Доступные ссылки

«Через год-полтора может наступить дефолт»


По прогнозам экономистов, если правительство в ближайшее время не предпримет никаких действий, то через год, полтора, два может наступить дефолт

По прогнозам экономистов, если правительство в ближайшее время не предпримет никаких действий, то через год, полтора, два может наступить дефолт

Обрушение маната, начавшееся в прошлом году, постепенно влечет за собой последствия и в других сферах.

ПРАГА---Финансовый кризис в Азербайджане продолжается. Обрушение национальной валюты маната, начавшееся в прошлом году, постепенно влечет за собой последствия и в других сферах – от банковской до социальной. Ограничение продажи иностранной валюты, которое началось в конце прошлой недели, в начале наступившей обернулось и вовсе закрытием обменных пунктов. Причины и возможные последствия кризиса мы обсудим с азербайджанским экспертом Натигом Джафарли.

Вадим Дубнов: Насколько неожиданным было для власти Азербайджана то, что случилось с манатом?

Натиг Джафарли: Они все ждали, надеялись и думали, что цены на нефть поднимутся и эти проблемы будут решены сами собой, а экономическая ситуация Азербайджана уже диктовала то, что зависимость от нефти была настолько велика, что падение цен не должно было привести к падению курса национальной валюты. Это была большая ошибка. Манат из экономической категории перешел в политическую.

Вадим Дубнов: Некоторые азербайджанские эксперты с оптимизмом утверждают, что вроде бы удалось власти каким-то образом нефтяные деньги конвертировать в какие-то другие финансовые инструменты...

Натиг Джафарли: Резервы нефтяного фонда показали то, что они тоже падают. Например, недвижимость, в которую вкладывался годами нефтяной фонд, тоже подешевела, особенно в Москве. Если они покупали за 180 миллионов долларов, то сейчас цена этой недвижимости не превышает 80 миллионов долларов. Азербайджанский нефтяной фонд покупал по 30 тонн золотых слитков, но когда они покупали, средняя цена составляла около 1300 долларов за унцию, сейчас цена золота упала ниже 1100 долларов. 5% нефтяных резервов хранится в рублях, лирах...

Вадим Дубнов: А в западные бумаги не вкладывал нефтяной фонд?

Натиг Джафарли: Бесспорно, вкладывался, но дивиденды очень малы – около 1%.

Вадим Дубнов: То есть нефтяной фонд предпочитал достаточно рискованные инвестиции...

Натиг Джафарли: Часть инвестиций была достаточно рискованной, особенно недвижимость, золото, валюта развивающихся стран. Были резервы Национального банка. В октябре 2014 года было почти 15 миллиардов 800 миллионов долларов, сейчас это упало до исторического минимума – чуть меньше 5 миллиардов долларов, и эти резервы уменьшаются с каждым месяцем. 94% экспорта страны составляют энергоносители – нефть, нефтяные продукты и газ. Были только нефтяные деньги и плюс деньги, которые перечисляли наши соотечественники, проживавшие и работавшие в России. Это были тоже немалые средства – в докризисный период они доходили до 3,5-4 миллиардов в год. Сейчас и российских денег стало как минимум в 10 раз меньше. Вот такой ажиотаж на валютном рынке и большая зависимость Азербайджана от импорта. В некоторых отраслях зависимость от импорта составляет почти 100% – это одежда, лекарства, машиностроение, автомобильный рынок. Продуктовая зависимость составляет примерно 70%. Спрос на валюту растет, потому что импортеры вывозят из страны валюту, чтобы закупать товары и ввозить их в страну.

Вадим Дубнов: Несколько оптимистичные заявления были в середине прошлой недели о том, что события вынуждают власти идти по какому-то реформаторскому пути.

Натиг Джафарли: К сожалению, никакой антикризисной программы – целенаправленной, с индикаторами, с дедлайнами, – которую надо выполнить, азербайджанские власти не приняли. Это очень сильно затрудняет понимание логики правительства страны. Нужны кардинальные реформу – не только экономические, но уже и политические, потому что без улучшения систем управления невозможно добиться результатов. Пока этого нет, ни один инвестор – ни иностранный, ни местный – не будет инвестировать в страну.

Вадим Дубнов: Каких шагов власти вы сейчас ожидаете?

Натиг Джафарли: К сожалению, пока ничего нет, кроме заявлений о либерализации Таможенной службы. Пока еще не приступили к этому, и никакой отдачи это не дало. То есть только в одной отрасли, таможне, либерализовать какие-то таможенные пошлины или объявить о «зеленом коридоре» – это уже не решит тех проблем, которые скопились в стране. Но, по-моему, один из первых шагов в этом направлении будет предпринят именно в Таможенной службе, но, к сожалению, это не спасет ситуацию.

Вадим Дубнов: Есть ли паника на банковском рынке?

Натиг Джафарли: На банковском рынке визуальной, ощутимой паники пока не наблюдается, но все понимают, в том числе и банковский сектор, что основной удар пришелся по нему, и в ближайшее время лично я ожидаю сокращение и закрытие банков в Азербайджане. Из 42 действующих сейчас банков как минимум половина уйдет с рынка в этом году. Люди уже не могут возвращать свои кредиты. Есть большой объем валютных кредитов в стране. У самих банков тоже есть обязательства перед иностранными кредиторами – многие банки брали дешевые кредиты в Европе, Америке. Объем невозвратных кредитов в стране увеличился в течение года в два раза. Единственное, что может сделать правительство: есть огромные депозиты населения, примерно около шести миллиардов, вместо этих депозитов власти могут предложить какие-то ценные бумаги, акции или облигации.

Вадим Дубнов: Это можно сделать принудительно?

Натиг Джафарли: В принципе, это могут сделать. Я против таких мер, как экономист, но, в принципе, такие шаги могут предпринять.

Вадим Дубнов: Может это закончиться дефолтом?

Натиг Джафарли: В ближайшее время в Азербайджане еще есть средства, чтобы избежать дефолта, но проблема в том, что и долги страны растут. Только в этом году 7,8% бюджетных средств мы отдадим как возврат долгов, и правительство страны сейчас усиленно ищет новые источники финансирования, новые долги по всему миру, но из-за того, что международный рейтинг страны упал, Азербайджан уже начали относить к проблемным странам в плане возврата кредитов, поэтому проценты по кредитам очень сильно выросли как для государственных долгов, так и для частных. Если правительство в ближайшее время не предпримет никаких действий в этом направлении, то через год, полтора, два уже может наступить дефолт.

Вадим Дубнов: Как вы думаете, эта ситуация может изменить внешнеполитические предпочтения Азербайджана, которому сейчас срочно нужны займы, кредиты, и получить их можно только от Запада?

Натиг Джафарли: Есть некоторые предпосылки к тому, что Азербайджан может опять вернуться к западной модели, к сотрудничеству с западными странами. Есть приглашение президента страны в США – в марте он примет участие в саммите, посвященном ядерной безопасности. Могерини приезжает в Азербайджан в феврале, ожидаются очень хорошие переговоры с Азербайджаном. Есть некоторые шаги, которые позволят думать, что сейчас мяч на стороне азербайджанской власти. Если они используют этот момент и смогут наладить отношения с Западом, то это очень важно. Но для того чтобы отношения наладились, азербайджанская власть должна сделать некоторые шаги: во-первых, это вопрос политзаключенных, то есть азербайджанская сторона должна за эти месяцы и недели сделать несколько шагов по направлению сближения отношений с Западом. Сделают или нет, я затрудняюсь ответить на этот вопрос, но надеюсь, что это произойдет, потому что это в интересах азербайджанской власти.

Вадим Дубнов

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG