Доступные ссылки

Кто нарушает условия перемирия?


Окрестности Мариуполя под обстрелом

Окрестности Мариуполя под обстрелом

Порошенко в Мариуполе: перестрелки и обмен пленными через четыре дня после подписания соглашения о прекращении огня

Президент Украины Петр Порошенко прибыл в понедельник в портовый город Мариуполь на юго-востоке Украины, вблизи которого находятся значительные силы пророссийских сепаратистов.

Порошенко заявил, что отдал приказание усилить оборону города танками, ракетными установками, системами противовоздушной обороны.

В твиттере президента появилась запись: "Мариуполь - Украина. Мы никому эту землю не отдадим". Там же сообщалось, что после сообщения о его поездке в Мариуполь были обстреляны блокпосты украинских войск.

Минувшей ночью под Мариуполем, как утверждается, произошли перестрелки. Советник губернатора Донецкой области Сергея Таруты Константин Батозский сообщил в фейсбуке, что сепаратисты вели наступление. По его информации, танки, БТРы и пехота шли со стороны Новоазовска, поселков Сартана и Коминтерново. Глава украинского МВД Арсен Аваков заявил, что к Мариуполю стянуты дополнительные войска. Сейчас обстановка в городе спокойная, рассказал радио Свобода журналист издания "Новости Донбасса" Михаил Баган:

– Западная граница города контролируется украинской армией, нацгвардией, поэтому с западной стороны можно спокойно приехать и на машине, и общественным транспортом. Сообщение с городом есть. В принципе, из Мариуполя автобусы даже в Донецк ходят регулярно. Другое дело, насколько безопасно ехать в Донецк сейчас.

– Что с городской инфраструктурой?

– Ничего не меняется. Единственное, сегодня был отключен в Восточном районе, в некоторых домах, свет, но, судя по всему, это плановые какие-то проверки. Крупных повреждений инфраструктуры вследствие боевых действий нет.

– Как живет город сегодня, что говорят люди?

– Люди пытаются жить обычной мирной жизнью. Паники нет. На выходных были очереди в банкоматы. Но массового выезда из города нет. 21 сентября в Мариуполе пройдет День города, люди готовятся, в центре города везде висят украинские флаги.

Украинские военные и пророссийские сепаратисты обвиняют друг друга в нарушении перемирия, заключенного в прошлую пятницу в Минске. Как утверждает пресс-центр спецоперации на юго-востоке Украины, сепаратисты минувшей ночью пять раз нарушили режим прекращения огня, в частности, обстреляли позиции украинских военных недалеко от поселков Ждановка, Золотое, Пески и Нижняя Крынка. Представители так называемых Донецкой и Луганской "народных республик", в свою очередь, заявляют об обстреле украинской артиллерией блокпостов сепаратистов возле поселков Енакиево, Очередино, Веселая гора и Ясиноватая.

В штабе сепаратистов заявили, что в городе Красный Партизан в Луганской области в результате нападения батальона "Айдар" и обстрела из установок "Град" ранены 10 мирных жителей.

ОБМЕН ПЛЕННЫМИ

Президент Украины Петр Порошенко, прибыв в Мариуполь, заявил, что за последние дни из плена были освобождены 1200 украинских военных.

Тем временем, сепаратисты обвинили официальный Киев в том, что он отказывается передать представителям так называемой ДНР списки пленных сторонников самопровозглашенной республики и заявили, что именно поэтому они продолжают удерживать в плену около тысячи украинских военных. Об этом сообщил агентству РИА "Новости" министр госбезопасности так называемой ДНР Леонид Баранов: "Более того, около тысячи наших сторонников и мирных жителей Донбасса считаются пропавшими без вести, а на самом деле многие из них также находятся в плену. Мы и так меняем больше тысячи на триста наших, не хотелось бы еще и стать жертвами обмана", – объяснил Баранов.

По его словам, украинских военных освободят из плена только после того, как будут согласованы списки. "Отпустить их мы могли, что называется, еще вчера, но нам нужны гарантии, что наши также будут отпущены", – сообщил Баранов, добавив, что ДНР уже передала Киеву списки ополченцев, которые, по мнению властей самопровозглашенной республики, находятся в пленниках.

