Доступные ссылки

Ариф Мамедов: Тале Багирзаде бросил вызов большой клетке

Демократическая оппозиция в Азербайджане защищает права содержащегося в СИЗО подследственного председателя Движения "Мусульманское единство" Тале Багирзаде. Его имя включено в азербайджанский список политических узников, составляемых и представленных в Совет Европы правозащитниками Азербайджана. Дело Т.Багирзаде и 17 его сподвижников рассматривается в Бакинском суде по тяжким преступлениям с 3 августа, когда начался судебный процесс по «Нардаранскому делу». Подсудимые обвиняются в совершении ряда тяжких преступлений. Они не признали свою вину и заявили в суде о том, что дали признательные показания под пытками.

Сторонники светского, демократического развития Азербайджана защищают исламистов, которые вполне возможно, поставили цель создания в стране религиозного государства. В чем причина такого феномена? Этот вопрос «РадиоАзадлыг» задал сопредседателю эмигрантской организации "Демократия для Азербайджана" (AND), бывшему послу Азербайджана в Организации Исламского Сотрудничества при Евросоюзе Арифу Мамедову. Он живет в Брюсселе, оставшись там после демонстративного объявления своего несогласия с политикой Азербайджана.

- Ариф бей, вы часто затрагиваете тему суда над Гаджи Тале и его сторонниками. С чем это связано? Ведь вас знают больше как человека светского, проработавшего более 20 лет в самом центре Европы.

- Когда в июле 2015 года, после двух с половиной лет тюрьмы, на свободу вышел внешне хрупкий, небольшого роста человек, мало кто в мире обратил внимание на этого смелого и сильного, молодого азербайджанского политика. Но, первые же интервью лидера движения «Мусульманское единство» Тале Багирзаде показали его харизматичным лидером, говорящим о правах и достоинстве человека, выступающим в защиту политзаключенных. Он не за теократию, а за реальную демократию в стране. В одном из первых интервью Багирзаде высказывал готовность сесть в тюрьму вместо арестованных политзаключенных женщин - Лейлу Юнус и Хадиджу Исмаил. Гаджи Тале называет тюрьму, в которой он находился, маленькой клеткой, а страну – большой клеткой. Не видит разницы между ними.

- Никто не спорит, что Гаджи Тале - довольно смелый и харизматический человек, которого власть хочет упрятать за решетку любыми способами. Вместе с тем в обществе существует беспокойство возможностью усиления религиозного фактора в стране и отхода от светского устройства Азербайджана. Тем более, что мы соседствуем с таким крупным исламским государством как Иран.

- В нашем обществе есть определенная боязнь фактора Тале Багирзаде. Есть опасения, что в Азербайджане может установиться теократия. Я сам, как и многие сограждане, категорически против этого и уверен, что глубокие демократические традиции нашего народа не позволят этому случиться. Тале Багирзаде говорил, что он против роли религии в государстве и за демократическое устройство Азербайджана. Многие в нашей стране, выступающие за сохранение светского характера власти, не до конца осознают, что светское общество без подлинной демократии более опасно, чем даже сама теократия. Светскими были властные элиты в Тунисе, Сирии, Ливии и Египте. К чему это привело? Всем известно. В то же время наличие просто демократических законов без либеральных устоев общества тоже недостаточно. В стране может быть выборная демократия (или демократия избирательных урн) и в то же время отсутствовать свобода слова или вероисповедания. Такую демократию еще называют «камуфляжной» Подлинная демократия - либеральная, где обеспечены права каждого гражданина страны вне зависимости от вероисповедания или национальности. Обеспечение прав верующих также является важнейшим элементом долгосрочной стабильности страны и всего общества.

- Как Вы думаете, могли азербайджанские власти предположить, что проведение спецоперации в Нардаране создаст для нее столько проблем?

- Власть, напуганная смелыми выступлениями Багирзаде и его растущей популярностью, решила, во что бы то ни стало, снова посадить его и совершила самую роковую ошибку за более чем 10 последних лет. Власть провела совершенно провальную операцию в наиболее консервативном поселке Нардаран, в 25 км от Баку. Нардаран всегда сохранял свою самобытность и религиозные традиции даже во времена самых суровых сталинских репрессий. Как говорят на Западе, проведя операцию в Нардаране «власть выстрелила себе в ногу». То ли из-за полного непрофессионализма, то ли по умыслу в результате беспорядочной стрельбы были убиты 6 человек, в том числе двое полицейских. Сейчас всем ясно, что во время спецоперации ни Тале Багирзаде, ни его сподвижники не оказывали вооруженного сопротивления.

- Вы, как человек, постоянно проживающий в Европе, считаете, что там серьезно следят за судебным процессом над Тале Багирзаде?

- Наблюдатели как внутри страны, так и за ее пределами тщательно следят за спектаклем-судилищем над Гаджи Тале и его сторонниками. Будучи в тюрьме, Тале каждый день бросает вызов системе. Недавнее его письмо поддержки матери Гияса Ибрагимова показывает характер и силу воли молодого политика. Растерявшаяся власть совершила еще большую глупость, пытаясь связать Тале Багирзаде с Национальным Советом и ПНФА. Под пытками от него требовали дать показания против лидеров Национального Совета. Теперь уже ясно, что арест заместителя председателя ПНФА Фуада Гахраманлы был сделан именно с этой целью. Национальный Совет поступил очень грамотно, использовав ошибку властей, и повернув ситуацию в свою пользу.

- Что будет с нами, если исламисты победят на выборах? В Иране исламисты захватили власть, и мы видим к чему это привело.

- Я говорил с Тале до его ареста. Он также неоднократно выступал против политической роли ислама в обществе. Но все может измениться. Не думаю, что наше общество примет исламскую модель государства, и Тале также это понимает. Власть тоже великолепно понимает, что Милли Шура и я - далекие от религии люди. Противопоставляя демократов исламистам, власть совершает политический ход против всей оппозиции в Азербайджане. Что касается системы государственного управления религиозными организациями, то необходимо ликвидировать государственные управления и комитеты, занимающиеся религией. Вместо этих структур надо создать религиозный совет из представителей всех религиозных конфессий с ротационным председательством.

Тале Багирзаде с 2005 по 2010 год обучался в иранском городе Кум, где получил теологическое образование, а в 2010-2011 годах продолжил обучение в иракском Наджафе. В марте 2013 года теолог был задержан по обвинению в хранении наркотиков, два дня спустя Сабунчинский суд выдал санкцию на его арест по статье 234.1 (приобретение и хранение наркотиков). Это произошло спустя неделю после его проповедей в одной из мечетей, где Багирзаде жестко раскритиковал власти Азербайджана. Летом 2015 года был выпущен на свободу. 26 ноября 2015 года в Нардаране в ходе спецоперации силовики задержали 14 человек, в том числе лидера движения "Мусульманское единство" Тале Багирзаде. Это спровоцировало беспорядки, в ходе которых были убиты семь человек. Багирзаде предъявлены обвинения в умышленном убийстве, терроризме, организации массовых беспорядков, незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов, в создании вооруженных формирований, возбуждении религиозной розни.

Бей Табун

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG