Доступные ссылки

Трагедия в Гюмри


В Гюмри на севере Армении хоронят семью Аветисян. Отец, мать и четверо детей были убиты сбежавшим с российской военной базы солдатом-срочником. По данным следствия, он расстрелял из автомата пятерых и заколол штыком двухлетнюю девочку. Выжил лишь полугодовалый младенец, он гоститализирован с нанениями и его состояние остается тяжелым. Подозреваемого, Валерия Пермякова, призванного из Читинской области, задержали в на границе с Турцией. Он уже сознался в убийстве и арестован по решению суда российского военного гарнизона. Тысячи разгневанных армян вышли на улицы с требованием выдать преступника и судить его в Армении. После протестов перед зданиями генконсульства России и областной администрации Ширака демонстранты пришли к российской военной базе, где между ними и полицейскими произошла потасовка. Протестующие дали прокуратуре 22 часа, пообещав по окончании этого срока вновь собраться и, в зависимости от ответа прокуратуры, определить свои дальшейшие шаги.

Сергей Марков, политолог: “Прямо сейчас ситуация купирована. Даны заверения со стороны России, что это будет настоящий суд и он пройдет на территории Армении. Человек этот не уйдет от ответственности и не будет переведен на территорию России. Будут проблемы, так как началась широкая кампания, и политическая оппозиция в Армении будет использовать этот случай для раскручивания кампании против российской военной базы. Не потому, что они против этой военной базы, а потому, что они оппозиция”.

Трагедия вызвала новые вопросы и относительно условий пребывания российских военных в этой стране.

Политолог Гагик Амбарян утверждает, что “русские платят огромные деньги за свои военные базы в Сирии и в Кыргыстане, не говоря уже об уступках Беларуси в вопросах цены на газ. В Азербайджане Россия арендовала радиолокационную станцию. Никгде русским никто бесплатно не предоставляет территории под базы. А мы берем на себя еще половину ее расходов".

Преступление, совершенное Пермяковым является “двойным” и включает в себя военные преступления, за которые наказание последует в соответствии с законодательством России, и невоенное преступление, наказываемое в соответствии с уголовным кодексом Армении.

Видимо, российская сторона боится тем самым создать некий прецедент по отношению к своему военнослужещему-срочнику, и это может как-то негативно, с ее точки зрения, сказаться на прохождение службы другими срочниками. В данном случае имеет значенее совершенное более тяжкое деяние. Поэтому армянская сторона, несомненно, обладает здесь известным преоритетом”, - заявляет адвокат Марк Фейгин.

Пока чиновники разных ведомств Армении и России решают, как поступить с Владимиром Пермяковым, волнения граждан, требующих жесткого наказания для него, продолжаются.

"Настоящее Время"

XS
SM
MD
LG