Доступные ссылки

Эмин Милли: «Я готов идти до конца за свободу Азербайджана»


Эмин Милли проживает в Германии, куда он уехал после закрытия бакинского офиса «Мейдан ТВ»

Эмин Милли проживает в Германии, куда он уехал после закрытия бакинского офиса «Мейдан ТВ»

Основатель и директор медиаплатформы «Мейдан ТВ» Эмин Милли недавно получил прямые угрозы от президента Ильхама Алиева.

ПРАГА---Основатель и директор медиаплатформы «Мейдан ТВ» Эмин Милли (Абдуллаев) вызывает нескрываемое раздражение у азербайджанских властей. Недавно он получил прямые угрозы от президента Ильхама Алиева. Вскоре после этого брат его жены Назим Агабеков был обвинен в сбыте наркотиков и арестован. Затем был задержан двоюродный брат Эмина Милли. А несколько дней назад 23 его родственника подписали письмо в адрес президента Азербайджана, в котором публично отреклись от Эмина. В частности, в письме сказано следующее: «Под влиянием внешних сил он в своих грязных статьях и выступлениях ставит под сомнение большие успехи нашей республики в социальной и экономической сферах, в ее прогрессе, пытаясь выставить себя героем. Видимо, он очень высоко ценит жизнь за рубежом без семьи, без родственников, религии, языка, менталитета». Эмин Милли проживает в Германии, куда он уехал после закрытия бакинского офиса «Мейдан ТВ». Мы поговорили с ним о сложившейся ситуации.

Катерина Прокофьева: Эмин, расскажите, что случилось с вашим родственником?

Эмин Милли: 23 июля был арестован по абсолютно надуманным обвинениям в продаже наркотиков брат моей жены Назим Агабеков. Он, конечно, не имеет отношения ни к наркотикам, ни к политике, ни к журналистике, но он был арестован. По словам очень известного и уважаемого в Азербайджане эксперта, это, конечно, расценивается как давление на меня. Я даже ни на что не надеюсь, честно говоря. Очень грустно видеть, насколько можно опуститься, чтобы использовать родственников журналиста практически как заложников. Но это наша реальность. Это не единственное событие, которое произошло недавно со мной. Вы знаете, что Ильхам Алиев лично через министра спорта послал мне мессидж о том, что они меня найдут в Берлине и накажут от имени государства, потому что я критикую государство. То есть это люди криминального мышления, и буквально пару дней назад они арестовали другого моего кузена и заставили 23 родственников отречься от меня – заставили написать письмо президенту.

Катерина Прокофьева: Но они могли это сделать, потому что опасаются за себя...

Эмин Милли: Журналисты «Мейдан ТВ» связались с моим кузеном, который обратился к президенту с этим письмом и собрал подписи 22 других родственников, и он сказал: «Мы все работаем на разных государственных должностях и поддерживаем политику президента. Нам не нравится то, что наш родственник Эмин Милли говорит против президента страны, и поэтому мы добровольно решили написать это письмо президенту». Я абсолютно понимаю позицию своих родственников, потому что мы живем в стране, где правительство может терроризировать людей.

Катерина Прокофьева: Удалось ли получить какие-либо комментарии от Назима Агабекова?

Эмин Милли: С ним встречался адвокат, и он не признает себя виновным. Он лично считает, что это недоразумение, он, его родители и жена собираются обратиться к президенту. Я, к сожалению, не верю ни в эти обращения, ни в то, что это недоразумение.

Катерина Прокофьева: Министр спорта Азад Рагимов послал вам сообщение с тем, что вас найдут и накажут... Это как-то уточнялось, как именно?

Эмин Милли: Они не уточняли, как меня накажут, но это правительство убивало людей, то есть в 2005 году они убили Эльмара Гусейнова – главного редактора журнала «Монитор», который критически относился и к властям, и к оппозиции, однако это убийство официально не было расследовано, по крайней мере до сих пор не найдены виновники. Если президент страны посылает тайно, через своего министра мессидж, что «мы найдем тебя и накажем», они будут пытаться меня убить. Из некоторых источников я также слышал, что это была именно угроза смерти, поэтому, конечно, я связался здесь с немецкими властями, проинформировал их, и немецкая полиция очень серьезно занялась этим делом. Но я, как вы понимаете, не могу защитить ни своих друзей, ни родственников в Азербайджане.

Катерина Прокофьева: То есть у властей Азербайджана может получиться заставить вас закрыть ваш проект...

Эмин Милли: Нет, конечно, у них это не получится, потому что я сам два раза был в тюрьме, мой отец умер, пока я был в тюрьме в первый раз. Ни тогда у них это не получилось, ни сейчас не получится. Я веду очень осознанную борьбу за свободу Азербайджана, конкретно, за свободу информации, потому что я верю, что в любой стране могут произойти позитивные изменения только в том случае, если граждане будут иметь свободный доступ к независимой информации. Я давно решил, что готов даже умереть, я планирую, наоборот, даже увеличивать объем своей работы и продолжать говорить правду. Я считаю, что ничего особенного не делаю, а просто выполняю свой человеческий и гражданский долг. Если они даже расстреляют всю мою семью, то все равно не смогут остановить ту работу, которую я начал еще в 2005 году, когда убили Эльмара Гусейнова. Именно тогда я дал себе слово, что буду продолжать дело Эльмара Гусейнова и таких, как он, потому что до его смерти я стоял в стороне и ничего не делал. Убив его, они хотели тем самым заставить все наше общество замолчать, но это им не удалось и никогда не удастся. Я думаю, что все-таки придет тот день, когда в Азербайджане журналисты будут просто заниматься своим делом и не думать о том, что их могут арестовать, убить или брать в заложники их родственников.

