Доступные ссылки

«Мы с женой с самого начала договорились строить свою жизнь по своим принципам, без оглядки на мнения какого-либо общества...»

Данияр Айтман на своей странице в Facebook написал о своем отношении в кыргызском обществе.

Я вырос в обычной советской городской семье, в которой моя эмансипированная мама работала весь день на работе, получая чуть более высокую зарплату, чем мой отец, а потом работала до поздней ночи дома, не получая за это ничего, кроме жалоб и попреков. По вечерам мы всей семьей сидели перед телевизором, с голодным нетерпением приговаривая «да где же мама», а когда она приходила, нагруженная сумками, кричали ей навстречу: «что ты так долго?», «мама, кушать хотим!».

Мы переехали из маминой благоустроенной квартиры в столетний финский домик без отопления, газа, горячей воды и канализации, чтобы мама ухаживала за престарелыми родителями отца. Всю домашнюю работу - готовку, стирку, уборку - мама делала вручную. Из бытовой техники у нее была только ветхая плита, старый холодильник, древний утюг, ручная мясорубка и ручная лапшерезка. Ручная лапшерезка, Карл!
Мама, как и положено у кыргызов, прислуживала не только нам, но и всяким многочисленным родственникам. Все во имя уважения «народа», который однако ответного уважения не проявлял.

Спустя годы, я помог маме с отцом купить новую большую квартиру и обставил ее всем необходимым. Но прошлого не исправить. И не простить - ни себе, ни другим.

Будучи подростком, я не был счастлив в родительском доме, мечтая поскорее его покинуть. «Тогда пустых не тратя слез, в душе я клятву произнес»: никогда, никогда моя жена не будет жить в такой несправедливости!

***

В юности я имел привычку спрашивать у девушек: что бы ты сделала, если бы твой муж тебя ударил? Наши девушки кыргызки отвечали: «зависит от обстоятельств», «в первый раз или нет?», «если муж хороший, поняла, простила бы».

Однажды я задал этот вопрос сразу нескольким молодым девушкам - великолепно образованным, умным, профессиональным, красивым - и все повторили тот же самый унылый ответ. Кроме последней. Красивое лицо вспыхнуло, зеленые глаза засверкали, высокий голос с дрожью сказал: сразу уйду навсегда! Ее ярость растопила мое сердце.

***

Быть хорошим мужем и отцом оказалось очень сложно. Я обеспечиваю семью, делю с женой домашние обязанности, не критикую ее, и не требую ничего. Но, я обнаружил, что тот идеал семьи, который я вынес из своего детства и собирался построить: муж дает жене достаток и свободу, вовсе не идеален. Ни кредитная карта, ни механическая работа по дому не могут заменить внимательного, деятельного, душевного участия в жизни семьи.

Меня часто нет дома, а когда я дома, бывает, что я присутствую только телом, а не душой. Я работаю над собой, и меня не оставляет надежда, что я стану когда-нибудь достоин своей жены, но иногда мой прогресс кажется слишком медленным. К счастью, любимая меня пока терпит, и за это я ей очень благодарен.

***

Прослыть либеральным мужем, а то и подкаблучником, в кыргызском обществе до смешного просто: достаточно лишь проявить капельку уважения к человеческому достоинству жены.

Но мы с женой с самого начала договорились строить свою жизнь по своим принципам, без оглядки на мнения какого-либо общества. Самый главный принцип: наш дом, наша семья - наша крепость, в которую мы не пускаем незваных гостей. Это касается всех без исключения, и наших родителей тоже.

Мы не просили у них разрешения пожениться, а предложили им порадоваться за нас. Не посылали сватов, не надевали серьги, не делали всей этой ерунды. Я сразу сказал матери: моя жена не будет исполнять «келинского долга», и сдержал свое слово.

Я не терплю ничьей критики в адрес жены. Моя жена - мой самый главный выбор, моя самая большая победа, мое счастье, моя удача, моя лучшая половина. Мало на свете способов ранить меня больнее, чем обидеть ее плохим словом.

Я всегда на ее стороне, потому что я всегда буду помнить свою маму, пожертвовавшую ради меня своим здоровьем. Я хочу, чтобы мои дети росли счастливыми.

Данияр Айтман

XS
SM
MD
LG