Доступные ссылки

ЕСПЧ, Клуни и российский сапог


4 февраля Европейский суд по правам человека рассмотрел дело Хилала Мамедова, арестованного в июне 2012 года. По решению суда власти Азербайджана должны выплатить Мамедову денежную компенсацию

4 февраля Европейский суд по правам человека рассмотрел дело Хилала Мамедова, арестованного в июне 2012 года. По решению суда власти Азербайджана должны выплатить Мамедову денежную компенсацию

Европейский суд по правам человека обязал власти Азербайджана выплатить Хилалу Мамедову денежную компенсацию за то, что он подвергся пыткам.

ПРАГА---Получит ли редактор газеты «Голос талыша» Хилал Мамедов компенсацию, которую Европейский суд по правам человека призвал выплатить ему за то, что он подвергся пыткам? Почему назначение Амаль Клуни адвокатом журналистки Хадиджи Исмаил может ей навредить? Почему политзаключенных скорее помилуют, чем амнистируют? Почему Азербайджану не страшны санкции? И что ближе стране - Евразия или Азиопа? Об этом и многом другом мы говорим с директором Правозащитного центра Азербайджана Эльдаром Зейналовым.

Катерина Прокофьева: 4 февраля Европейский суд по правам человека рассмотрел дело Хилала Мамедова, арестованного в июне 2012 года, и по решению суда власти Азербайджана должны выплатить Мамедову денежную компенсацию. Каковы ваши прогнозы, будет ли это сделано?

Эльдар Зейналов: В отношении решения Европейского суда выплаты денежных компенсаций всегда осуществляются. С этим проблем нет. Другое дело, что никого не наказывают из судей и прокуроров, которые выносят неправомерные решения на национальном уровне. Вот с этим есть проблема, и поэтому Комитет министров Совета Европы держит на контроле около сотни решений, не исполненных должным образом. В случае с Хилалом Мамедовым это решение принесло небольшое разочарование для правозащитников. Мы его долго ждали, потому что Хилал Мамедов был первым из правозащитников, который был арестован еще в 2012 году, раньше всех. Это дело было необоснованно в тени других последующих арестов, и жалоба включала претензию на то, что было нарушено право на свободу по статье 5 Европейской конвенции. Вот именно эту часть жалобы Европейский суд рассматривать не стал, причем, что особенно обидно, в качестве аргумента для снятия этой части жалобы было использовано решение экспертов рабочей группы по произвольному задержанию ООН, которые пришли к выводу, что арест Хилала Мамедова был произвольным.

Европейский суд решил, что это параллельная процедура в другой международной структуре, и раз так, то Европейский суд уже не обязан это рассматривать, и рассматривать не стал. То есть с формальной точки зрения факт того, что задержание было произвольным, доказан со стороны экспертов ООН, но с практической точки зрения мнение экспертов ООН носит рекомендательный характер, в отличие от решения Европейского суда. Поэтому в этой части, скорее всего, он выполняться не будет, то есть человек останется в заключении. Большая проблема именно с этим решением Хилала Мамедова. Но, с другой стороны, там были затронуты два других момента, очень существенных в случаях таких арестов, – это применение физической силы при аресте. Там было установлено нарушение статьи 3, и основная часть компенсации именно этого и касается. С другой стороны, были созданы проблемы в общении с адвокатом - это известный адвокат Халид Багиров, который защищает многих политических заключенных в Азербайджане, и то, что его лишили лицензии в декабре 2014 года, достаточно чувствительно повлияло на рассмотрение этих всех дел на национальном уровне, потому что он сильный адвокат. А в случае с Хилалом Мамедовым было еще необоснованно создано препятствие в общении с клиентом по части Европейского суда. То есть это была полностью незаконная инициатива тюремной администрации, потому что в кодексе по исполнению наказаний именно в этой части четко прописано, что никаких препятствий по переписке с Европейским судом, никаких проблем с общением с людьми, оказывающими правовую помощь, даже не адвокатами, не должно создаваться, поэтому Европейский суд в этой части не уделил много внимания. Было очевидно, что так не должны были поступать, и нашли нарушение 34-й статьи. Но в целом создан очень полезный прецедент, в апреле он вступит в силу, и посмотрим, как тогда будет выполняться.

Катерина Прокофьева: Эльдар, вы сказали, что решения Европейского суда, как правило, выполняются, и что с этим проблем нет...

Эльдар Зейналов: Выполняются в части выплаты денежных компенсаций.

Катерина Прокофьева: Я хотела бы вспомнить сейчас Ильгара Мамедова, который выиграл дело, но продолжает сидеть и жалуется на избиения. Но тогда я напомню вам решение Евросуда относительно Тофика Ягублу. Евросуд тоже призвал освободить его и компенсировать моральный и материальный ущерб в размере 24 тысяч евро. Было ли это сделано?

Эльдар Зейналов: Большая разница между делами Тофика Ягублу и Ильгара Мамедова. В случае Тофика Ягублу было нарушение статьи 5, то есть право на свободу. Представьте себе, что арестовывается некто, ему не зачитали права и посадили. Это автоматически не означает, что его должны освободить. Но в случае с Ильгаром Мамедовым впервые в практике Европейского суда по Азербайджану была использована статья 18, которая подразумевает, что те или иные ограничения в правах были использованы не по назначению. То есть в данном случае Ильгара Мамедова тоже арестовали в связи с беспорядками в одном из районов, это было плохо обосновано – тем, что он участвовал в этих беспорядках, а на самом деле это было сделано для того, чтобы препятствовать его политической деятельности. Именно поэтому дело Ильгара Мамедова привлекло столько внимания, потому что власти неадекватно на него отреагировали. Кстати, на подходе есть еще несколько дел, где эта 18-я статья тоже будет использована, то есть дело Ильгара Мамедова – это отдельный прецедент. Фактически иносказательно Европейский суд признал его политическим заключенным. Как вы знаете, в практике Европейского суда не очень любят использовать выражение «политический заключенный», но если человека арестовали для другой цели, с другой мотивацией, это фактически подпадает под критерии политического заключенного, которые были разработаны в 2012 году для всего пространства Совета Европы. То есть то, что Ильгара Мамедова надо освободить, понятно, и, в принципе, сейчас это пытаются как-то втолковать нашим властям, но, к сожалению, отношения с Советом Европы ухудшились, и это сказывается и на политических заключенных тоже, которые превратились в заложников этого конфликта с международными организациями.

Катерина Прокофьева: Я хочу еще обратиться к последним новостям. Недавно Амаль Клуни решила стать адвокатом Хадиджи Исмаил. Можем ли мы в этом случае надеяться на какой-то сдвиг? Все-таки это сильное вмешательство со стороны, а она, наверное, располагает какими-то рычагами. Я говорила, что Франсуа Олланд лично просил за Лейлу Юнус, и один из моих собеседников Зардушт Ализаде полагает, что именно этот факт привел к ее освобождению. Может ли назначение Амаль Клуни адвокатом Хадиджи Исмаил привести к ее освобождению?

Эльдар Зейналов: Я должен сказать, что роль Клуни немного переоценивают, потому что не может адвокат – один из десятков и сотен тысяч адвокатов – быть более могущественным, чем те же Олланд, например, или Меркель. Если Меркель давит на правительство Азербайджана и не добивается результата, если Госдепартамент США грозит санкциями и власти на это очень вяло реагируют в Баку, то неужели у Клуни больше могущества и инструментов, чтобы что-то сделать? Но, с другой стороны, у Хадиджи Исмаил есть уже достаточно сильные адвокаты в Европейском суде из двух европейских стран. Ее дело достаточно очевидное, и мне кажется, что средней руки адвокат, даже азербайджанский, мог бы его выиграть. То есть в данном случае это, скорее, демонстративный шаг, некий пиар-жест со стороны Клуни, который особого эффекта на дело Хадиджи Исмаил не окажет. Тем более что с какой-то стороны это даже ухудшило положение Хадиджи в связи с тем, что у Клуни весьма специфическая репутация в Азербайджане. Как вы знаете, Азербайджан находится в конфликте с Арменией, а Клуни защищали интересы Армении в одном из дел против Швейцарии – если помните, дело «Догу Перинчек против Швейцарии». Поэтому это сразу же внутри страны вернулось бумерангом к Хадидже. Понятно, что для европейца это никакого значения не имеет, но Европа уже 70 лет ни с кем не воюет, а у нас есть неразрешенный конфликт. Поэтому этот пиар-ход пока еще позитивных результатов не дал, а некоторые негативные уже есть. Но опять же в случае с Хаджиджей очень много нарушений и будет очень много очевидного для судей Европейского суда. У нее здесь, в Азербайджане, очень сильные адвокаты, которые уже на национальном уровне добились снятия с нее кое-каких обвинений. Посмотрим, что будет в будущем. Пока что Хадиджа сидит в 4-й женской колонии.

Что касается Олланда, я должен согласиться с тем, что он действительно повлиял, и не только потому, что Лейла Юнус является Кавалером ордена Почетного легиона, а Олланд – великий командор этого ордена. Дело в том, что в прошлом году была кризисная ситуация, связанная с первыми Европейскими играми, которые прошли в Баку, что было использовано в политических целях. Баку подвергся остракизму со стороны ведущих европейских стран, и они демонстративно не приехали на открытие этих Игр, но приехал президент Швейцарии Дидье Буркхальтер. Приехал и увез с собой Эмина Гусейнова, который до этого восемь месяцев прятался в посольстве Швейцарии. Олланд обратился напрямую к президенту и добился освобождения четы Юнус. Мне кажется, это такой замаскированный посыл: «смените кнут на пряник, и тогда положение политзаключенных будет улучшено, изменено». В этом плане Зардушт Ализаде прав, это повлияло.

Катерина Прокофьева: В конце декабря прошлого года Ильхам Алиев амнистировал 210 заключенных.

Эльдар Зейналов: Помиловал.

(Кстати, разница между помилованием и амнистией очень существенная. Как объясняет мой собеседник, для помилования необходимо написать заявление и признать себя виновным (это может сделать адвокат), а амнистия применяется безотносительно к личности осужденного. В отношении политзаключенных амнистия применяется редко.)

Катерина Прокофьева: Среди них, если я правильно понимаю, не было ни одного правозащитника. Член мониторинговой группы правозащитных объединений Азербайджана Арзу Абдуллаева заявила, что политзаключенные не попали под президентское помилование под влиянием Кремля. Вы думаете, что это так?

Эльдар Зейналов: Насчет Кремля я бы не согласился. Мне кажется, что здесь повлияла Америка. Дело в том, что через несколько дней после освобождения из заключения четы Юнус, то есть шага навстречу к Западу, один из конгрессменов американского Конгресса Кристофер Смит выступил с инициативой ввести санкции против руководства Азербайджана. То есть первый же позитивный шаг был расценен как показатель слабости Баку, и стали грозить и давить дальше. В результате наши власти решили сделать такой ход, а это на самом деле был ход, потому что должны были освободить некоторых правозащитников и политзаключенных из числа молодежных активистов, уже все документы были подготовлены, их дела уже пропустили через комиссию по помилованию, но, видимо, в последний момент их оттуда исключили. Здесь повлияла не Россия, а Америка, то есть немного непродуманная кампания давления привела к таким результатам. Я должен сказать, что давление на диктаторов, на авторитарные правительства дает результаты только в том случае, если эти люди и правительства загнаны в угол.

Катерина Прокофьева: Чего нельзя сказать об Ильхаме Алиеве...

Эльдар Зейналов: Да, чего нельзя сказать об Ильхаме Алиеве. У него всегда есть дорожка обратно к СССР, к российскому сапогу, и по моему глубочайшему убеждению, если будет реальная угроза для наших властей, для их капиталов, то они без особых колебаний вернутся к России, то есть это будет что-то вроде Крыма номер два: проведут референдум и сделают из Азербайджана российскую губернию, тем самым сохранят свои доходы и позиции. Вот этого сценария исключать никогда нельзя. Мы видим, что давление в прошлом году со стороны Европы сопровождалось сближением Азербайджана с Россией, вплоть до того, что из наших вод, через нашу территорию стали обстреливать Сирию. Был заключен договор на несколько миллиардов долларов о поставке российского вооружения Азербайджану, да и много еще другого, по мелочам, которое показывает, что отношения России с Азербайджаном потеплели. Это нельзя рассматривать в отрыве от давления на Азербайджан со стороны Запада. Было бы неграмотным не замечать, что это прямой результат такой ситуации. Поэтому, когда говорят о точечных санкциях, о давлении, мне всегда интересно: а люди просчитали, куда Азербайджан после этого отплывет? Еще несколько лет назад Азербайджан достаточно четко, твердо двигался в сторону Европы – пусть не так быстро, как бы хотелось, но европейский вектор в развитии Азербайджана был неоспорим. А сейчас это уже не так очевидно, причем, когда говорят о Евразии, всегда забывают, что может быть и другой взгляд, то есть Азиопа. Почему Евразия? Почему европейские ценности должны быть на первом месте, а азиатские на втором? Это не для всех очевидно. Для китайцев, россиян, для Малайзии, Ирана, арабов – это не так очевидно. Всегда шла и идет борьба между азиатским и европейским влиянием в Азербайджане. Азербайджан, в свое время оказавшись зажатым между двумя такими влияниями, вступил в полузабытое движение неприсоединения, то есть отказался присоединяться к каким-то блокам – и к НАТО, и к ОДКБ. Этот нейтралитет Азербайджана, похоже, не всех устраивает – Россия хочет сделать его более антизападным, Западу хочется натравить Азербайджан на Россию, но мы видели, что произошло с Грузией и Украиной. Если будет конфликт с Россией, защитят ли западники нашу страну? По-моему, нет. Если Грузию не защитили, если Украину не смогли защитить, то и такую маленькую страну, буквально точку на географической карте, как Азербайджан, точно не защитят. Этот геополитический момент всегда надо принимать во внимание.

Кроме того, есть еще один момент: дело в том, что, когда говорят о борьбе с коррупцией и т.д., забывают, что у нас здесь тотальная коррупция – не частичная, не секторальная какая-то, а поголовная. У нас все капиталы здесь, в Азербайджане, созданы незаконным, коррупционным путем, они не отмыты, и с такими капиталами интегрироваться в рыночное пространство нельзя. Понимаете, у нас мафиозная экономика, а в той же самой Европе, например, рыночная экономика, и если вдруг произойдут какие-то политические изменения в Азербайджане и поменяется власть, то олигархи, которые сейчас занимают политические посты, потеряют все, то есть их раскулачат, как в 30-х годах. Единственная защита для их капиталов – это их политическая власть, их политическое положение, поэтому без решения вопроса об отмывании капиталов, о финансовой амнистии, вообще, говорить о каких-то экономических реформах очень сложно, а без экономических реформ у нас не пойдут и политические. Сейчас очень важный момент, когда наши власти, кажется, начинают потихоньку это понимать. Осталось только, чтобы западные партнеры поняли требования момента и помогли превратить нашу базарную экономику в рыночную. В таком случае у нас пойдут и политические реформы тоже.

XS
SM
MD
LG