Доступные ссылки

Андрей Пионтковский: «Он готов уже на все, лишь бы ему во избежание полного позора оставили украденный Крым»

В 1991 году распались две коммунистические империи. Сначала малая югославская, затем большая советская. Распались они по одной и той же причине, но распадались очень по-разному. "Духовные скрепы" коммунизма истлели и ничто уже не удерживало братьев меньших в орбите старшего имперского брата (сестры) – Сербии и России.

Характер распада определялся отношением к нему соответственно сербского и русского народов. Их харизматические вожди того времени – Милошевич и Ельцин – как прирожденные популисты руководствовались в своей политике умонастроением подавляющего большинства сограждан. Сербы, пораженные вирусом местечкового имперства, отчаявшись сохранить всю Югославию, бросились вырезать из ее тела Большой Сербский Мир, развязав и проиграв полдюжины войн, унесших десятки тысяч жизней.

Сторонники подобного сценария раздела советской империи были и в России. Собственно, ГКЧП был не коммунистическим, а именно имперским путчем. А один из вождей "победившей демократии" Гавриил Попов настойчиво призывал к братскому расчленению Украины как раз по сегодняшним путинским лекалам. Но на демонстрацию протеста против беловежских соглашений, разделивших СССР строго по формальным границам бывших союзных республик, вышло вдень их ратификации в ВС РСФСР не более 100 человек.

Не только жители бывшего Советского Союза, но и весь мир многим обязан мудрости и великодушию русского народа, не соблазнившегося призывами к "собиранию русских земель". Югославский сценарий на постсоветском пространстве, нашпигованном ядерным оружием, мог бы стать всемирной катастрофой.

Маргинальные имперские фанатики вроде сегодняшней знаменитости военного преступника Гиркина в качестве утешительного приза отправились на Балканы убивать хорватов и боснийцев. Среди них и в помине не было неприметного чекистского подполковника Путина, не проявившего в те минуты роковые имперских инстинктов. В дни ГКЧП он послушно носил портфель за мэром Санкт-Петербурга, боровшимся в северной столице с путчистами. А после победы светлых сил демократии и прогресса с головой погрузился в пучину финансовых схем "цветные металлы и нефтепродукты в обмен на дырку от бублика", закладывая первые скромные кирпичики в фундамент своей личной финансовой империи.

Сегодня в исторической ретроспективе очевидно, что в стратегическом курсе на номенклатурную приватизацию не было принципиальных разногласий между околоельцинскими "реформаторами" и лагерем путчистов. Можете ли вы себе представить победивших Янаева и Павлова, отказавшихся от вкусных кусков государственной собственности, которые они уже увлеченно рассовывали по своим карманам вместе с черномырдиными и алекперовыми? Это был общий консенсусный проект советских аппаратчиков, созревший в лубянских коридорах, видимо, еще в андроповские времена.

Дракон коммунизма, ритуально-показательно сокрушенный 19-21 августа, на самом деле к тому времени уже благополучно издох – прежде всего в умах и сердцах его идеологов и вождей, сменивших портреты Ленина на портреты Франклина. Разошлись они в другом.

Кланам, стоявшим за путчем, хотелось не только громадной собственности, но и имперского величия в придачу. Прагматик Ельцин понимал, что и урезанную империю не удастся сохранить даже ценой очень большой крови. Учебно-методический пример Югославии был уже перед глазами. Карикатурная пародия "Русского мира" с его сакральным Херсонесом – безумная попытка стареющего диктатора вернуться в машине времени на 23 года назад, переиграть распад Советского Союза на этот раз по-югославски и продлить агонию своей гниющей клептократии, припудрив ее идеократическим проектом Большего стиля наподобие гитлеровского фашизма или сталинского коммунизма.

Попытка, обреченная на провал прежде всего, потому что ментальность русских не изменилась за эти годы. Кратковременная эйфория "Крымнаш" не означала санкции "отцу нации" на бесконечную гибридную войну по "защите этнических русских и русскоязычных" на всем постсоветском пространстве.

На зов фальшивой имперской трубы откликнулось только спустившееся с Карпатских гор арийское племя с дополнительной хромосомой фашистской духовности – прохановы и дугины, холмогоровы и просвирнины, жирики и зюгановы, прилепины и охлобыстины. Но и из них никто не был замечен на передовой Четвертой мировой войны "Русского мира" с англо-саксонским.

Вышедший из гущи ментовской писатель земли русской Прилепин, например, в отличие от американца Хемингуэя, британца Оруэлла или француза Мальро предпочитает, сберегая себя любимого для московских презентаций и фуршетов, бросать в топку украинской Вандеи своих читателей и героев вплоть до последнего из поверивших ему провинциальных Санек. На грузовичках с Шаргуновым туда и в рефрижераторах обратно. Впрочем, профилактическая утилизация пассионарных Санек, будущих потенциальных лидеров социального бунта, входит и в набор фундаментальных целей национального вождя, который по своему внутреннему призванию гораздо более склонен к собиранию американских долларов, нежели русских земель. Так Путин и Прилепин трогательно нашли друг друга на общем поприще нейтрализации нежелательного социального материала.

Не поддержанная мнением народным затея "Новороссии" стремительно скукожилась до "гнойника" Лугандонии, по справедливому выражению нашего Риббентропа, которого, как известно, на понт не возьмешь. Провалился и беспрецедентный ядерный шантаж Путина, направленный прежде всего против балтийских стран. Выяснилось, что Путин вовсе не готов умереть за Нарву. Сегодня недофюрер готов уже никогда больше не произносить словосочетаний "Русский мир", "Новороссия", "уникальный генетический код", лишь бы ему во избежание полного позора оставили украденный Крым.

Но Аннушка Меркель уже разлила масло.

А спустившееся с гор арийское племя погромными устами г-на Просвирнина вынесло ему свой нелицеприятный приговор «Был национальный лидер, стал национальный пидер» Обладатели настоящей духовности требуют продолжения украинского банкета, предлагая в качестве настоящего фюрера трехголовую гидру "Гиркин – Рагозин - Глазьев".

Статья отражает точку зрения автора

XS
SM
MD
LG