Доступные ссылки

Григорий Явлинский об отношении «Яблока» к маршу оппозиции

Григорий Явлинский разъяснил позицию партии "Яблоко" по отношению к "Антикризисному маршу" 1 марта. Аспустя несколько часов после этого эфира пришло известие о гибели Бориса Немцова. Вот заявление по этому поводу Григория Явлинского.

Убийство Бориса Немцова - это война, которая пришла к нам - зримо и нагло. Он был её противником и стремился остановить гибель украинцев и россиян, ставших жертвами циничной милитаристской пропаганды.

За это его ненавидели, как и всех противников войны, осмеливающихся называть вещи своими именами - аннексия, агрессия, братоубийство.

Политическую ответственность за это убийство несет власть в целом и лично президент Путин - те, кто начал, ведёт войну и проводит пропагандистскую кампанию ненависти в её поддержку.
Моральная и человеческая ответственность - на всех, кто в этой кампании участвует. Категорически требую компетентного непредвзятого расследования демонстративного крайне вызывающего политического убийства Бориса Немцова.

Считаю необходимым, чтобы все реальные оппозиционные силы страны призвали к бессрочной гражданской и политической антивоенной кампании. Пока война не будет безусловно прекращена - и в Украине, и у нас, внутри российского общества, - каждое политическое и гражданское выступление, каждая акция должна быть наполнена этим требованием. Преодоление последствий этой подлой и преступной войны - многолетняя задача российского общества.

ПОЛНАЯ ВИДЕОВЕРСИЯ ЭФИРА

Елена Рыковцева: Сегодня у нас в гостях Григорий Явлинский. Мы обсуждаем события, которые предстоят в воскресенье — это «Антикризисный марш» в районе Марьино г. Москвы. У партии «Яблоко» есть специальная, особенная позиция по этому поводу. Это марш, на котором под антикризисными лозунгами и под рифмованными задорными весенними частушками Алексей Навальный и его соратники поведут людей на улицы . Насколько я знаю, если прежде партия «Яблоко» участвовала в Маршах мира, совместных акциях, касающихся Украины, то в этот раз они решили не присоединяться к людям, которые выйдут на улицы Марьино. Почему?

Григорий Явлинский: Вы, пожалуй, уже все рассказали. Во-первых, ко всякому такому событию может быть отношение двоякое, может быть отношение просто человеческое, и в этом смысле все, кому хочется пройтись на марше, они туда могут пойти, там наверняка будет много людей, которые являются членами партии «Яблоко», избирателями «Яблока», в этом нет никакой проблемы. Хотя партия всегда очень внимательно относится к таким вещам, тем не менее.

Елена Рыковцева: Вы не накажете члена своего, если он пойдет?

Григорий Явлинский: Есть другая сторона дела — есть политическое отношение и политическая позиция. В этом смысле я хочу сказать, что всякий политик, тем более оппозиционный политик, выражает прежде всего не свою точку зрения, а точку зрения людей, которые его поддерживают, которые являются его избирателями, на которых он опирается и ради которых он работает, чью позицию в конечном счете он выражает. Так вот, касательно этого мероприятия я разговаривал с огромным количеством людей, мнение которых я очень уважаю, которые по принципиальным соображениям в этом марше участвовать не будут.

Елена Рыковцева: Число таких людей для вас перевесило критическую массу?

Григорий Явлинский: Я бы так сказал: мнение этих людей, их точка зрения, которую я сейчас постараюсь изложить, для меня оказалась очень убедительной и очень существенной. Во-первых, можно сказать так, для тех, кто хочет наскоро понять, в чем дело, нужно прочитать блог председателя партии Сергея Митрохина на «Эхо Москвы», там все изложено довольно грамотно и толково. Но если что-либо к этому добавить, то я хочу сказать, что прежде всего люди не согласны с тем, что это не антивоенный марш, он почти никакого отношения к главной политической проблеме страны на сегодняшний день не имеет. «Яблоко» говорило, что оно примет участие в марше на первом этапе, мало того, сформирует антивоенную колонну, будет в этом участвовать. «Яблоко» настаивало на том, что это должен быть антивоенный марш, потому что главная политическая проблема современной России — это трагедия, которая развивается на востоке Украины, в которой Россия участвует во всех смыслах и которая лежит не просто в основе кризиса, а лежит в основе угроз, которые есть перед Россией в будущем с точки зрения ее существования как страны, как государства, с точки зрения существования ее вообще в XXI веке. И это является главной, самой существенной проблемой. Поэтому этот марш должен был быть маршем конкретным против войны и против аннексии Крыма, против агрессии — вот против чего должен был быть этот марш. А на самом деле его сделали совсем другим. Помните такую считалочку: «Пройдет весна, наступит лето, спасибо партии за это». Вот здесь про это написано. Я хочу сказать, что такой марш «Весна» перекликается с «Русской весной», под лозунгом которой происходят все эти события в Украине. Так что есть перекличка этих названий со стилистической точки зрения. Там самые главные лозунги, что нужно сокращать военные расходы…Что там еще в их листовке?

Елена Рыковцева: «Честные выборы на всех уровнях власти и возможность участия в них оппозиционных кандидатов. Принятие эффективных антикоррупционных законов». Никакого отношения к Украине это не имеет.

Григорий Явлинский: Это совершенно отдельное мероприятие. В чем политический смысл этого? Это подмена политического смысла сегодняшнего дня, подмена повестки. Придумано это для того, чтобы собрать всех, кого можно только собрать, под любыми лозунгами. То есть это ставка на не политический протест, а на протестные настроения вообще. Не с точкой приложения сил, чтобы изменить ситуацию, можно ее изменить, нельзя ее изменить — это другой разговор, но без формулирования конкретной цели и конкретной задачи. Конечно, каждый, кто может идти, он может идти с любым своим лозунгом, но мы же сейчас говорим о решении партии, и мы говорим о политическом отношении. Поэтому там будут националисты всех мастей, вплоть до расистов, они об этом пишут, я могу вам показать эти записи, что они туда придут, левые, крайне левые, радикалы, радикалы коммунисты там будут, все.

Елена Рыковцева: Если бы они все объединились против войны, я бы тоже не возражала, почему бы им всем не придти против этой войны ужасной.

Григорий Явлинский: Речь идет о том, что специально так сформулировано, чтобы пришли не те, кто против войны, а все вообще. Между прочим, «Яблоко» всегда участвовало во всех маршах, мы участвовали в последнем Марше мира, мы участвовали в марше против подлецов, против «закона Димы Яковлева», мы участвовали во всех, когда была ясная, четкая цель. А здесь совсем другое, здесь сознательный уход от темы войны в пользу просто массовости.

Елена Рыковцева: А как они сами объясняют, что они отказались от антивоенных лозунгов?

Григорий Явлинский: Они говорят: тут все будет. Ничего они не объясняют.

Елена Рыковцева: А то, что они не хотят это проговаривать, может, это уступка властям, чтобы у них было больше шансов, что они его проведут?

Григорий Явлинский: Я не знаю, кому это уступка, я только знаю, что здесь нет этого самого главного сегодняшнего вопроса. Мало того, на днях был марш Антимайдан — это серьезный марш, он очень серьезный. Потому что это крупное событие, которое говорит о том, что периферийная авторитарная система превращается в национал-социалистическую имперскую систему агрессивную. И этот марш должен был быть ответом мирным, цивилизованным.

Елена Рыковцева: Уж тот марш был связан с Украиной от и до.

Григорий Явлинский: Сделали марш с кричалками, которые звучат очень странно и неуместно. «Я практикую татра-йогу. Весна идет, весне дорога», «Медведя мы суем в берлогу. Весна идет, весне дорогу», «Весна идет, весне дорогу. Рогозин жарит осьминогу. . Весна идет, весне дорога», «Медведя мы суем в берлогу. Весна идет, весне дорогу», «Весна идет, весне дорогу. Рогозин жарит осьминогу».

Елена Рыковцева: С медведевским лозунгом им нужно было пойти к коммунистам, которые будут на Пушкинской площади.

Григорий Явлинский: Это все невозможно рассматривать, давайте не будем.

Елена Рыковцева: Надо пояснить, что в этот же день выступят коммунисты против Медведева на Пушкинской площади.

Григорий Явлинский: Я хотел бы подчеркнуть, мы с вами не часто встречаемся, тем не менее, и вы, и очень многие другие люди любят задавать вопрос, и многие из них причитают: что такое, почему провалился протест 2011-12 года? Куда он делся? Почему? А вот потому. Потому что он был организован точно по этой же самой схеме. Это способ погасить протест, его перенаправить совсем в другую сторону. Так было сделано в 2011-12 году. Тогда основная тема была кандидат в президенты, кого выбрать новым президентом, а это заменили другой темой — честные выборы и всякие другие разговоры ни о чем. И опять же лозунги с криками «мы здесь власть» были для всех общими, и так сняли с повестки дня главную политическую тему. Тогда сняли тему кандидата в президенты и заменили ничем. Говорили: нам политики не нужны, нам нужен не политический протест, мы будем с белыми шариками гулять по бульварам, мы будем оккупировать Абай, мы будем сидеть там, пить чай, кофе и петь песни под гитару. Было прекрасно, только бессмысленно. Вот это то же самое.

Елена Рыковцева: Осталось вам сказать, что Навальный агент Кремля.

Григорий Явлинский: Я этого не знаю. Я могу сказать: еще к этому ко всему добавился важный существенный момент — организаторы всего этого в одну минуту согласились с переносом всего этого дела в Марьино.

Елена Рыковцева: Была заявка, конечно, в центр Москвы. Обычно, когда отказывают, начинается борьба, подают еще. В этот раз борьбы не было, отказали в центре, дали Марьино — взяли Марьино.

Григорий Явлинский: Это существенная вещь, потому что Марьино является знаковым местом. Это место, где проходят «Русские марши», туда же отправили всех этих людей. Навсегда, возможно, навсегда убрать их из центра города. То есть это маргинализация протеста. И те, кто согласились на это, должны были сразу это понимать. Они это сделали. Вернется ли когда-либо протестное движение в центр Москвы после того, что оно согласилось на Марьино, мне это теперь неизвестно.

Елена Рыковцева: Но если люди не придут, в следующий раз им скажут: так к вам же никто не ходит, какого ляда вам давать Пушкинскую, сидите в своем Марьино теперь навсегда.

Григорий Явлинский: Могут быть любые рассуждения, в том числе и такие, какие вы говорите. Главное, что вместо политики сделали ритуал. Вот 1 марта проведем ритуальное мероприятие, весеннее и так далее. Что сделал Сергей Митрохин? Он заострил эту проблему, чтобы показать ее, иначе «Яблоко» не могло обратить внимание на то, что опять применяются к протесту такие методы, которые просто ведут в никуда, просто растворяют это дело, как мороженое на солнце. Просто будет сладкая лужа, и больше никакого смысла в этом не будет.

Елена Рыковцева: Максим из Тольятти, вы же не должны пойти на этот марш, вы не живете в Москве, но вам это важно. Почему?

Слушатель: Для меня это важно. Но я хотел бы задать Григорию Алексеевичу вопрос немножко вскользь этой темы: какими вы видите возможности изменения государственного устройства в России, если на выборах нельзя выбирать, если оппозиция профанирует и таким образом дискриминирует саму идею сопротивления, естественно, это я не про «Яблоко» сейчас, если подавляющее большинство населения деградировало и не знает собственной истории, лишено культуры, просто послушно рубит сук, на котором сидит? Что можно сделать, по-вашему, чтобы за одним вождем не пришел следующий, а произошло принципиальное коренное изменение, но без крови?

Елена Рыковцева: А что вы думаете о позиции Григория Явлинского 1 марта, хотя вы не живете в Москве?

Слушатель: Я согласен с Григорием Алексеевичем. Когда собираются все в кучу без определенной идеи — это не протест, это не оппозиция, это просто действительно какие-то массовые гулянья.

Елена Рыковцева: А показать власти, что мы существуем, что мы есть, мы сила?

Слушатель: Вопрос: кто мы?

Григорий Явлинский: Молодец. Максим, вы очень точно все сформулировали, я постараюсь очень серьезно ответить на ваш вопрос. Я немножко буду недоговаривать, но только чуть-чуть. Во-первых, сама посылка ваша очень верная относительно смены руководства, я более скажу — смены системы мирным путем — это, безусловно, важно. Сейчас важнейшей предпосылкой к этому, к сожалению, является развитие дел в экономической сфере. Те ошибки, которые допускает власть, и те поступки, которые она совершает, они просто сами ее ведут к очень большому, глубокому и серьезному кризису. И эта ситуация, безусловно, родит альтернативу этой власти. Я опираюсь на тот пример, который все мы с вами пережили в конце существования Советского Союза. Никто не мог предположить в 1985-86 году, что такая система, в которой присутствовало все то, о чем вы сказали, только еще более в жесткой и четкой форме, может подойти к своему концу и своему завершению. Тем не менее, это произошло и по экономическим причинам, и по причинам колоссального недоверия со стороны людей. Я верю в то, что наступит прозрение, к сожалению, это будет коллективное прозрение, оно всегда очень опасно. Но тем не менее, понимание того, что страна движется к очень большому и системному кризису, обязательно придет. И тогда наступит момент, когда нужно будет использовать все возможности для мирной смены власти.

Елена Рыковцева: То есть она самоликвидируется?

Григорий Явлинский: Она, по крайней мере, принимает очень многие такие решения. Так крупнейшие исторические события происходят, политики не демиурги. Борис Ельцин, который возглавлял этот протест, он шел на том, что происходило в стране, а не на том, что это он все организовал.

Елена Рыковцева: Александр, Москва, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, что лидеры оппозиции, организаторы поступают неверно, негуманно, нелогично и необъяснимо в связи с тем, что отказались от проведения антивоенного марша. Так как в Украине в результате агрессии России гибнут десятки тысяч людей и продолжают гибнуть. Что может быть важнее человеческой жизни?

Елена Рыковцева: Вы пойдете?

Слушатель: Я пойду однозначно. По логике оппозиции кризис, продуктовый набор, другие материальные издержки получаются важнее гибели людей.

Елена Рыковцева: Вы пойдете все равно?

Слушатель: Я пойду все равно, потому что протест нужен в любом случае. Но можно было провести два марша, один антивоенный, другой такой, по очереди или одновременно. Согласиться на любые районы Москвы — это неважно, главное показать власти этот протест.

Григорий Явлинский: Во-первых, я вас очень благодарю. Это именно то, с чего я начал, что в личном качестве, а я говорю о политической стороне дела. Вы слышали сейчас один и другой голос людей, которые точно выражают не только личное человеческое чувство, что хорошо бы прогуляться с людьми, близкими по взглядам.

Елена Рыковцева: Он не сказал, что прогуляться, он сказал, что другой возможности выразить протест нет, кроме этого марша.

Григорий Явлинский: Этот марш не является выражением протеста — вот в чем проблема. Я хотел сказать самое главное: мы политический протест выражать будем. Мы намерены в этот день провести все, что можно провести. А именно: одиночные пикеты прямо с утра 1 марта по маршруту, который был запланирован с самого начала, то есть в центре Москвы будет «Яблоко» проводить одиночные пикеты против войны, против убийства людей.

Елена Рыковцева: Но Александр этого сделать не сможет.

Григорий Явлинский: Пусть проводит отдельные пикеты. Александр хочет выразить протест, он идет в одиночный пикет, вешает на себя и пишет: «Я против войны» и идет по улице, никто его не имеет права тронуть, как вам это прекрасно известно. У политика, у лидера должна быть осмысленность, он должен вести куда-то, он должен вести к некоторой альтернативе. Кстати говоря, мы проводим полноценный марш в Питере, где наша организация совместно с другими добилась разрешения проведения в Петербурге антивоенного марша. В ряде городов России мы этого добились, и не только в Петербурге. Мы это считаем самым главным.

Елена Рыковцева: А вы пытались добиваться, подавали ли вы заявку на антивоенный марш в Москве?

Григорий Явлинский: Нет, мы не подавали, потому что мы не являлись организаторами этого марша. В Петербурге мы были этими организаторами, потому что в Петербурге созрела для этого ситуация. В Москве она еще не созрела. Это тоже одна из причин, почему сейчас этот марш является в значительной степени растратой сил, он не решает самых главных проблем.

Елена Рыковцева: Что должно произойти в Москве, чтобы вы считали, что ситуация созрела?

Григорий Явлинский: Это растрата сил и возможностей. Это в определенной степени путь к парализации протеста. Ситуация будет развиваться, когда она достигнет соответствующей температуры и соответствующего качества, тогда и нужно будет.

Елена Рыковцева: Чем ситуация в Питере отличается от московской?

Григорий Явлинский: В гораздо большей степени в Петербурге в данный момент, как показала реальность, есть людей, которые готовы выходить. Сначала мы тоже начинали с одиночных пикетов, много депутатов, «Яблоко», выходили с одиночными пикетами. Они демонстрировали, видели, сколько к ним подходит людей, видели, какие настроения. Там не будет многотысячных, люди запуганы.

Елена Рыковцева: А здесь, вы считаете, что люди не созрели, они не придут?

Григорий Явлинский: Я считаю, что должен был проводиться марш в центре города, пусть бы он был не таким многочисленным, но он должен был быть.

Елена Рыковцева: Александр хочет пойти на марш оппозиционный, у него нет вариантов, у него есть только один в Марьино.

Григорий Явлинский: У коммунистов будет оппозиционный марш, можно туда пойти. Националисты проводят оппозиционные марши.

Елена Рыковцева: Коммунисты лежат под властью. Имеется в виду антивоенный.

Григорий Явлинский: А это не антивоенный — это про весну. Я не являюсь организатором этого марша, поэтому вы приглашайте организаторов, с ними обсуждайте.

Елена Рыковцева: Я спрашивала про вас, почему бы вам не организовать свой.

Григорий Явлинский: Мы организуем то, что нужно. Я жду вас завтра на пикете.

Елена Рыковцева: Вот эта форма мне чужда, я не чувствую себя с народом на пикете. Владислав, Чебоксары, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Григорий Алексеевич, позвольте вам высказать уважение за то, что вы перестали пинать мертвого льва, то есть товарища-господина Ельцина после того, как это стали делать холуи путинского гэбешно-фашистского режима. Во-вторых, позвольте вам поставить в пример вашего конкурента в демократическом лагере господина Бориса Немцова. Он не боится хотя бы теоретически ставить вопрос о привлечении к суду международного трибунала гэбешно-фашистского палача Путина и других членов его фашистской хунты — Сергея Иванова, Патрушева, Игоря Сечина, возможно, вы назовете ряд других фашистских палачей. На мой взгляд, реальная власть у этой четверки. Так называемый премьер-министр Медведев — это скорее всего секретный осведомитель УКГБ СССР по Ленинградской области. Вероятность более 90%.

Григорий Явлинский: Я хочу сказать, что я не являюсь прокурором. Я все услышал, принял к сведению. Я не являюсь судебной властью, прокурором ни российским, ни международным. Я занимаюсь другой работой — я политик. Не являюсь представителем органов, которые ведут подобные расследования.

Елена Рыковцева: Иван из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня будет два вопроса. Станислав Говорухин сказал, что вы наш будущий президент. Я думаю, что если бы вы стали президентом, экономическая ситуация была бы совершенно другой. Первый вопрос: как вы считаете, в состоянии ли путинско-медведевское правительство, которое провалило все реформы здравоохранения, образования, ЖКХ и другие, вытащить страну из того кризиса, в которую сейчас ее затащили? И второй вопрос: эта братоубийственная война России и Украины, не буду говорить, кто виноват, как вы считаете, если бы Янукович подписал в Прибалтике ассоциацию с Евросоюзом, был бы Майдан студенческий, который разогнали пулями?

Елена Рыковцева: Иван, это не очень честно. Представляете, сколько займет времени ответы на ваши вопросы. Мы должны разобраться с этими маршами.

Григорий Явлинский: То, что Иван спрашивает, более важно.

Слушатель: Как вы считаете, можно все это исправить? Виноват именно Янукович, которого склонял Владимир Путин? Я думаю, что не было бы ни Майдана студенческого, ни Крыма, ни Донецка, не было бы кровопролития, не было бы людей, которые потеряли все на свете.

Елена Рыковцева: Что тут спорить, подписал бы себе спокойно, ничего бы не было этого.

Григорий Явлинский: Ответ Лена дает правильный, я с ней согласен. Непосредственная причина была здесь, но недовольство Януковичем было гораздо глубже. Оно было связано с огромной коррупцией в стране. Но подписание этого документа оставляло людям надежду, и люди продолжали бы все это терпеть в обмен на эту надежду. А он отнял у них эту надежду, и отсюда получился этот Майдан и все последующие обстоятельства. Что же касается вашего вопроса относительно того, может ли это правительство преодолеть этот кризис, не может, потому что причиной этого кризиса являются не экономические обстоятельства, я настаиваю на этом, а политические. Да, конечно, влияет на ситуацию цена на нефть, но при доступе к международным финансовым ресурсам, которые были бы, если бы не было внешнеполитического кризиса, мы бы пережили этот кризис гораздо легче, без особых тревог и без этого состояния землетрясения для российской валюты. Конечно, когда все финансовые рынки для нас закрыты, когда все возможности займов закрыты, когда рейтинги государства и всех крупнейших компаний становятся ниже допустимого, то, что называется «мусорными», когда никто не может обратиться ни в один финансовый институт зарубежный для того, чтобы получить соответствующие кредиты по доступным ценам, конечно, в этих условиях экономический кризис становится просто непреодолимым. И все эти разговоры, что мы сейчас накопим ресурсы, займемся импортозамещением, они все разговоры в пользу бедных. Потому что у нас с вами периферийная экономика, и если ее отрезать от ядра, она начинает деградировать. В этом положении мы находимся сегодня. Это является очень большой проблемой. Вы посмотрите прогноз по оттоку капитала на этот год 250 миллиардов, в прошлом году 150 миллиардов. Официальный прогноз инфляции 17,5%. Официальный прогноз падения внутреннего валового продукта более 5%, до 7%. Снижение реальных доходов до 10%. Что же вы хотите, кто же может исправить все это? А причины политические. Упрекают за это правительство, Центральный банк, да они не могут с этим ничего сделать. Надо искать там, где потеряли, а не там, где светло.

Елена Рыковцева: Андрей из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Позиция вашей партии достаточно ясна. Смотрел программу Владимира Кара-Мурзы, там ваш представитель не очень внятно объяснил, поэтому я сначала не понял, почему партия «Яблоко» отказалась. Сейчас все ясно. Не очень понятно, почему Марьино ассоциируется с националистами — это, наверное, знает не основное большинство. Григорий Алексеевич, хотел похвалить вашего партийца Митрохина, он большой молодец, иногда выступает на центральных каналах.

Елена Рыковцева: Скажите, вам за москвичей обидно, что они не пойдут на антивоенный марш?

Слушатель: Они, видимо, не понимают, что первопричина кризиса — это и есть война.

Григорий Явлинский: Вот об этом и должен был быть этот марш, что причиной всего этого является политическая в частности, крайней формой выражения этой причины является кровавая смертоносная война, которая сейчас идет в Украине. К счастью, там наметилось некое перемирие, которые я всячески приветствую, и надеюсь, что минские соглашения будут выполняться. Но суть дела именно в этом.

Елена Рыковцева: Задают важные вопросы на пейджер: «Какие бы лозунги оппозиция ни выдвигала к путинскому режиму, все бесполезно, пока он у власти. Наивно думать, что даже такому опытному политику Явлинскому, что если будет марш против войны, то режим услышит и прекратит войну. Скорее более правильный лозунг марш «Весна», что путинский режим должен уйти — это решит проблемы с войной». То же самое спрашивает Виктор: «Что уж юлить, единственный реальный лозунг на сегодня — небезызвестное лицо, пошел вон». Вопрос к вам: «Когда начнутся массовые демонстрации с этим лозунгом?».

Григорий Явлинский: Марш не является решением никого и ничего, марш играет определенную роль. Если бы это был реально антивоенный марш против войны, против кровопролития, против агрессивной внешней политики, против агрессивной военной политики в целом, то этот марш бы показывал, какое количество людей все же с этим не согласно. Этот марш, который организовывают, он ничего не показывает, ничего не говорит, вообще ни о чем. В любой стране мира вы можете провести марш, чтобы цены были ниже, чтобы пенсия начиналась в 30 лет, чтобы женщины были моложе, а мужчины здоровее, за это можно провести марш в любой стране мира, и многие люди выйдут на такой марш — это марш такого типа. Никаких лозунгов «меняем этого на этого», «меняем того на другого», «долой правительство», ничего здесь не написано, ничего здесь этого нет. Марш в этом смысле не сформирован в этом направлении. Это марш, чтобы наступила весна. И еще, чтобы допустили до выборов, те, кто этот марш организовывает, их интересует эта тема, им под эту тему надо собрать много людей. Моя задача сегодня сформулировать политическую позицию в отношении этого марша. Я вам говорю: существует человеческое, гражданское, все могут идти на любые мероприятия, можно в Парк культуры, можно на этот марш, что угодно. Но политически в этот момент, в настоящее время должна была быть совершенно другая повестка марша. «Яблоко» об этом сказало сразу же, в первый день, как была объявлена эта повестка, сделало соответствующее заявление и стало на этом настаивать. Во-вторых, «Яблоко» обязано было поднять вопрос, что если так идти дальше, то мы окажемся в том же положении, как это было в 2011-12 году. Как сказал наш слушатель Александр: можно всех собрать и ничего из этого не будет. Кстати говоря, я всем предлагаю еще подумать, почему так получилось, начиная с 1990-х годов. Там тоже собирали сначала всех подряд под все, что угодно. И это закончилось потом таким политическим расслоением и приходом такой системы, как система Путина.

Елена Рыковцева: Дмитрий из Выборга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Такой вопрос: Григорий Алексеевич, вы говорите, что в Петербурге марш будет организован совместно с «Яблоком». Вы сами как депутат Законодательного собрания Петербурга планируете быть на этом марше?

Григорий Явлинский: Я в этот день буду в Москве, потому что я предполагал, что что-то будет в Москве, и так построил свое расписание. Но могу вам сказать, что этот вопрос мне задают часто, вопрос справедливый, и я как депутат Законодательного собрания буду участвовать в такого рода мероприятиях. Спасибо за ваш вопрос, ваш упрек справедливый.

Елена Рыковцева: Владимир, Ростовская область, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Григорий Алексеевич, скажите, пожалуйста, более года назад на страницах «Новой» вы заявили: «Струсите — получите фашизм по полной программе». Скажите, пожалуйста, по прошествии года у вас изменилась точка зрения и в какую сторону?

Григорий Явлинский: Моя точка зрения, что к большому сожалению, я был прав. То, что происходит, - это все на это очень похоже. Это было сделано заявление в сентябре 2013 года.

Елена Рыковцева: То есть до войны, война этот прогноз ускорила. Сергей, Тверская область, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Григорий Алексеевич говори, не экономическая, а политическая ситуация по поводу демонстрации. Я хочу сказать, что у нас в Тверской области бюджет администрации области больше бюджета здравоохранения. Сейчас людей заставляют подписывать бумаги, что больше 6 тысяч не получают. 85% рейтинг Путина — те люди, которым он дает деньги. Если придут к власти другие, что делать с этими людьми?

Григорий Явлинский: Ничего. Им не будут давать деньги, они будут голосовать по совести.

Елена Рыковцева: Прочитаю две важных смс. Виктор спрашивает: «А ваше конкретное предложение. Григорий Алексеевич, что делать? Вообще никуда не ходить и молчать?». И Аркадий из Москвы: «А что мешает выйти с антивоенными лозунгами на марш в Марьино? Все будет больше, чем одиночные пикеты. Или вам хоть как, лишь бы не вместе с Навальным?».

Григорий Явлинский: Одиночные пикеты — это на самом деле символ мужества и отваги, когда один человек идет с таким лозунгом. Кстати говоря, инициатива председателя партии Сергея Митрохина -это личное качество и личное мужество человека, когда он идет по улице с такими лозунгами, рискуя, что может произойти все, что угодно. Это вещь очень серьезная, очень непростая. Мы сталкивались с проблемами, не буду рассказывать подробности, и в Петербурге сталкивались с проблемами. Это выражение своей личной позиции. В толпе можно любые лозунги, кричалки эти «Весна, весна, весне дорогу» и рядом будете идти с лозунгом «Перестаньте убивать людей».

Елена Рыковцева: Что касается Навального, как я понимаю, дело совсем не в нем, вы с ним ходили на марш. Если бы были лозунги те, о которых вы говорите, вы бы пошли с Навальным тоже?

Григорий Явлинский: Я не знаю, причем здесь Навальный, я говорю о другом. Я говорю о том, что сейчас политическая ситуация требует совсем других политических действий. Эти политические действия приведут к уничтожению протеста так же, как они привели в 2011-2012 году.

Елена Рыковцева: Если бы Навальный осуществил эти действия, вы бы с ним пошли на этот марш?

Григорий Явлинский: Если бы это сделал Сидоров, Петров, Рабинович, Навальный, вы, Лена, Каспаров или Карпов, мне это все равно. Мне важно, чтобы реализовывалась та политика, которая нужна моей стране и будущего моего народа. Мне совершенно все равно, какие там фамилии, для меня фамилии не имеют значения.

Елена Рыковцева: Не совсем. Если националист какой-то Белов-Поткин, вы с ним на марш пойдете? Он пойдет против войны на Украине на марш, Поткин, вы с ним пойдете?

Григорий Явлинский: Не задавайте вопросов, которые не имеют никакого, извините, содержания. Где он сейчас находится, вы хоть знаете?

Елена Рыковцева: Я абстрактно. В тюрьме.

Григорий Явлинский: В том-то и дело. Он, кстати, призвал придти на этот марш, он оттуда прислал листовку. Не надо придумывать ничего одиозного, жизнь достаточно сложна, чтобы ничего одиозного не придумывать.

Елена Рыковцева: Что вы мне рассказываете, что вы с любым пойдете?! Вы пойдете не с любым.

Григорий Явлинский: Я хотел сказать о другом, о том, что мероприятия такие, которые проводятся, как примерно проводился «Оккупай-Абай», такие мероприятия являются вредными для российского политического движения. И события это показали. Потому что они лишены содержания и смысла, потому что они являются развлечениями и тусовками, а не являются политиками, оскорбляют тех людей, которые серьезно озабочены текущей политической ситуацией, а тем более, когда эта ситуация связана с кровопролитием.

Елена Рыковцева: Елена Сергеевна из Москвы, здравствуйте.

Слушательница: Добрый день. Конечно, огромная симпатия к Григорию Алексеевичу, и вдруг он говорит такие вещи, что в Москве какая-то некая ситуация, что-то там не созрело, а дальше идет большая филиппика, которая настраивает только на одно: если не созрело, значит опять надо на два шага назад отойти. Может быть в 2011 году погубило не то, что люди разъехались, может быть более часто собирать надо. Сейчас получается в огороде бузина, а в Киеве дядька. Я никогда не думала, что могут быть такие логические провалы.

Елена Рыковцева: Вы считаете, выход в том, чтобы чаще собираться на протестные акции?

Слушательница: Конечно.

Григорий Явлинский: От того, что людей собирают под лозунгами «Без нас не наступит весна» - это дискредитирует протест, делает его неинтересным, люди теряют уверенность и люди разочаровываются во всем этом. Что касается созревшей ситуации, я повторяю и подчеркиваю, вопрос антивоенный сейчас чрезвычайно важный, его подавляют разными способами, его подавляют митингом Антимайдан, его подавляют социальным протестом коммунистов, маршем «Без вас не наступит весна», его подавляют всеми этими способами, и пока это происходит достаточно успешно. Надо было в этих условиях показать, что всех подавить невозможно, что есть некоторое число людей, которые остро ощущают, что проблемы войны лежат в основе всего кризиса, который сейчас складывается в стране, и эти люди под этими лозунгами выходят для того, чтобы проявить свой протест. Вот о чем я сказал. Я имел в виду, что сегодня на антивоенный марш не выйдет миллион человек. Но если бы на этот антивоенный марш вышло 10 тысяч человек — это было бы большим событием. Сколько придет в Марьино, я не знаю, сколько-то придет, но это будет обо всем и ни о чем.

Полный текст скоро, звук и видео уже здесь

XS
SM
MD
LG