Катерина Прокофьева: Когда вам в свое время дали два с половиной года тюрьмы, из них вы отсидели 16 месяцев. Вам скостили срок, насколько я поняла, благодаря сильному международному давлению. Почему это сейчас уже не работает? Сколько журналистов и правозащитников сидят в тюрьме, и даже нет разговоров о том, чтобы уменьшить сроки. Вот сейчас три месяца скостили Расулу Джафарову – это даже смешно...

Эмин Милли: Когда я попал в тюрьму в 2009 году, это было время, когда Ильхам Алиев был у власти на пике, который приносил огромные прибыли от продажи нефти. В последнее время цены на нефть сильно упали, уже несколько лет как добыча нефти также падает, идет стагнация, и в начале года, как вы знаете, произошла девальвация национальной валюты маната на 34,5 процента, и люди, в принципе, обеднели. Есть огромное недовольство Ильхамом Алиевым. Я думаю, что власти лучше всех знают о настроениях в народе, они уже не могут этим огромным количеством денег, которое у них было раньше, решать проблемы, и поэтому они решили более репрессивными методами заставить людей молчать. В ближайшие годы социальное недовольство будет возрастать, экономическая ситуация будет не такой, какой она была лет пять назад, власти это все чувствуют и поэтому, мне кажется, решили пойти путем того, чтобы уже давать сроки не на 2, 3, 4, 5 лет, которые они раньше применяли к активистам, политикам и диссидентам. Вы знаете, ведущего правозащитника Лейлу Юнус и ведущего историка Азербайджана, конфликтолога Арифа Юнус сажают уже по статье «Измена родине», возможно, они получат от 10 до 12 лет. Хадиджа Исмайлова может получить примерно 10-12 лет, поэтому это уже совсем другой режим, и с каждым месяцем они все более и более уводят страну в тоталитарное русло управления.

Катерина Прокофьева: Это закручивание гаек, которое усиливается в последнее время, вы связываете именно с экономической ситуацией. Правильно ли я поняла?

Эмин Милли: Там есть несколько причин. Одна из них, безусловно, в экономической неуверенности, в девальвации маната. Азербайджанцы вдруг в два раза обеднели, уже нет доверия к национальной валюте, люди ожидают еще одну девальвацию... Это очень активно обсуждается в социальных сетях.

Катерина Прокофьева: Насколько популярен ваш интернет-проект?

Эмин Милли: Самый большой приз каждый раз дает как бы наше правительство, потому что если бы «Мейдан ТВ» не был популярным и его популярность бы не росла, то никаких репрессий против меня и против «Мейдан ТВ», конечно, не было бы. «Мейдан ТВ» – очень молодой медийный ресурс, мы существуем два года, и за эти два года, конечно, наша аудитория очень сильно выросла. Мы ставим свои репортажи в YouTube, там уже больше семи миллионов просмотров, у нас также очень много просмотров отдельно на Facebook. Я помню, что в июне у нас было два миллиона просмотров в неделю только на Facebook. Кроме того, то, что мы публикуем, другие медиа, другие большие Facebook-страницы в Азербайджане тоже распространяют, то есть, я думаю, речь идет о сотнях тысячах людей. Для такой маленькой страны, как Азербайджан, с такими ограниченными ресурсами, которые у нас есть, это, конечно, достаточно серьезная аудитория. Именно это, конечно, беспокоит Алиева и власти, потому что они понимают, что любая независимая информация просто очень опасна для любого тоталитарного государства.

«Мейдан ТВ» – это независимая медийная платформа, мы ее открыли, когда в 2013 году я переехал в Берлин, и то, как «Мейдан ТВ» функционирует, – это просто сеть независимых журналистов, которые находятся и в Азербайджане, и вне Азербайджана, в разных странах. Я бы сказал, что это полуподпольная медийная сеть, потому что существовать как даже некоторые независимые или относительно независимые медиа существуют в России, – мы себе позволить не можем. Недавно четырех журналистов, которые как фрилансеры работали на «Мейдан ТВ», не выпустили из Азербайджана, то есть их остановили на границе с Грузией и сказали, что у них есть запрет на выезд из Азербайджана. К сожалению, было давление на очень многих людей, которые с нами сотрудничали, вплоть до того, что были рейды в их дома, нам приходилось некоторых из них срочно вывозить из Азербайджана. Мы работаем в таких условиях. Мы работаем и в Азербайджане, и вне Азербайджана. Правительство, конечно, не в состоянии остановить нашу работу, потому что в Азербайджане, в отличие от некоторых других соседних стран, все-таки есть очень много людей, которые не останавливают борьбу за свободу, конкретно в нашем случае, борьбу за свободную информацию, за свободные медиа в нашей стране. Поэтому правительству очень тяжело положить конец свободной прессе в Азербайджане, основа которой заложена еще 140 лет тому назад.

XS
SM
MD
LG