Адвокат украинской летчицы Надежды Савченко, взятой в плен сепаратистами и вывезенной в Россию, Марк Фейгин надеется, что его подзащитную внесут в список пленных, которых должны обменять в рамках достигнутых в Минске договоренностей:

– Логичным было бы, чтобы всякое перемирие сопровождалось обменом военнопленными. В данном случае это имеет место, зафиксировано на бумаге, под гарантии сторон, в том числе и России, бумагу подписал Михаил Зурабов, и ОБСЕ. Так что это само собой разумеющаяся вещь. Вопрос заключается в том, насколько подпадает под условия этого обмена Надежда Савченко. Помощник президента Порошенко, Геращенко, говорила о том, что в списке на обмен фамилия Надежды Савченко содержится. С моей точки зрения, это более чем логично. Надежда Савченко – старший лейтенант Вооруженных сил Украины, первое условие. Она попала в плен на территории Луганской области в период боевых действий, и тут тоже совершенно очевидна связь с тем, что она участвовала в боевых действиях и была пленена. Далее все, что с ней происходило, по существу своему находится во внепроцессуальных рамках, несмотря на то что российское следствие утверждает обратное. Она была похищена и передана фактически с рук на руки с территории Украины, Луганской области, где она держалась в плену у луганских сепаратистов, в руки российских спецслужб. Для нас совершенно очевидно, как и для абсолютного большинства наблюдателей, что вряд ли, находясь в плену, она могла добровольно в качестве беженки пересечь границу с Воронежской областью. Факты об этом не свидетельствуют. Российская сторона могла бы пойти на этот обмен, соблюдая некоторые технические формальности.

В апелляционной инстанции могли бы изменить меру пресечения с ареста, скажем, на залог – это употребимая по отношению к иностранным гражданам мера пресечения, и одномоментно удовлетворить наше ходатайство о прекращении в отношении Савченко дела за отсутствием состава преступления

В апелляционной инстанции могли бы изменить меру пресечения с ареста, скажем, на залог – это употребимая по отношению к иностранным гражданам мера пресечения, и одномоментно удовлетворить наше ходатайство о прекращении в отношении Савченко дела за отсутствием состава преступления. В частности, она все-таки обвинялась в причастности к гибели 17 июля Волошина и Корнелюка (Игорь Корнелюк и Антон Волошин, журналисты ВГТРК. – РС). Стараниями защиты Надежды Савченко уже было доказано, что она попала в плен раньше их гибели, что она вообще никаким корректировщиком огня не была и минометный огонь не корректировала в принципе. По существу, ее фактически использовали для политических целей, привлекая к уголовной ответственности на территории России, и эти цели должны быть, казалось бы, разрешены этим соглашением о перемирии. У меня большой скепсис в отношении вообще исполнения этого договора между противоборствующими сторонами, может ли вообще реализоваться это перемирие, но обмену же никто не мешает. Обменять могут прямо сейчас, и для этого нет никаких препятствий.

– К вам, как к адвокату Надежды Савченко, пока никаких сигналов о том, что ее могут выпустить, не поступало?

– Адвокат – это участник процесса. Никакими внепроцессуальными действиями адвокат заниматься не может. Я не могу ни инициировать переговоры, ни заниматься обменом, ни договариваться о нем, потому что это выходило бы за рамки моего статуса. Это могут делать политики. Обмены – это не такая редкая вещь. Что касается меня, я выполняю техническую сторону разрешения этой проблемы, то есть как процессуально упаковать это политическое решение об обмене в отношении Надежды Савченко, которая находится на территории РФ, а не продолжает удерживаться теми же луганскими ополченцами. Вот я в состоянии это сделать как адвокат, не вижу здесь проблемы, чтобы дать возможность российскому следствию, российским спецслужбам, которые оперативно сопровождают это дело, выйти, сохранив лицо, из этой ситуации, показать свою добрую волю и готовность к политическим решениям. Но нет политического решения.

В России вопрос по делу Савченко будет решаться на самом-самом верху. Это не вопрос суда и не вопрос следствия

В России вопрос по делу Савченко будет решаться на самом-самом верху. Это не вопрос суда и не вопрос следствия.

– Знает ли Надежда о заключенном перемирии?

– Да, я с ней об этом разговаривал лично, я рассказал обо всем. В данном случае в тюрьме ей вообще очень тяжело каким-то образом реагировать на то, что происходит вне стен тюрьмы. У нее мнение двоякое, нет однозначного убеждения, что перемирие поможет прекращению огня. Но точно абсолютно у нее есть ощущение, что мир лучше, чем война, это абсолютно точно. Агрессивности, воинственности такого рода, что усеять все трупами, у нее нет. Другое дело – реальность этого всего, но это вопрос риторический, – заявил Марк Фейгин.

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG