Доступные ссылки

Он шел и читал молитвы. Было время таваф, одного из столпов Хаджжа - паломничества в Мекку, когда паломники семикратно обходят Каабу. Обдумывал все, в чем должен раскаяться.

Обдумывал, что больше не будет посягать на народное добро…

…Его голос пресекся. Он повторял громко слова молитвы, но не проговаривал, что было на уме:

«Не буду раздаривать государственное имущество членам семьи».

Он почувствовал комок в горле. Перед глазами поочередно вставала спрятанная, построенная, купленная в Панаме, Дубае, на Виргинских островах собственность. В стране были люди, кто не знал этого, но ведь перед силой, которой каются, ничего не утаить.

«Никого не буду арестовывать без вины».

Перед глазами всплывали имена политических и гражданских активистов, журналистов, брошенных в тюрьму без всяких оснований за последние несколько месяцев. На белых ихрамах - одеяниях окружающих виднелись большие печатные буквы имен. Он затряс головой, перешел к очередному покаянию:

«Сокрытие крови невинно убиенных…»

Послышалось имя Эльмара Гусейнова. Нет, идущее впереди духовное лицо читало молитвы на арабском. Но что тогда значило имя, прозвеневшее в ушах?

«Подожди, подожди, что это такое? Нужно отдалиться мыслями от всего мирского, это паломничество Хаджж, нужно думать о вере. Я выстроил мечеть, разве это не благо? Больше и красивее, чем закрытые мечети…

Идущий впереди произносит «Нет Бога, кроме Аллаха!». А что это означает? Люди не должны бояться никого, кроме Аллаха? А меня, а полиции?

Что я делаю здесь?

Здесь побыть надо, цена нефти падает, надо сближаться с мусульманскими странами. А покаяние? Пусть останется на следующий раз».

Хадиджа

Кюрдаханы, март 2015

Изложенное в материале отражает точку зрения автора

Хадиджа Исмаил была арестована на два месяца 5 декабря 2014 года по обвинению в доведении до самоубийстве, затем ее срок продлили. Ныне она обвиняется также в ряде других преступлений, среди которых клевета, оскорбление и унижение чести и достоинства, из-за которых ее еще до ареста не раз допрашивали в прокуратуре.Журналистка отвергает все обвинения, считая их заказными и местью за ее журналистские расследования о коррупции в высших эшелонах власти в Азербайджане.

XS
SM
MD
LG