Доступные ссылки

Рахман Бадалов - об интервью 2 азербайджанских политологов. Часть 2


Развалины храма Парфенон, сохранившиеся до наших дней. Греция.

Развалины храма Парфенон, сохранившиеся до наших дней. Греция.

«Наши политологи убеждены, что все решается в коридорах власти. Опасная философия, особенно для страны-неофита »

Окончание. Начало здесь

НАСКОЛЬКО САМОДОСТАТОЧНЫ

Трудно трезво оценить то, что произошло со страной и с ее людьми, за годы независимости. Нужна историческая дистанция в 100, хотя бы в 50 лет. Но во всех случаях, мы должны признать, что произошли кардинальные изменения и в нашей жизни, и в наших головах. Мы открылись навстречу миру, мир открылся навстречу нам. Больше нет железного занавеса, мы можем читать, смотреть, то, что мы хотим, в наших магазинах практически те же товары, что в зарубежных магазинах, более реальными стали поездки за рубеж. Не будем всё это переоценивать, проблема денег стала острее и болезненнее, чем в советское время, разрывы между богатыми и бедными стали катастрофическими. Но не будем и недооценивать то, что мы обрели, хотя о пустых полках советских магазинов стали забывать даже люди моего поколения, а свобода высказываний многим представляется сегодня само собой разумеющейся.

В то же время, необходимо признать, каждый наш новый шаг обнаруживает новые и новые тупики нашего сознания, связанные с нашим прошлым. Достаточно сказать, каким живучим оказалось советское наследие, оно реанимируется даже в молодых людях, которые родились после СССР. «Советская власть отняла свободу, а взамен дала всеобщую грамотность» - остроумно заметил Эркин Гадирли (к различным смыслам этого парадоксального высказывания, вернусь в будущих текстах). Глубокий след в нашем сознании оставила тотальность советского государства, с которым мы были накрепко спаяны от рождения до самой смерти. Не удивительно, что государство (точнее, власть) и общество никак не могут прийти к гражданскому согласию, поскольку и те, и другие, отдают предпочтение патернализму. А патерналистская модель, по существу, исключает самодеятельность граждан, люди должны смиренно и даже с благодарностью воспринимать любую заботу о них (повышение зарплаты, открытие рабочих мест, ремонт школ и т.п.)

Об этих проблемах можно говорить долго и обстоятельно, но, на мой взгляд, они неизбежны. Из исторического прошлого мгновенно не выскочишь, нужны длительные усилия и жизнь не одного поколения. Вот Грузия, рванула вперед, а потом, будто сама испугалась, куда нам до европейцев, и шагнула назад, в привычное прошлое. А Украина, разве не то же стремление освободиться от советского прошлого (которое и олицетворяет сегодня Владимир Путин), в то время как люди на юго-востоке Украины пытаются реанимировать «советский мир» (точнее сказать, «советский миф», который ностальгически представляется «потерянным раем»)

Что касается нашей истории, то с начала XIX века нам пришлось пережить несколько исторических катаклизмов. И, почти каждый раз, мы не были самостоятельными, поэтому нам еще предстоит учиться тому, чтобы быть политическим субъектом с одной стороны, гражданским – с другой. А это и будет определять подлинную независимость страны.

Опасность, однако, в другом. С какого-то времени мы стали терять чувство реальности, то ли большие деньги вскружили нам голову, то ли были другие причины, но мы решили, что мы сами по себе, что мы свободны от всех международных обязательств.

Наши политологи-депутаты призывают нас попросту не обращать внимания на резолюции Европарламента, их сотнями принимают и забывают, мы самодостаточное государства, а другие наши политики идут еще дальше, объявляя нас примером для подражания для всех государств.

Конечно, скорее всего, этого издержки взросления, подростку часто мнится, что он самый сильный и самый умный, только мир этого пока не знает. Как правило, с взрослением это проходит, но случается, что подросток так и остается в подростковом возрасте. До самой старости.

ЕВРОПЕЙСКИЙ ОПЫТ ТРЕБУЕТ НЕПРЕРЫВНОГО УСИЛИЯ МЫСЛИ

Не трудно убедиться, что наши политологи выступают с корпоративных позиций (продолжение в новых условиях советской номенклатуры). Они убеждены, что все решается в коридорах власти, те, кто допущен в коридоры власти (избранные, «меритократы»), обладают особым статусом, именно им поручают важные переговоры с мировым истеблишментом, именно они лоббируют интересы власти. А остальные, включая жалких книжников, должны знать свое место, они никогда не поймут, как делается настоящая политика, они должны понять, что «книжники» не способны хоть как-то повлиять на мировые события. Так было, так будет всегда. Богу богово, кесарю кесарево, книжнику книжное. Разные и не соприкасающиеся миры.

Опасная философия, особенно для страны-неофита, которая претендует на звание европейской страны. Хорошо бы осознать, что Европа (Запад) это не правление избранных, не европейские стандарты жизни, не внешний лоск. Европа это опыт Древней Греции, Древнего Рима. Возрождения, Реформации, Просвещения, Промышленной революции, Постиндустриального общества, Информационных технологий, и многое другое. Европейский опыт, это обязательная публичность, это возможность граждан влиять на принятие политических решений, и непрерывное усилие мысли «книжников», когда каждый ответ рождает новые и новые вопросы.

Выделю, очень коротко, два момента, без которых нет Европы и европейского опыта.

Древнегреческая площадь (агора) как публичное пространство. Только здесь может состояться публичная мысль, все равно - политическая или философская. Иначе, если мысль рождается во дворце, ты остаешься варваром, человеком без языка, который не привык слушать и говорить, а только подчиняться.

Римское право не просто свод законов, а новая философия жизни. Право против понятий, традиций, заветов предков, отеческого благословения, и пр. пр. Человек сам, без чьей-либо подсказки, может узнать, на что он имеет право, а на что не имеет. Он может публично реализовать себя в границах права, и только по этой причине его можно считать свободным.

Европейский человек многое, прежде всего публичное пространство и правовые институты, получает априори. Нам, постсоветским людям, приходится делать невероятные усилия, усилия мысли в том числе, чтобы одновременно освободиться от наследия прошлого и научиться цивилизованной жизни. Другой альтернативы у нас нет. В противном случае мы получим «кладбище выкидышей», тех, которые хотели быть свободными, но так и не смогли.

НЕСКОЛЬКО ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ СТРОК

Мы долго можем доказывать друг другу, кто прав, а кто виноват, кто действительно задумывается о будущем страны, а кто отдает предпочтение собственным интересам. Но, в конце концов, речь идет о том, что мы оставим в наследство своим детям и внукам. Будут ли они вынуждены подчиняться и соглашаться, имитировать и притворяться, или смогут осуществить самих себя.

Свой собственный опыт жизни.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG