Доступные ссылки

Конфликт между Россией и Турцией не только создал новый виток противостояния на глобальной международной арене, но и обострил ситуацию на постсоветском пространстве

Конфликт между Россией и Турцией не только создал новый виток противостояния на глобальной международной арене, но и обострил ситуацию на постсоветском пространстве. Тем, какие вызовы и риски существуют в этой ситуации для стран Южного Кавказа, с нами поделились грузинские и армянские политологи.

Гела Васадзе

Гела Васадзе

По словам грузинского политолога Гелы Васадзе, руководство страны серьезно напугано возникшим противостоянием, и будет стараться максимально дистанцироваться от участия в конфликте.

Обострять отношения с Россией нынешнее грузинское правительство также не будет ни при каких обстоятельствах

«Несмотря на мое скептическое отношение к нынешним грузинским властям, я считаю эту позицию правильной. Турция является нашим основным торговым партнером, у нас развиты контакты в части строительного и торгового бизнеса. При этом обострять отношения с Россией нынешнее правительство также не будет ни при каких обстоятельствах», – пояснил он.

При этом эксперт надеется, что власти удастся реализовать стратегию нейтралитета, и шансы, что один из участников конфликта поставит перед Грузией ультимативный выбор той или иной стороны, не так уж и велики. По его словам, Турцию вполне устраивает нейтральная позиция Грузии, а Россия даже при наличии активных лоббистов своих интересов в грузинском правительстве не может диктовать этой стране свои условия.

«Россия оккупировала 20% территории Грузии, и грузинское общество никогда не поймет, если вдруг возникнет какой-то военный союз России и Грузии против Турции. В нашей стране существует серьезное гражданское общество, способное создать большие проблемы властям. Также существуютт США, ЕС и НАТО, с которым Грузия институционально связана множеством договоров и совместных комиссий. Так что в Кремле прекрасно понимают, что, независимо от того, кто будет находиться у власти, развернуть Грузию в сторону России сейчас практически невозможно», – заключил политолог.

При этом, по мнению Гелы Васадзе, шансы новой военной интервенции России в Грузию на данный момент невелики.

Пока Путин находится в Кремле, Россия всегда может начать войну. Однако я не уверен, что у нее хватит ресурсов для этого

«Теоретически, пока Путин находится в Кремле, Россия всегда может начать войну. Однако я не уверен, что у нее хватит ресурсов для этого. Начинать войну на новом фронте, не решив до конца украинский вопрос и параллельно завязнув в Сирии – на мой взгляд, это авантюра, на которую даже Путин вряд ли пойдет. Поэтому вероятность прямой российской агрессии исключать нельзя, однако я думаю, что ее вероятность не так уж и велика», – полагает Васадзе.

При этом политолог считает, что противостояние между Россией и Турцией может перерасти в долгую «холодную войну» между этими странами, и причина этого кроется как в авторитарном характере руководства обеих стран, так во влиянии общественного мнения, имеющего в Турции большое значение.

«Та самая улица, которая привела к власти Эрдогана, просто не поймет его, если он не вступится за живущих в Сирии турок. Поэтому, как только Россия начала бомбить сирийских турок, Эрдоган вынужден был что-то предпринять», – пояснил аналитик.

Россия всячески пытается использовать Армению против Турции, в частности, спешно пытаясь на законодательном уровне признать турецкий геноцид против армян

Иная ситуация возникает в граничащей с Грузией Армении. Уже многим аналитикам очевидно, что Россия всячески пытается использовать Армению против Турции, в частности, спешно пытаясь на законодательном уровне признать турецкий геноцид против армян. В этой ситуации, по мнению Васадзе, армянским властям следовало бы послать турецкому правительству недвусмысленный сигнал о том, что использовать Армению в качестве разменной монеты в новом конфликте не удастся. При этом эксперт допускает, что внешне Ереван вынужден будет демонстрировать поддержку России как своему союзнику по Организации договора о коллективной безопасности и Таможенному союзу.

Еще сложнее ситуация в Азербайджане, которому будет гораздо сложнее избежать принципиального выбора между Россией и Турцией.

«У Азербайджана традиционно очень близкие отношения с Турцией, поэтому им сегодня тоже важно выждать. Очень многое зависит от того, как будет вести себя Путин. При этом важно понимать, что после инцидента с российским самолетом повестку дня в международной политике начинает диктовать уже не российский лидер, а Запад», – подытожил грузинский политолог.

Рубен Меграбян

Рубен Меграбян

С Гелой Васадзе согласен и армянский аналитик, редактор Русской службы интернет-издания 1in.am, эксперт Центра политических и международных исследований Рубен Меграбян. По его словам, Россия и Турция традиционно использовали Армению в целях воздействия друг на друга, и этот раз также не стал исключением.

Мы имеем здесь классическую ситуацию, когда два авторитарных режима неплохо сотрудничают, но потом неизбежно сталкиваются, и в итоге получается кризис

«Россия не поднимала вопрос о геноциде армян, когда сотрудничала с Эрдоганом, строила ему атомную станцию, проводила к нему газ, устанавливала военные взаимоотношения и так далее. Словом, мы имеем здесь классическую ситуацию, когда два авторитарных режима неплохо сотрудничают, но потом неизбежно сталкиваются, и в итоге получается кризис. И сейчас использование Россией в своих конфликтах вопроса о криминализации геноцида армян просто оскорбительно для нас, потому что это ставится, по сути, в одну плоскость с запретом в России турецких маек и трусов», – считает эксперт.

Меграбян подчеркивает, что главная задача Армении в этой ситуации – это вновь не оказаться «между молотом и наковальней» и не стать инструментом в руках России, и понимание этой задачи у властей страны есть. Другое дело, что в случае повышения самостоятельности Армении у нее возникает другой риск – подвергнуться «наказанию» со стороны России.

Если Армения станет плацдармом прямых российских действий против Турции, отношения между странами существенно обострятся

«Турция не может потребовать от Армении лояльности, поскольку официально какого-то армяно-турецкого взаимодействия сейчас нет. Другое дело, что, если Армения станет плацдармом прямых российских действий против Турции, отношения между странами существенно обострятся. Что касается России, очевидно, что сейчас она запустила несколько «пробных шаров», и понимание ее игры у армянских экспертов существует», – заверил Рубен Меграбян.

Ситуацию осложняет то, что у Армении и России существует договор о военном сотрудничестве, в рамках которого Москва может начать прямое давление на союзника. В случае, если Ереван поддастся на давление Кремля, враждебные России силы, не рискуя наносить ей прямого удара, могут нанести его по Армении.

Меграбян согласен с Васадзе также в том, что касается сложной позиции Баку в российско-турецком противостоянии. При этом армянский эксперт отмечает, что у России существует немало средств для внутренней дестабилизации Азербайджана. В первую очередь, это контакты с оппозицией Алиеву.

«В Азербайджане существует тотально коррумпированная система, соответственно, возникает множество недовольных ею. Часть из них сейчас базируется в Москве. В основе внутренних конфликтов в этой стране лежат клановые противостояния, и возникает удобная ситуация для различного рода заговоров, которыми может манипулировать Кремль. При этом, в отличие от Армении, Азербайджан граничит с Россией», – предупреждает аналитик.

Лучшим выходом для азербайджанского президента, по мнению Меграбяна, станет попытка избежать ультимативного выбора, и сыграть роль своеобразного «моста» между Россией и Турцией.

У Армении, как и других южно-кавказских стран в этой ситуации появляется уникальная возможность обновить диалог с Западом вообще и с США в частности по вопросам безопасности, что может существенно изменить ситуацию в регионе

При этом эксперт подчеркивает: помимо рисков, у Армении, как и других южно-кавказских стран в этой ситуации появляется уникальная возможность обновить диалог с Западом вообще и с США в частности по вопросам безопасности, что может существенно изменить ситуацию в регионе.

«Все три страны могут в результате этих процессов увеличить степень своей субъектности, независимости, но при этом и степень безопасности, наладив тесное сотрудничество с Западом. Другими словами, российско-турецкий конфликт создает для Армении не только риски, но и дает ей новый уникальный шанс», – считает аналитик.​

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG