Доступные ссылки

Хадиджа Исмаил: «Я заставлю правительство Азербайджана заплатить за каждый час моего пребывания в тюрьме»


Власти Азербайджана выпустили на свободу журналистку, которая расследовала коррупцию в верхах правящей элиты страны, в том числе – в президентской семье. Почему это произошло, и будет ли она снова заниматься расследованиями? Эксклюзивное интервью Хадиджи Исмайловой

25 мая власти Азербайджана выпустили на свободу известную журналистку Хадиджу Исмайлову, бывшую сотрудницу азербайджанской редакции Радио Свобода. Она была арестована в декабре 2014 года, а в сентябре 2015 года ее приговорили к 7,5 годам тюрьмы по экономическим статьям. Защита Исмайловой предъявленные ей обвинения считает недоказанными.

После почти полутора лет в заключения реальный тюремный срок Исмайловой был заменен на условный в 3 года и 6 месяцев.

Сама журналистка, ее коллеги и адвокаты с самого начала считали дело политическим. Исмайлова получила широкую известность благодаря своим расследованиям коррупции в высших эшелонах власти Азербайджана, в том числе в правящей семье. Кроме нее, публиковать подобную информацию в Азербайджане не решался никто из журналистов.

​"Я арестована по заказу президента Ильхама Алиева. Он запер меня в тюрьму из-за моей журналистской деятельности. Настоящая причина моего ареста – предотвращение моих расследований о бизнесе Ильхама Алиева и его семьи", – заявила журналистка перед началом процесса.

Было ли решение об изменении приговора неожиданностью для самой Исмайловой? Кто стоит за ее освобождением? Будет ли она продолжать расследования и собирается ли уехать из страны? Обо всем этом Исмайлова рассказала в эксклюзивном интервью Настоящему Времени сразу после освобождения.

*****

Да, решение суда для меня было неожиданностью. Я думала, что правительство еще все-таки не готово меня выпустить из тюрьмы.

До меня были решения судов по поводу Сеймура Хазиева, другого журналиста оппозиционной газеты "Азадлыг" ("Свобода"), и по поводу Ильгара Мамедова, председателя движения "Реал". Аресты продолжались. Поэтому я не очень-то верила в то, что правительство готово продемонстрировать добрую волю в отношении политических заключённых или узников совести.

Но, видимо, кампания, которая велась по поводу моего освобождения, была очень эффективной. И правительство наконец поняло, что содержать меня в тюрьме обходится им дороже, чем моя свобода. Поэтому меня выпустили.

Они думали: если они меня арестуют, журналисты прекратят делать расследования

Они думали: если они меня арестуют, многие журналисты прекратят просто делать расследования по поводу семьи президента или высокопоставленных чиновников. Этого не произошло. Расследований стало еще больше. И еще большее количество расследований было опубликовано – и в международной прессе, и в отечественной прессе.

Своего власти не добились: критики стало не меньше, а наоборот –больше. Мой арест обошелся им очень дорого в плане имиджа и денег, которые они тратили на лоббирование интересов правительства в международных организациях.

В первую очередь я должна, конечно, поблагодарить всех своих коллег, которые вели расследование и не прекращали работу как в "Радио Свобода", так и в OCCRP (эта организация опубликовала "Панамский архив", где в том числе были документы о семье Ильхама Алиева – НВ), проекте по расследованию коррупции, так и в международной прессе. А также всех участников проекта "Хадиджа" – журналистов, которые присоединились к этому проекту, чтобы проводить расследование деятельности правящих чиновников не только в Азербайджане, но и во всем мире. Я думаю, именно поэтому меня выпустили.

Я была удивлена, конечно. Но я не удовлетворена решением суда, потому что я невиновна ни по одному из пунктов предъявленных мне обвинений.

Меня признали невиновной по всем трем пунктам обвинений. По первому пункту – в первой инстанции суда, а еще по двум меня признали невиновной в Верховном Суде. Но два обвинения в отношении меня всё еще остаются. Но я еще раз заявляю, что я невиновна ни в одном из этих пунктов обвинения, и эти обвинения – фальшивые и не имеют ничего общего с реальностью. Поэтому я намерена добиваться признания своей невиновности в Европейском суде, и я заставлю правительство Азербайджана заплатить за каждый час моего пребывания в тюрьме.

Моя мама шутила: "Пока ты в тюрьме –​ я больше уверена в твоей безопасности

Не опасаюсь ли, что моя жизнь будет в большей опасности после того, как меня освободили? Моя мама шутила по этому поводу. Она говорила: "Пока ты в тюрьме – я больше уверена в твоей безопасности, чем когда ты была на свободе. Потому что так тебя хотя бы не убьют".

Будь что будет. Я никак не смогу повлиять ни на решения, ни на возможности правительства. У них больше возможности сделать то, что они хотят сделать, если они хотят что-то сделать. Помешать как-то этому я не смогу. Я могу отвечать только за свои собственные действия.

Я собираюсь заниматься своей работой, как делала до того, как была арестована. Я буду заниматься журналистскими расследованиями и любой работой, связанной с профессиональной журналистикой.

Людей в Азербайджане могут убить и арестовать, избить за то, что они говорят правду. Но говорить правду - это так же естественно для человека, как и дышать. Это наша сущность. Я думаю, что не надо делать из мухи слона: ничего особенного мы, журналисты, не делаем. Но, несмотря на риски, нам надо продолжать делать то, что мы считаем правильным.

Права на выезд у меня еще долгое время не будет

Я не покину Азербайджан, даже когда у меня будет такая возможность. В данный момент у меня такой возможности нет, даже на короткое время. Согласно решению суда мое освобождение – всего лишь условное. То есть, в течение 5 лет я должна каждый месяц приходить и расписываться в полиции, сообщать о всех своих поездках и получать на это специальное разрешение. Как я понимаю, права на выезд у меня еще долгое время не будет.

Кроме коротких поездок, связанных с моей работой, долгосрочных планов отъезда у меня нет. И я не думаю, что они скоро появятся. Потому что работы в стране еще полно, надо работать. В стране экономический кризис, И я думаю, главная причина этого экономического кризиса – коррупция. То есть, работы для журналиста, расследующего коррупцию, еще очень много. И надо заниматься своей работой.

Я не собираюсь убегать

Еще до ареста у меня был шанс не приехать в страну. Меня предупредили, что я буду арестована по приезду. И я еще тогда решила, что не буду убегать от преследований. Я вернулась в страну, потому что это моя страна и это мой дом. И я не собираюсь убегать только потому, что кому-то не нравится то, что я говорю правду.

Я еще не запланировала следующую публикацию. Но у меня остались незаконченные расследования, которые я проводила до ареста. Я намереваюсь их завершить. Правительство дает мне каждый день пищу для размышлений. Например, одно из расследований мы проводили в соавторстве с коллегой из "Радио Свобода" – оно касалось по поводу золотых приисков в Азербайджане, которые разрабатывают компании, принадлежащие дочерям президента.

​Как раз в день моего освобождения стало известно, что государство собирается выкупить эти прииски у дочерей президента. Выходит, что дочери президента, когда-то получившие бесплатно шанс разрабатывать золотые месторождения, сейчас могут их выгодно продать обратно государству – и все за счет бюджета. Надо будет проследить за тем, как это все происходит.

XS
SM
MD
LG