Доступные ссылки

Армянская политика комплиментаризма


2 января Армения стала членом Евразийского экономического союза

2 января Армения стала членом Евразийского экономического союза

ПРАГА---В Армении, со 2 января ставшей членом Евразийского экономического союза, возможно, в ближайшее время не будут действовать таможенные регуляции союза. На эту тему мы побеседовали с армянским политологом, директором Института Кавказа Александром Искандаряном.

Александр Касаткин: Александр, согласно официальной информации Министерства финансов Армении, совещание по поводу новых таможенных условий состоялось 30 декабря. Будет ли изменен Таможенный кодекс, в какое время и по каким условиям будут предприниматели работать с предстоящего понедельника? Нашим коллегам из армянской службы не удалось выяснить в Минфине, поскольку он так же, как и другие госучреждения, отдыхает в эти длинные новогодние каникулы. На ваш взгляд, будет ли изменен Таможенный кодекс, примет ли Армения условия Евразийского союза, как и когда?

Александр Искандарян: Согласно договору, первые изменения в таможенных регуляциях наступят с 2018 года. Потом эти изменения будут происходитьпостепенно и займут еще порядка четырех лет. Сейчас практически ничего не изменится. Происходят некоторые изменения, связанные с передвижением граждан Армении в Россию.

Александр Касаткин: Александр, что это означает? Армения со 2 января стала членом Евразийского экономического союза, и, по сути, получается, что Армения стала лишь формальным членом Евразийского союза?

Александр Искандарян: Я думаю, что в Евразийском союзе все члены формальные. Это, конечно, долгий разговор, который, к сожалению, в формате радиоинтервью не проведешь, но Таможенный союз замышлялся как некий проект, который был ориентирован отнюдь не на Армению и даже не столько на Казахстан и Белоруссию, сколько на Украину. Действительно, в нем был некий смысл, в том числе и экономический. После, вопреки известной русской поговорке, поменяли коней на переправе. Украина была вышиблена из этого проекта. Благодаря стараниям господина Назарбаева формально договор потерял любые политические коннотации, он стал формально чисто экономическим, а в экономическом смысле Армения для членов теперь уже Евразийского союза, а не Таможенного договора России, Казахстана и Белоруссии никакого интереса не представляет и не будет представлять. В этом смысле вступление Армении в Евразийский союз – это политический акт, и в силу особенностей Армении, величины ее экономики, отсутствию границы, отсутствию интереса, это превратилось в такое политическое действо. Поэтому серьезные исследователи и не ожидали, что произойдут какие-то изменения, и это, в общем, было с самого начала понятно. Вступление в Евразийский союз – это способ продолжения взаимодействия Армении с Россией в сфере безопасности в том формате, в котором оно было до вступления, и это, прежде всего, сотрудничество в рамках ОДКБ и, во вторую очередь, это сохранение цен на энергоносители. Армения это получила до того, как она формально вошла в Евразийский союз.

Евразийский союз на сегодняшний день представляет собой некое формирующее, новое издание СНГ, который был некоторым, по довольно меткому выражению господина Путина, бракоразводным процессом. Он завершился, и формируется новая реальность, которая заключается в том, что некоторые государства постсоветского пространства имеют формат взаимодействия в политической и отчасти экономической сфере. Это сейчас и формируется. Туда будет присоединяться Кыргызстан, и я совершенно не исключаю, что в дальнейшем к нему присоединится Таджикистан, а вот дальше уже сложнее. Армения же, естественно, продолжает расширять свои взаимоотношения и с Евросоюзом, и с Западом в целом, оставаясь при этом во взаимодействии с Россией, для чего нужно формальное членство в Евразийском союзе. Эта конфигурация и есть новый модус армянского комплиментаризма, который существует сейчас и будет развиваться дальше.

Евразийский союз – это некое пространство, в котором существуют не только взаимодействия, но и противоречия, как, собственно, и в Евросоюзе, в котором существуют как пространство для взаимодействия, так и для противоречий, скажем, между Францией и Германией, Германией и Грецией и т.д. То же самое существует в Евразийском союзе. Есть определенные противоречия между Астаной, Минском и Москвой, теперь, после того как туда вошла Армения, будет определенное пространство противоречий и по взаимодействию Армении с другими странами Евразийского союза. Другое дело, что будет какой-то способ решать эти противоречия и как-то пытаться их улаживать. У Армении достаточно большой опыт справляться с этим, и именно в силу этого, я думаю, что это будет продолжением армянской политики комплиментаризма в том новом коридоре возможностей, который есть сейчас, и в этом нет ничего странного и удивительного. Будут возникать проблемы, которые будут решаться, и это будет так же, как это происходит сейчас во взаимодействиях Минска с Москвой, Алматы с Москвой, теперь это будет в отношении Еревана с Москвой, затем Бишкека и т.д. – это будет еще один способ пытаться каким-то путем решить противоречия, которые складываются в столь неоднородном союзе, которым является Евразийский союз. А какие-то апокалиптические суждения о том, что это новая форма восстановления Советского Союза, не очень серьезны – такое трудно представить, и на это нет ресурсов в нашем регионе, поэтому это будет еще один способ улаживать возникающие противоречия.

XS
SM
MD
LG