Доступные ссылки

Военно-полевой баланс


Недавно начались поставки российского оружия Армении по экспортному кредиту, были представлены новые оперативно-тактические ракетные комплексы

Недавно начались поставки российского оружия Армении по экспортному кредиту, были представлены новые оперативно-тактические ракетные комплексы

ПРАГА---14 ноября Владимир Путин одобрил проект соглашения с Арменией о создании Объединенной группировки войск двух стран в Кавказском регионе коллективной безопасности. Оборонное сотрудничество России и Армении идет полным ходом. Сначала была создана Объединенная группировка противовоздушной обороны, недавно начались поставки российского оружия Армении по экспортному кредиту, были представлены новые оперативно-тактические ракетные комплексы. Армения будет получать вооружение по внутренним российским ценам. Одни уверены, что новое соглашение станет рычагом для сдерживания угроз, другие опасаются, что Армения потеряет возможность самостоятельно распоряжаться своими вооруженными силами.

О том, чего ожидать от новой военной структуры, мы побеседовали с военным обозревателем ИА REGNUM, шеф-редактором журнала «Новый оборонный заказ. Стратегии» Леонидом Нерсисяном.

Катерина Прокофьева: Леонид, по поводу командования группировкой не совсем понятно. Изначально было заявлено, что в мирное время командующий, которого назначит армянский президент, по согласованию со своим российским коллегой, будет подчиняться начальнику Генштаба Армении, а в период непосредственной угрозы, в военное время, командующему войсками российского Южного военного округа. Потом появилась информация, которую подтвердил пресс-секретарь армянского Минобороны Арцрун Ованнисян, что командующим в любом случае будет Андраник Макарян. Как в действительности?

Леонид Нерсисян: Вообще, для меня всегда была знакома информация о том, что генерал-майор Андраник Макарян будет командующим объединенной группировки, в нее входят армянский 5-й армейский корпус и 102-я российская база. В любом случае, 5-й армейский корпус всецело состоит из армянских военнослужащих и чисто технически он управляется армянами, поэтому в любой ситуации, которая может сложиться, какую только можно себе представить, потери контроля над этим подразделением не будет. Т.е. будет 102-я воевать, допустим, в гипотетическом конфликте или нет, армянские подразделения в любом случае остаются под командованием армянских же офицеров. У самого 5-го армейского корпуса все равно будет командующий, соответственно, из Министерства обороны Армении, непосредственно работающий с Генштабом.

Катерина Прокофьева: Ну, это сухопутные войска, а летом было ратифицировано соглашение по объединению ПВО России и Армении. Кто де-факто и де-юре им командует?

Леонид Нерсисян: Здесь практически все то же самое, т.е. в него входит зенитно-ракетные системы и радиолокаторы из 102-й базы, которыми, естественно, управляют российские военнослужащие, и зенитно-ракетные комплексы, которые находятся под контролем армянских военных. В любом случае, при любом развитии событий, армянские силы управляют своими зенитно-ракетными комплексами. Более того, в документе официально написано, что можно выводить из этой совместной группировки любое количество зенитно-ракетных комплексов, и вводить туда, соответственно, по желанию армянской стороны.

Катерина Прокофьева: Мы наблюдаем сейчас активизацию военного сотрудничества России и Армении, Россия пытается выровнять технические возможности Армении и Азербайджана, после апрельского обострения в Карабахе. Насколько, по вашему мнению, этот всплеск поставок оружия в реальности меняет существующий баланс в регионе?

Леонид Нерсисян: Поставлены действительно очень серьезные вооружения, – допустим, о том же оперативно-тактическом ракетном комплексе «Искандер» мечтают многие страны. Та же Саудовская Аравия была готова заплатить большие деньги, но официально было заявлено, что эти комплексы экспорту подлежать не будут, тем не менее, именно для Армении было сделано исключение, в связи с тем, что это один из ближайших союзников. По стоимости, скорее всего, тоже были достаточно серьезные скидки, потому что для армянского бюджета это очень дорогие системы. Что касается других систем, например, радиоэлектронной борьбы, таких как «Инфауна», – это одни из самых новейших российских разработок, и появление таких систем очень важно для армянской армии. Таких возможностей радиоэлектронной борьбы у Азербайджана нет, и в ближайшее время, видимо, не предвидится. Ну и, соответственно, появление реактивных систем залпового огня «Смерч» выравнивает баланс в области тяжелых систем залпового огня, и не позволит Азербайджану наносить удары по населенным пунктам, т.к. ответный удар будет таким же сильным.

Катерина Прокофьева: Мы знаем, что Москва поставляла Азербайджану атакующее вооружение, на сумму более чем 5 миллиардов долларов. А какие цифры с армянской стороны?

Леонид Нерсисян: Здесь цифры несколько сложнее определить, т.к. многие контракты вообще засекречены. Допустим, цен по «Искандерам» мы, скорее всего, никогда уже и не узнаем, также мы не узнаем стоимости тех же систем радиоэлектронной борьбы, которые, в общем-то, достаточно неожиданно появились на параде в честь 25-летия независимости. Что касается другой части вооружений, то они куплены в рамках 200-миллионного кредита, но явно стоимость этих вооружений превышает 200 миллионов, т.е. Армении была дана достаточно демократичная цена. Кроме того, многие сделки заключались не через «Рособоронэкспорт», а напрямую с предприятиями, и по внутренним ценам для российской армии.

Катерина Прокофьева: Если вернуться к вопросу, баланс выравнивается? Азербайджан же тоже получает не только с российской стороны оружие, а из Израиля, Ирана и Турции. Каков баланс на самом деле сейчас?

Леонид Нерсисян: Есть категории вооружений, в которых баланс сейчас перешел на армянскую сторону, – это что касается, например, оперативно-тактических ракетных систем. Т.е. нанесение высокоточных ударов по всей территории Азербайджана, – теперь такая возможность есть у Армении. У Баку такой возможности сейчас нет. Они могут наносить удары на достаточно большую глубину, но такого количества современных ракет, обладающих столь высокой точностью у них нет. При этом у Азербайджана имеется большее количество более современной бронетехники, – к примеру, танков Т-90 у Армении нет. Тем не менее, недавно появилась официально подтвержденная информация, что Армения будет модернизировать свои танки Т-72 до достаточно высокого уровня – Т-72Б3М, которые по большинству параметров соответствуют танкам Т-90. Поэтому в этой сфере тоже есть определенные подвижки, но в целом, конечно, баланс сильно выровнялся и, допустим, возникновение полномасштабной войны сейчас очень маловероятно, на мой взгляд, хотя полностью исключать такой сценарий, в любом случае, нельзя.

Катерина Прокофьева: Тем не менее, на этом фоне и с армянской, и с азербайджанской сторон звучит нарастающая жесткая риторика, и сопровождается это вновь обстрелами в Карабахе, – т.е., наоборот, складывается впечатление, что не за горами повторение апрельской эскалации.

Леонид Нерсисян: Обстрелы там не утихают уже, в общем-то, много лет. Они немного утихли сразу после войны, но сейчас количество этих обстрелов пока не достигло той интенсивности, которая была перед апрельским обострением, в этом году. Более того, как мы можем заметить, большинство диверсий, которые Азербайджан предпринимал в последнее время, никаким успехом не завершились, – убитых со стороны армянских вооруженных сил не было в результате этих диверсий. Это произошло из-за того, что по всему периметру границ были установлены обзорные устройства с тепловизионными камерами, которые позволяют достаточно быстро, даже в ночных условиях, определить приближение диверсантов, и первыми открыть огонь и отогнать их на исходную позицию. Поэтому сейчас обстрелы больше ведутся из снайперского стрелкового оружия, но с этим бороться практически невозможно, т.е. снайпер выстрелил, убил, скрылся, – ничего здесь пока не придумано против этого.

Катерина Прокофьева: Планируется ли усиление присутствия российских войск на территории Армении?

Леонид Нерсисян: Пока таких заявлений не было. Понятно, что 102-я военная база будет перевооружаться, в любом случае, потому что активно перевооружается вся российская армия, но это запланированные действия, – никакого увеличения численного состава не планируется, по крайней мере, это не озвучивалось нигде.

Катерина Прокофьева: Леонид, а в психологическом плане, в Армении эта активизация военного сотрудничества меняет отношение к России, – мол, она начала, наконец, быть стратегическим союзником не на словах, а на деле?

Леонид Нерсисян: Я думаю, что очень многих, в общем-то, успокоили последние поставки, потому что действительно Армения за счет своих собственных средств вряд ли смогла бы приобрести такое количество вооружений, а тут были даны такие возможности восстановить баланс. Фактически получается, в каком-то смысле, что Азербайджан напрасно потратил огромнейшие средства, которые мог бы вложить во что-то более полезное для своей страны. Поэтому логично, что многие люди в Армении воспринимают все теперь по-другому.

Катерина Прокофьева: На днях заместитель помощника генсека НАТО заявил, что российско-армянские отношения и, конкретно, это соглашение, не преграда на пути к армянскому сотрудничеству с альянсом. Это риторика или оно действительно не является препятствием?

Леонид Нерсисян: Какие-то совместные учения и прочее, всегда были. Я думаю, что в каком-то формате они и будут, потому что, допустим, участие в миротворческих операциях дает достаточно важный опыт для армянских военнослужащих. К тому же, есть двусторонние соглашения со многими натовскими странами, – например, в Греции уже почти 20 лет обучаются армянские офицеры, по стандартам НАТО, абсолютно бесплатно, при этом. Понятно, что все это как было, так и будет, потому что это выгодно для Армении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG