Доступные ссылки

Турецкое вторжение в Сирию: очередной «нож в спину» Кремля?


Турецкие танки армии едут к сирийско-турецкой границе города Джераблус, 25 августа 2016 года

Турецкие танки армии едут к сирийско-турецкой границе города Джераблус, 25 августа 2016 года

В сирийском МИДе турецкую операцию «Щит Евфрата» назвали вторжением, а российские дипломаты комментируют ее очень осторожно

24 августа Турция начала военную операцию «Щит Евфрата» на севере Сирии. Как утверждают турецкие военные, причинами стали обстрелы с сирийской стороны и недавний теракт на свадьбе в городе Газиантеп. Президент Реджеп Эрдоган настаивает, что операция направлена исключительно против террористов ИГИЛ. Военные уже захватили город Джараблус в провинции Алеппо, который контролировали в том числе настроенные против Турции курдские повстанцы. В сирийском МИДе операцию «Щит Евфрата» назвали вторжением, а российские дипломаты комментируют ее очень осторожно.

Директор Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос отмечает, что Реджеп Эрдоган этой операцией решает сразу несколько задач:

Турция стремится создать большую зону безопасности у южных границ, заодно ударив по курдам и сирийскому режиму. Это прямо противоречит интересам России в регионе

– Значительные территории на западном берегу Евфрата от курдских повстанцев перейдут, скорее всего, к «Свободной сирийской армии», а это очень опасно для города Алеппо, который контролируют силы Башара Асада. Здесь сталкиваются интересы сразу многих игроков, а Турция со своей стороны стремится создать большую зону безопасности у южных границ, заодно ударив по курдам и сирийскому режиму. Это прямо противоречит интересам России в регионе.

Официальный представитель МИД России – Мария Захарова: «Мы начали конкретно, детально работать по сирийскому вопросу с турецкой стороной. Расцениваем эту работу, как конструктивную, позитивную. Существующие разногласия не могут быть решены в один день, потому что они существенные, но работа по ним ведется, и мы оцениваем ее как конструктивную и многообещающую».

Игорь Семиволос считает, что за этими словами российских дипломатов кроется легкая паника:

– Я думаю, что Москва сейчас находится в некоторой растерянности. Скорее всего, Турция поставила Россию перед фактом своей военной операции в Сирии, то есть изменить уже ничего было нельзя. Важно понимать, что Турцию поддержали почти все остальные игроки в сирийском конфликте, так что позиции Реджепа Эрдогана сейчас сильны как никогда. Россия на протяжении всего своего присутствия в Сирии пыталась использовать уже опробованную «чекистскую» стратегию, но проблема в том, что она работает только со слабыми игроками. Когда среди твоих оппонентов Турция и США, то все эти «гибридные» ходы не приносят результата.

Российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр объясняет, почему турецкая операции в Сирии стала возможна только сейчас:

В Кремле не ожидали, что турки так плохо поступят после показательного примирения. Можно сказать, что это очередной «удар в спину» Владимиру Путину

– Действительно, в Кремле не ожидали, что турки так плохо поступят после показательного примирения. Можно сказать, что это очередной «удар в спину» Владимиру Путину. Турки давно хотели создать бесполетную буферную зону у южных границ, но до сих пор не осмеливались. Полтора года назад турецкие военные вообще отказались идти в наступление без резолюции Совета безопасности ООН, а теперь, после неудачного переворота, возражать Реджепу Эрдогану больше не могут.

Перспективы российского военного присутствия в Сирии Павел Фельгенгауэр называет сомнительными:

– Теперь, по сути, у антиасадовской оппозиции появилась безопасная зона, в которую не смогут залетать российские самолеты. Владимира Путина обвели вокруг пальца. Не стоило надеяться, что Реджеп Эрдоган после визита в Москву внезапно примет в союзники Башара Асада. Россия явно терпит в Сирии стратегическое поражение: рассчитывали же нанести серию авиаударов, а асадовцы и иранцы должны были «подмести» осколки ИГИЛ. В итоге сирийские военные оказались слишком слабыми, а с Ираном Кремль уже поругался. Выхода остается два: либо посылать в Сирию российских солдат, либо уходить оттуда совсем.

XS
SM
MD
LG