Доступные ссылки

«Анкара поддержит Баку, Москва поддержит Ереван»


Карабахский конфликт сегодня

Карабахский конфликт сегодня

О главных опасностях нынешнего обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха размышляет Аркадий Дубнов

В ночь на 2 апреля в оккупированном Нагорном Карабахе начался новый виток вооруженного противостояния. Обе стороны обвиняют друг друга.

Армянские военные утверждают, что азербайджанские силы начали наступление. Азербайджанские военные заявляют, что отвечали на огонь. Министерство обороны самопровозглашенного Карабаха сообщило, что гибнут мирные жители, в том числе 12-летний ребенок. Азербайджанское министерство обороны сообщило в гибели 12 своих военнослужащих. Армянское министерство обороны отметило, что это самые интенсивные вооруженные действия с момента достижения режима прекращения огня в 1994 году, и призвало США, Россию и Францию, сопредседателей так называемой Минской группы по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе, к немедленным действиям. При этом главы государств Армении и Азербайджана в момент возгорания конфликта находились в Вашингтоне.

О том, что могло способствовать нынешнему обострению кризиса, в что способствовало столь яростному витку кризиса, в интервью Радио Свобода размышляет Аркадий Дубнов:

- Достоверной информации из зоны конфликта нет, что дает фору тем, кто начал военные действия, потому что понять, кто начал первым и в чьих интересах это было, сейчас невозможно – по одной простой причине: уже длительное время из-за угрозы безопасности из зоны были выведены международные военные наблюдатели. И это – довольно выпуклое свидетельство того, что этим можно воспользоваться. И второе, мне кажется не случайным, что обострение началось в тот момент, когда ни Ильхама Алиева, ни Сержа Саргсяна, президентов Азербайджана и Армении, не было в своих странах. Оба они присутствовали на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне. И здесь всегда есть искушение сделать вид, что начальство не знало, что делали их военные подчиненные в надежде на то, что каким-то образом военный успех будет достигнут, и тогда победителей не судят. А если все сложится неудачно, то всегда можно будет свалить на них вину и заявить, что это было превышением полномочий, и высокое начальство здесь ни при чем. Так что политические уловки здесь налицо.

- Если говорить о саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне, то Россия как раз там не присутствовала. И да, в первую очередь сегодня было отмечено, что возгорание конфликта произошло как раз в тот момент, когда оба лидера Азербайджана и Армении встречались в Вашингтоне с вице-президентом США Джо Байденом, обсуждали Нагорный Карабах. Из этого уже даже вывели конспирологическую теорию, что, возможно, Россия уже каким-то образом вмешалась и решила насолить односторонним миротворческим усилиям США.

- Я видел такого рода конспирологические изыски. При всем моем критическом отношении к путинской политике, я не могу разделить эти изыски, потому что мне трудно предположить, что, во-первых, у Кремля есть настолько весомые рычаги воздействия на ситуацию с какой-либо из сторон. Поскольку я предполагаю, вернее, предполагаю на основании анализа, кто мог начать в данном случае, хотя говорить об этом сейчас я не имею права, у меня нет доказательств, а есть только анализ ситуации, я не вижу возможности, чтобы у Москвы были рычаги воздействия на одну из стороны, чтобы разогреть ситуацию настолько. Кроме того, это очень рискованная игра, потому что мы находимся сегодня в состоянии не том, что было даже полгода назад, до 24 ноября 2015 года, когда случился инцидент со сбитым российским бомбардировщиком турецкими ВВС. И российско-турецкий конфликт сегодня – это постоянная константа, подложить хворост под которую вот этим розжигом конфликта в Карабахе чрезвычайно опасно. Ведь тогда Карабах станет полем уже не риторического соперничества, которое наступило после 24 ноября между Москвой и Анкарой, а фактическим полем сражения. Анкара поддержит Баку, Москва поддержит Ереван…

- Неожиданно выступила со срочным заявлением и призывом к миру такая аморфная организация, как ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности), которая никогда ни во что происходящее на территории ее стран-участниц не вмешивалась. С чем это связано?

- ОДКБ не может не отреагировать. Речь идет о конфликте, к которому имеет отношение член ОДКБ – Армения. Но я бы обратил внимание на то, что сейчас очень аккуратно подчеркивается, то обстоятельство, которое дается возможность ОДКБ не быть втянутой в этот конфликт согласно своему уставу на сторону своего союзника. Речь идет о том, что в конфликте участвует непризнанный Нагорных Карабах и Азербайджан. А непризнанный Нагорный Карабах не является членом ОДКБ. Это еще одна уловка, которая позволяет ОДКБ держать некую дистанцию, заинтересованную, но дистанцию.

- Из предыдущей практики и опыта урегулирования вспышек напряженности в Нагорном Карабахе, какие действия международного сообщества должны сейчас последовать?

- Первое, что необходимо – это приостановить военные действия, потому что, если верить сообщениям, уже есть жертвы среди мирного населения, включая детей. Меня настораживает некоторое торможение со стороны тем, кто в первую очередь должен был бы сейчас действовать и приложить все усилия. Я имею в виду сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Совершенно поразительное сообщение о том, что они намерены встретиться на следующей неделе в Вене. Это значит, что они дают возможность сторонам «доопределить» свои военные усилия, добиться какого-то военного перевеса? Это совершенно для меня непонятно, рискованно и подозрительно. Я думаю, что сегодня лучшим выходом было бы совместное заявление глав государств, которые присутствуют в Минской группе, я имею в виду Францию, Россию и Соединенные Штаты. А российский дипломат Анатолий Адамишин, с которым я только что беседовал, вообще сказал мне, что самым лучшим сейчас было бы и параллельное решение российско-турецкого конфликта, то есть совместное заявление Реджепа Эрдогана и Владимира Путина, которое могло бы позволить остановить разрастание конфликта.

Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG