Доступные ссылки

Мать Гияса обвинила полицию в фабрикации обвинения против ее сына


Гияс Ибрагимов

Гияс Ибрагимов

«Полицейский угрожал подбросить мне пистолет» - Гияс Ибрагимов

В Бакинском Суде по тяжким преступлениям прошло четвертое заседание по делу “узника совести” Гияса Ибрагимова, арестованного в мае после сделанной им надписи на памятнике Г.Алиева, но обвиненного в наркопреступлении.

Желающих лицезреть суд было много, зал был полон до отказа. В этот раз сидеть на передних скамейках не разрешили, к тому же при входе отобрали мобильные телефоны. В зале было больше конвоя. Выяснилось, что строгие меры предприняты из-за снятой на прошлом процессе фотографии Гияса, со вздернутым вверх кулаком.

Мы смогли поздороваться с Гиясом через клетку.

Через несколько минут в зал вошла судебная коллегия и судья Энвер Сеидов объявил заседание открытым. Вызвали очередного свидетеля – сотрудника 22-го отделения полиции Лютфалиева Сейрана. Он очень торопился и судья просил его говорить медленнее. Свидетель сказал, что на собрании в полиции им представили информацию об Ибрагимове, однако фотографию не предоставили. На вопрос адвоката, «Какие права были зачитаны задержанному?», сотрудник не смог ответить. Он не помнил цвет машины, на которой увезли задержанного, не помнил первого полицейского, подошедшего к Гиясу. Тогда адвокат его спросил: “Как же так получается, что вы то помните, то не помните?”. Свидетель: “Мы задерживаем столько людей, что я не все помню. Что-то помню, а что-то нет. После обыска подозреваемого, он сам отдал наркотики и было принято решение обыскать дом. В обыске дома принимали участие около 15 человек. Я стоял у дверей и видел как нашли наркотики в кровати”. После этого встал Гияс: “Он стоял слева, когда я попытался успокоить мать, он не разрешил, угрожал подбросить еще и пистолет”. В этот момент адвокат Эльчин Садыгов заявил, что все сказанное свидетелем противоречит протоколу очной ставки между свидетелем и Ибрагимовым. Свидетель равнодушно пожал плечами и произнес: «Ну и что?». Адвокат попросил разрешения огласить протокол, но судья Сеидов не позволил. Свидетель сел на первой скамейке.

Затем был вызван второй свидетель - сотрудник Главного Управления полиции Баку Алиев Имран. Он, также как и предыдущий свидетель, говорил торопливо. Прокурор спросил: «Было ли давление на Гияса?». Свидетель ответил отрицательно: “Он сам отдал нам наркотики, вытащил из кармана. Мы до этого провели обыск, но ничего не нашли. До задержания подозреваемого нам представили рапорт и устно описали его приметы: высокий, худой с бородой. Фото нам не предоставили. При задержании на Ибрагимова нам указали сотрудники Управления по борьбе с наркотиками, и мы подошли к нему. Я точно не помню сколько нас было человек, потому что у нас много подобных дел. Цвет машины не помню. При обыске участвовал адвокат, но кто пришел раньше - адвокат или понятые, точно не помню. Затем мы поехали для обыска к Ибрагимову домой. Там нашли наркотики”. В разгар допроса адвокатом свидетеля судья прервал адвоката и разрешил свидетелю сесть. Он тоже сел на первую скамейку.

Затем в качестве свидетеля в зал пригласили мать Гияса Ибрагимова - Шуру Амирасланову. Когда она вошла, зал встретил женщину аплодисментами. Судья приказал “остановить акцию”.

Амирасланова начала давать показания: “В тот день я пришла домой раньше, плохо себя чувствовала. Дверь не заперла, ждала Гияса. Вдруг дверь открылась, в квартиру ворвались около 15 человек. Среди них был Гияс. Я спросила, что происходит? Мне сказали, что мой сын занимается продажей наркотиков, они проведут у нас обыск. Я от ужаса упала на пол. Гияс сказал: “Мама, это не правда, меня обвиняют в этом по политическим мотивам”. Я ответила: «Какой же из тебя наркоторговец? Я каждый день даю тебе 1 манат в институт».

При обыске эти люди громко кричали, устроили шоу. Вдруг один подошел к моей кровати и что-то бросил под матрас. Я спросила: “Что ты бросил туда?”. Он промолчал. Потом подошел к холодильнику, открыл его, как будто ищет что-то. А затем он вновь подошел к моей кровати и вытащил красную коробку. Когда они ушли, я подошла к кровати и увидела рассыпанное белое вещество. Это был сахарный песок.

Амирасланова: «Мой сын арестован за надписи на постаменте экс-президента Гейдара Алиева. Я вас прошу о справедливом суде. Вы тоже отец. Гияс несколько лет подряд ходил всего в двух парах туфлей и одной рубашке. Какие наркотики? После ареста я не видела Гияса 25 дней, мне не разрешали даже посылать ему передачу».

На этом судебное заседание завершилось, конвой очистил зал. Следующий процесс назначен на 11 октября.

XS
SM
MD
LG