткие параметры внешнего управления остаточной Украиной и закрыл бы тему. Но не таков уже был Путин после 18 марта! На прямой линии 17 апреля он прежде всего воодушевил сограждан, сообщив, что все мы являемся носителями уникального генетического кода, возвышавшего нас над иными народами и государствами. И, наконец, поставил ближайшую духоподъемную цель – Новороссия: восемь русских областей, незаконно переданных Украине не то жидобендеровцами, не то жидобольшевиками.

Но нельзя открывать могилы таких мертвецов. Петля судетской речи окончательно затянулась на шее гитлеризма через 7 лет. С крымской петлей и путинизмом все пошло значительно быстрее. Прежде всего выяснилось, что в 6 из 8 зачисленных в Новороссию регионах не нашлось даже достаточного количества выживших из ума бабулек для организации регулярных массовок с хоругвями и путинскими иконами. В двух областях в нескольких городах удалось закрепиться вооруженной до зубов разношерстной компании генералов и полковников ФСБ, профессиональных диверсантов, десятников МММ, фашистов РНЕ, уголовников, ряженых казаков, свихнувшихся ветеранов афгано-кавказской колониальных войн.

Фундаментальной политической слабостью этого движения "доведенных до отчаяния коренных жителей Новороссии", отличавшей его от любого другого сепаратистского проекта в мире, было отсутствие в нем органики, неспособность внятно артикулировать ни причин своего "отчаяния", ни целей своего "протеста". За них это пытались делать военные преступники с российского телевидения, посылающие на убой и на убийства сотни искренних молодых людей, вербуемых через военкоматы, чтобы те остановили, наконец, жидобендеровцев и фашистов, распинающих на досках объявлений трехлетних русских мальчиков.

Лишь на днях один из лидеров ДНР Бородай впервые озвучил, наконец, логично и последовательно, философию новороссийской авантюры, перевернув с ног на голову тему сепаратизма: "Границы "Русского мира" значительно шире границ Российской Федерации. Я выполняю историческую миссию во имя русской нации, суперэтноса, скрепленного православным христианством. Так же как на Кавказе, я борюсь на Украине против сепаратистов, на этот раз не чеченских, а украинских. Потому что есть Россия, великая Россия, Российская империя. И теперь украинские сепаратисты, которые находятся в Киеве, борются против Российской империи".

Лучше не скажешь! Программа построения Русского Всемирного Рейха сформулирована с запредельной откровенностью. Правда, ради ее реализации придется, может быть, погибнуть на братоубийственной войне десяткам, сотням тысяч русских и украинцев. Но это такая мелочь для мэтра геополитики, литературы и военного дела! А за украинскими сепаратистами придет очередь эстонских, латвийских, польских, белорусских, казахских, молдавских. Теперь нас уже никто не сможет остановить, мы пойдем до конца, до Пятой Империи, до "Русского мира", до смирительной рубашки. А сами-то вы, батенька, в вашей системе координат – не русский ли сепаратист, коварно изменивший Великой империи Чингисхана и династии Юань? Oб этом уже основательно задумываются очень серьезные люди в Пекине.

Путин оказался в состоянии жесткого цугцванга

Путин, как отмечали многие эксперты, оказался в состоянии жесткого цугцванга. В случае ввода войск на Украину его уже не спасут от весьма болезненных секториальных и персональных санкций и Меркель с Олландом. Поэтому пока одинаково бесплодны и отчаянные верноподданические взывания профессора МГУ Дугина к мистическому телу солнечного Путина, и гневные инвективы блогера Просвирнина по адресу национального лидера. Но и откровенно слить "героев русской весны" после многомесячной телевизионной вакханалии Путин уже не может себе позволить: тогда по всем ленинским канонам проигранная (да еще с таким позором) империалистическая война грозит перерасти в гражданскую. Обогатив имперские лозунги антиолигархическими, настоящие буйные Стрелков и Бородай окажутся идеальными вожаками социального бунта обездоленных и униженных против национал-предателей в тылу. Если, конечно, их не встретит на русской границе зондеркоманда боевых соратников из ФСБ, чтобы вежливо сопроводить в Ростов к месту оказания ритуальных воинских почестей.

Покинув столицу по неотложным государственным делам на несколько дней, Путин дал отмашку проверить в его отсутствие эффективность третьего хитрого плана – максимального использования огневой мощи российской армии (авиация, танковые колонны, системы залпового огня "Град") для уничтожения живой силы украинских ВС как бы без официального вторжения на территорию Украины. Долго, однако, такая "военная хитрость" продолжаться не может, она уже практически опрокинута санкциями США 16 июля. Путин вернулся из своего латиноамериканского Фароса с чистыми руками, которые у него, как он заявил, в отличие от некоторых, не по локоть в крови. В ближайшие дни ему придется определиться, что же сильнее угрожает в перспективе его режиму личной власти – еще более жесткие санкции или "реконструкции", но теперь уже на российской территории, Вооруженных сил Юга России Стрелкова – Бородая. И сделать холодной головой и горячим сердцем оставшийся ему экзистенциальный выбор между Четвертой Мировой войной с англо-саксонским миром или Второй Гражданской с распознавшими в нем национал-предателя энтузиастами Русского Рейха.

P. S. Чудовищное преступление, судя по всему, совершенное 17 июля под командованием российских военнослужащих полковника Безлера, полковника Геранина пока не установленными лицами, подтверждает все высказанные выше оценки. Оно резко ускоряет ритм переживаемой нами трагедии и предельно обостряет кризис путинского режима.

Статья отражает точку зрения автора.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG