Доступные ссылки

Между надеждой и безнадежностью


Долго пришлось идти вверх, чтобы найти нужный адрес

Долго пришлось идти вверх, чтобы найти нужный адрес

Брат пропавшего без вести Габиля Искендерова: «Лучше бы я его не устраивал работать на платформе»

-

«Они не смогли сказать мне, что брат пропал без вести. Отложили трубку, долго молчали. Потом какая-то девушка взяла трубку, и посоветовала обратиться в штаб. Тогда я все понял...»

Чтобы найти нужным адрес, пришлось долго идти лицом вверх. Старые, советские, серые постройки. Между ними открывается красивый вид: голубое море сегодня спокойное как ягненок.

Несмотря на то, что холодно, в солнечную погоду море выглядит ослепительно. Как будто это и не то море, которое унесло 30 жизней всего 2 дня назад.

- Это 115 здание?

- Вы правильно пришли. Кто вам нужен?

- Мы...

- Вы на поминки?

- Мы пришли насчет пропавшего без вести Габиля Искендерова...

- Вы правильно пришли. Его брат здесь.

Несколько мужчин во дворе указывают дорогу:

- Мы тоже пришли на поминки...


Вместо здания для проведения подобных мероприятий небольшая постройка. На подносах несут соленья, хлеб, чай.

Подходит брат пропавшего без вести Габиля Искендерова - Фарман Искендеров.

«ЛУЧШЕ БЫ Я НЕ УСТРАИВАЛ ЕГО НА РАБОТУ»

Габилю Искендерову, проработавшему на нефтяных месторождениях 12 лет, было 50 лет. До этого он жил в России. Потом, по рекомендации брата, работавшего в сфере нефтедобычи, устроился работать сюда же. А теперь его брат Фарман считает себя виноватым:

«Лучше бы не устраивал...». За все время беседы его голос дрогнул всего один раз: «Он был рабочим. Обычным рабочим».

Габиль Искендеров был отцом двоих дете. Старший - сын, 20 лет. Студент последнего курса Государственного Экономического Университета. Младшая - дочь. Ей всего 10 лет: «У нее разорвется сердце если она увидит вас. Сегодня Габиль должен был вернуться домой... Она с рождения видела отца работающим в море».

«Я ПОЗВОНИЛ, МНЕ СКАЗАЛИ, ЧТО ВСЕ В БЕЗОПАСНОСТИ»

Новость Фарман Искендеров прочел в интернете:

- Я позвонил, мне сказали, что все в безопасности. Это было 10 часов вечера пятницы. Они рассадили работников по шлюпкам. Но трос порвался, лодка накренилась, люди упали в море.

Fərman İsgəndərov

Fərman İsgəndərov

Фарман Искендеров поверил, что его брат тоже в «безопасности» и ждал утра. Утро сменилось днем, день - вечером. Когда госнефтекомпания обнародовала список, он позвонил в управление, где работал брат:

- Я спросил «Есть ли в списке имя Габиля Искендерова?». Они посмотрели список, потом отложили трубку, долго молчали. Они знают меня. Потом трубку взяла девушка и, посоветовала позвонить в штаб... Я все понял.

Фарман Искендеров не верит в чудо - в спасение своего брата:

- Это было бы несерьезно. В такой холод, при такой глубине невозможно остаться в живых.

- А говорят, если бы на них были спасательные жилеты, они могли бы спастись.

- Жилеты были. Но в ледяно воде человек может выжить час или два.

- Вас информируют о ходе поисковых работ?

- В субботу было слишком холодно. Сегодня море успокоилось. Ищут...

«Я ЗНАЮ, ЧТО...»

Фарман Искендеров не разрешает встретиться с семьей брата:

- Его супруге и так плохо. Еле успокоили. Я сказал, что его ищут, может и найдут. А дочь... Не ходите в дом...

Прощаемся. Не знаем что сказать. Вспоминаются слова дяди пропавшего без вести Фуада Тагиева: «Приходящие сюда не знают что говорить: то ли соболезновать, то ли поддержать. Да мы и сами остались между надеждой и безнадежностью...».

Фарман Искендеров знает, что надеяться не на что: «Я сам работаю в этой сфере. Я прекрасно знаю, что надежды нет...», - говорит он в заключении, и смотрит в сторону моря..

XS
SM
MD
LG