Доступные ссылки

У каждого из нас свое понятие о том, как прожить яркую жизнь


Садагат Исмайлова. Архивное фото

Садагат Исмайлова. Архивное фото

Лектор, подняв вверх указательный палец, не без пафоса произнесла: «Эту девочку ждет большое будущее!»

Нас, однокурсников по тбилисскому университету, а потом и коллег Садагат Исмаиловой, никогда не покидало ощущение, что она уже родилась с вопросом – в чем смысл ее жизни. И потому, чтобы жить со смыслом, не теряла даром ни одной минуты.

Мечтала о любимом деле, о крепкой, большой семье, о детях, о
том, чтобы всем друзьям и близким было хорошо. И все получалось.

...Мы, дюжина оболтусов, ее однокурсников с факультета журналистики, сбегавших с лекций почем зря, никак не могли уразуметь, почему ей не интересно просто так, без цели болтаться по городу. Нет, она уходила вместе с нами, но потом, когда опасности столкнуться с лектором уже не было, она возвращалась в аудиторию, и… исписывала арабскими письменами всю доску. А мы хихикали, подшучивали над ее одержимостью, и нам было невдомек, что она и в самом деле изучает язык - сама, совершенно серьезно. И она хихикала вместе с нами своим тоненьким смехом, ничуть не обижаясь и не расстраиваясь.

К концу учебы Садоша, так называли мы ее в университете, поразила нас своими талантами, однажды написав курсовую по зарубежной литературе... в стихах и на английском языке. С нами случилось нечто, похожее на шок. Лекторша, оправившись от него, с гордостью за свою cтудентку, подняв вверх указательный палец, не без пафоса произнесла: "Эту девочку ждет большое будущее!"

О том, что она рисует, и ее графические рисунки полны философского смысла, я узнала гораздо позднее. Она никогда ничего не рассказывала и не показывала. Никогда не демонстрировала свой широкий кругозор и обширные познания во всем - от точных наук до… оккультных. И надо было только следовать тому, куда вела ее неуемная энергия, которая проявлялась во всем, что она делала.

После университета она исчезла из поля нашего зрения. Как выяснилось потом, она проработала несколько лет в Ираке переводчиком, а когда на Британской вещательной корпорации открылась азербайджанская служба, ее приняли на работу в Лондон. Где мы и встретились снова.

На ВВС и проявилась вся яркость ее таланта. Ее фитчеры о культуре Азербайджана, о традициях его народа, зарисовки об интересных людях слушались на одном дыхании. Она умудрялась в пять эфирных минут вместить столько чувств, атмосферы, музыки, интересных деталей, людских откровений, что даже не зная азербайджанского языка, можно было нарисовать в воображении яркую картинку того, о чем она рассказывала...

Она торопилась, чтобы все успеть. И, наверное, потому, что слишком многое успела, кто-то свыше распорядился: хватит! И оставил нам только память о яркой жизни, которая будет освещать путь ее родным, близким, друзьям и коллегам еще очень долго...

Статья отражает точку зрения автора

Кетеван Бочоришвили

XS
SM
MD
LG