Доступные ссылки

Ахмед Закаев: «За терактами в Турции стоят российские спецслужбы»


Иллюстрация

Иллюстрация

Исполнителем взрывов в стамбульском аэропорту имени Ататюрка 28 июня был уроженец Чечни или Дагестана, пишут турецкие газеты, но официальных заявлений от властей Турции все еще нет.

ПРАГА---Исполнителем взрывов в стамбульском аэропорту имени Ататюрка 28 июня был уроженец Чечни или Дагестана, пишут турецкие газеты, но официальных заявлений от турецких властей все еще нет. Организатором теракта турецкими СМИ объявлен Ахмед Чатаев, чеченский беженец, получивший убежище в Австрии. Среди чеченцев ходят слухи, что он давно работает на российские спецслужбы. В связи с этим они припоминают ему темную историю в грузинском ущелье Лопота в сентябре 2012 года, когда грузинские силовики проводили спецоперацию против чеченских боевиков, якобы пытавшихся пересечь российскую границу. Газета «Коммерсант», ссылаясь на свои источники в российских спецслужбах, написала, что Ахмед Однорукий сейчас занимает важное место в иерархии ИГ, при этом предположив, что он мог быть причастен и к организации теракта, совершенного 13 ноября 2015 года в Париже.

Мы попытались прояснить ситуацию и обратились к председателю кабинета министров Чеченской Республики в изгнании Ахмеду Закаеву.

Амина Умарова: Что вам известно об этом человеке, Ахмеде Чатаеве? Наверняка вы проводили свое расследование после обвинения чеченцев во взрывах в стамбульском аэропорту.

Ахмед Закаев: Конечно, мы, в частности, не в этом случае проводили расследование, а по факту того, что произошло в Грузии, в ущелье Лопота, потому что этот человек тоже был вовлечен в этот процесс. Тогда, к сожалению, нам не удалось с ним ни встретиться, ни переговорить, т.к. одно время он находился в изоляторе грузинской тюрьмы, а в последующем, когда его освободили, он сразу уехал, и больше у нас не было возможности с ним пообщаться – ни нашим представителям, ни членам нашей комиссии. Но то, что он действительно был вовлечен в этот процесс и действительно за этой операцией, за этой трагедией, произошедшей в Лопоте, стояли российские спецслужбы, – это однозначно. Относительно того, что произошло в Стамбуле, у нас на сегодняшний день никаких материалов, подтверждающих, что за этой акцией стояли действительно чеченцы, нет. Конечно, опровергнуть эту информацию у нас тоже нет оснований, хотя изначально нужно определиться с тем, что сами стамбульские власти, которые проводят расследование по этому факту, пока что никакой версии, касающейся чеченцев, не высказывали. Версия чеченского следа в этом преступлении пошла через российские СМИ и подконтрольную России газету, которая выходит в самой Турции. Поэтому здесь однозначно утверждать ничего нельзя.

Амина Умарова: Но тем не менее именно чеченцы, дагестанцы, выходцы с Кавказа десятками уже задержаны в связи с подозрением в участии во взрывах в стамбульском аэропорту...

Ахмед Закаев: Я не знаю, какая будет озвучена официальная версия политиками, а то, что делают турецкие спецслужбы, задерживая дагестанцев или чеченцев, – людей, которых они в чем-то подозревают, – это абсолютно нормальная оперативная работа, которую они должны проводить. Задержание не означает выдвижение обвинений против кого бы то ни было. Для того, чтобы выдвинуть обвинения, необходимо будет доказать и собрать факты. Поэтому на сегодняшний день, мне кажется, преждевременно говорить, что турецкие власти пошли в ложном направлении, поддавшись на провокационные заявления России. Я думаю, что они работают очень профессионально, они очень опытные. Это чисто оперативная работа, которую они обязаны провести. Если есть подтверждения доказательства вины этих людей, то они будут задержаны, если нет, то как бы эта версия отпадет и они будут продолжать дальше работать. Поэтому я ничего странного, удивительного и нелогичного в том, что задержаны те или иные люди той или иной национальности, не вижу. Что касается чеченцев и дагестанцев, то вы знаете, что Россия на протяжении последних двадцати лет раскручивает именно этих людей как экстремистов, террористов, как людей, вовлеченных во все международные террористические организации, и они сами подтверждают это, потому что у них среди этого контингента есть своя агентура, которая готова принять на себя любое преступление, которое выгодно в тот момент той политической конъюнктуре, которая складывается или в самой России, или в связи с Россией в международной политике. Поэтому это у них вполне опробованная карта, и, конечно, игнорировать этот факт ни одни спецслужбы мира не могут – ни французские, ни турецкие, ни какие-либо другие, где совершаются подобного рода акции.

Амина Умарова: Ряд экспертов отметили, что взрывы в Турции начались после того, как 24 ноября 2015 года Турция сбила российский бомбардировщик СУ-24. По версии Анкары, самолет нарушил воздушное пространство Турции. Так вот эти эксперты вспоминают слова Путина о том, что помидорами они, т.е. турки, не отделаются. Что самое интересное, буквально сразу после самого кровавого теракта в Турции за последнее время Путин вдруг разрешил российским туристам отдыхать на турецком побережье, когда другие страны, наоборот, не рекомендовали посещать эту страну. Каково ваше видение этой ситуации?

Ахмед Закаев: Я могу сказать одно: кто бы что ни писал, кто бы как ни относился и ко мне, и к тому, что я сейчас скажу или до сих пор говорил, у меня абсолютно нет никаких сомнений в том, что за всеми терактами, которые произошли с момента сбития российского самолета и конфликта между Турцией и Россией, за этими терактами, которые были совершены на территории Турции, стоят российские спецслужбы. Я в этом абсолютно уверен. В принципе, Путин особо этого и не скрывает. Они сказали, что «наши действия в отместку за сбитый самолет не ограничатся помидорами», и сразу же пошла серия этих взрывов. Единственное, что я могу сказать после последнего теракта, Путин в телефонном общении с Эрдоганом заявил, что (и эта информация очень обнадеживает) он отменит запрет на организованный туризм в Турцию. На мой взгляд, это говорит о том, что российские спецслужбы, по указанию Путина, в будущем не будут проводить подобные теракты. Хотя, это тоже можно ставить под сомнение, учитывая наш опыт и вспоминая взрывы домов в Волгодонске, Буйнакске. В принципе, Путин и его окружение с приходом к власти всегда использовали в качестве жертв российских граждан, российское население – не пренебрегали этим. Поэтому в данном случае тоже я бы особо не восторгался, что ничего больше не произойдет, потому что, чем запутаннее, тем интереснее эта операция. Вы обратили внимание на то, что буквально все страны однозначно высказали предосторожность относительно поездок в Турцию, а одна Россия и Путин сделали заявление, что вот теперь можно спокойно ездить туда. Или он ищет новые жертвы среди российского населения, и это называется операция «прикрытие», или же он пытается убедить Эрдогана в том, что он его сторонник и будет его поддерживать в любом случае в дальнейшем.

Амина Умарова: Как вы думаете, турецкие власти не догадываются, откуда эти взрывы?

Ахмед Закаев: Знаете, у меня нет, конечно, сомнений в том, что они разберутся абсолютно до конца, а вот что касается уже политических заявлений, то нужно разделять: спецслужбы, которые проводят расследование и устанавливают факты, и политики, которые озвучивают ту или иную версию, или же, как они это преподносят общественности, – это уже другой вопрос. Поэтому здесь сложно говорить, какая оценка будет политического руководства, но что спецслужбы разберутся до конца, – в этом вопросе у меня нет сомнений, потому что у них есть очень большой опыт работы с такими последствиями. Турция, в принципе, очень давно подвергается террористическим атакам со стороны Рабочей курдской партии, которая всецело опекалась Советским Союзом, а потом уже, в последующем, как правопреемник СССР, Россия взяла кураторство над этими террористическим организациями, которые действовали в Турции.

Амина Умарова: Но тем не менее в этой ситуации Кремль опять использовал «чеченскую карту», как использовал уже много лет в этой террористической игре. Когда она станет неактуальной?

Ахмед Закаев: Я думаю, что она станет неактуальной с уходом Путина с политической арены. В принципе, термины «терроризм», «международный терроризм», «экстремизм» вошли в обиход и используются именно с приходом Путина. В свое время мы написали одну статью, что Путин как бы возглавил именно это движение, и был такой лозунг: «Жертвы террора объединяйтесь под Россию!» То есть он начал строить свою политику именно на этом, он продолжает делать то же самое и будет делать это до тех пор, пока он будет находиться в Кремле, и чеченская тема и чеченский терроризм останутся актуальными именно на период правления или в бытность Путина на политической арене. Поэтому вместе с ним это пришло и вместе с ним оно может только уйти. А пока это еще остается актуальным. Вы обратили внимание, не только в Турции и каких-то внешних делах, даже во внутренних делах, продолжая заигрывать и называть Рамзана Кадырова соратником и защитником России и российских интересов, в то же время сами чеченцы используются в совершении тяжких преступлений и террористических акциях, которые в последующем раскрываются. Поэтому как во внутренней, так и во внешней политике вот эта тема для Путина остается и актуальной, и востребованной, к сожалению.

Амина Умарова: Существует ли у Кремля боязнь сепаратистского движения в Чечне?

Ахмед Закаев: Дело в том, что это движение не подавлено, оно никуда не ушло. Просто люди, которые стояли на защите интересов независимого чеченского государства, под этим давлением и под очевидным фактом чеченизации этого конфликта выдерживают паузу. Как только произойдут изменения или какие-либо послабления в самой России или изменится форма правления в Чечне или России, это заново, к большому сожалению, всплывет, и наша основная задача состоит в том, чтобы это не довести до очередной национальной трагедии. Тем более, мы имеем уже опыт, почти 25 лет, и вооруженного противостояния с Россией, и сегодня, я думаю, что методы, которые чеченцы будут использовать в будущем для достижения политических целей, будут именно политическими. Я веду речь и о деоккупации Чечни, об установлении дипломатических отношений с Россией. России и Чечне все равно придется вернуться к документу, который был подписан между Масхадовым и Ельциным 12 мая 1997 года, т.к. в природе определения взаимоотношений России и Чечни другого документа не существует, и нам придется строить свои отношения с Россией именно на основе этого договора, который был признан и международным сообществом, и российской стороной, и чеченцами, и по сей день не потерял свои ни легитимность, ни актуальность.

XS
SM
MD
LG