Доступные ссылки

Интервью председателя ЦБ Азербайджана Financial Times и комментарий эксперта


Эльман Рустамов

Эльман Рустамов

-

Председатель правления Центрального банка Азербайджана Эльман Рустамов дал интервью Financial Times, в котором заявил, что Центробанк планирует снизить зависимость курса азербайджанского маната от доллара, иначе говоря, прекратить искусственно поддерживать при помощи валютных интервенций стабильный курс маната по отношению к доллару, когда за полтора месяца ЦБА потратил на поддержку курса маната около 1 млрд. долларов. При этом Рустамов отметил, что любое ослабление валюты будет постепенным, и ЦБА будет «принимать во внимание интересы населения», имея ключевую цель – диверсифицикацию экономики, переход к новой модели роста и снижения сырьевой зависимости.

Выдержки из этого интервью перепечатали ряд азербайджанских СМИ, передает РадиоАзадлыг.

Мы считаем критически важным сделать некоторые корректировки в бюджетной и денежно-кредитной политике, - отметил Э.Рустамов в интервью, - считаем, что должны перейти к «более гибкому курсовому режиму».

Председатель ЦБА не стал отвечать на вопрос, когда Азербайджан планирует отказаться от фактической привязки маната к доллару. При этом он признал, что ряд обеспокоенных вкладчиков перевели свои сбережения в доллары, и подчеркнул, что любое ослабление валюты будет постепенным, и ЦБА будет «принимать во внимание интересы населения».

Курс маната к доллару держится на уровне выше 0,78 маната за USD с июня 2011 года, а в настоящее время он установлен на уровне 0,7848 AZN/USD.

Financial Times - влиятельная международная газета, главная редакция которой находится в Лондоне, и которая специализируется на новостях из мира финансов и бизнеса, аналитике. Газета издается тиражом не более полумиллиона экземпляров, и относится к так называемым «качественным изданиям», которые считаются авторитетными, заслуживающими доверия источниками информации. Учитывая важность заявления председателя Центробанка РадиоАзадлыг попросил прокомментировать эксперт-экономиста Натик Джафарли заявления Эльмана Рустамова.

- Почему председатель правления Центробанка Эльман Рустамов заявил о «критической важности» корректировок в бюджетной и денежно-кредитной политике, необходимости перейти к «более гибкому курсовому режиму» именно теперь? Ведь ранее, всего еще несколько месяцев назад руководство страны заявляло, что кризис, падение цен на нефть не коснется Азербайджана? Что именно изменилось в финансовой ситуации в стране?

Н. Джафарли: - Правительство Азербайджана превратило в своих многочисленных выступлениях курс маната из экономического фактора в символ стабильности в стране. Именно поэтому правительство очень долго сохраняло стабильный курс маната, невзирая на то, что дорогой манат «убивает» экспорт и без того слабого ненефтяного сектора страны. Когда в соседних странах шла девальвация национальных валют, власти Азербайджана подчеркивали, что у нас сильная экономика, и поэтому, наша валюта способна устоять и стабильно сохранять один и тот же курс, а это признак политической стабильности. Судя по всему, правительство изначально считало, что падение цен на нефть явление временное, поэтому, надо переждать несколько месяцев, потом цены опять повысятся, что позволит и дальше держать курс маната стабильным. Однако за последние 3 месяца резервы Национального Банка начали стремительно таять, что за три месяца составило почти 3 млрд. долларов! Когда были опубликованы данные ВВП страны за январь месяц, где было падение ВВП на 18% по сравнению с тем же месяцем 2014-ого года, тогда, видимо, правительство осознало, что с такими затратами долго поддерживать высокий курс маната не сможет...

- На вопрос, когда Азербайджан планирует отказаться от фактической привязки маната к доллару, господин Рустамов не ответил, при этом подчеркнув, что ослабление валюты будет «постепенным», а ЦБА будет учитывать «интересы населения». Можно ли ожидать постепенности в понижении курса маната, если курса маната не будет привязан к доллару? Насколько это ударит по населению, особенно незащищенным и мало защищенным группам?

Н.Джафарли: - В Азербайджане 55% продуктов, 90% одежды, и почти 100% бытовой техники, автомобилей привозят из заграницы. Поэтому, любое колебание курса маната сразу же отразится на ценах. Попросту говоря, будет подорожание и инфляция. Скорее всего, правительство примет решение о плавной девальвации, как это говорит председатель правления Центробанка и не допустит сильного обвала маната, как это было в России с рублем. Возможностей для этого у финансовой системы Азербайджана достаточно. Господин Рустамов даже объявил, что инфляция в 2015-м году может быть 7%, не более. Учитывая, в 2014 году инфляция была всего 1,3%, это означает, что инфляция в стране увеличится в 5 раз...

- Возможно ли будет добиться «ключевой цели», говоря словами Эльмана Рустамова, «диверсифицировать экономику, перейти к новой модели роста, снизить сырьевую зависимость» в течение этого года?

Н.Джафарли: - Ослабление маната не приведет к росту экспорта ненефтяного сектора, не приведет к диверсификации, хотя бы потому что, это только один шаг. Ведь о диверсификации экономики, развитии ненефтяного сектора, новых моделах развития много говорилось и раньше, в прошлые годы. Правда, тогда ситуация была другой – цены на нефть стабильно высокими, более 100 долларов за баррель, за малым исключением 2009 года, а объемы нефтедобычи в Азербайджане непрерывно росли. Однако было сделано очень мало, практически ничего. Так точ понижение курса маната только шаг, тогда как нужно параллельно сделать и другие шаги: отказаться от монополий, бороться с коррупцией не на словах, а на деле, реформировать судебную систему и создать независимые суды, обеспечить неприкосновенность частной собственности, создать и защитить конкурентную среда, стать членами в ВТО. Я не думаю, что правительство страны готово к таким масштабным и кардинальным реформам. А значит, «ключевая цель» останется недосягаемой.

XS
SM
MD
LG