Доступные ссылки

'Нужна третья волна десталинизации'


Михаил Федотов, Алексей Кудрин, Михаил Абызов

Михаил Федотов, Алексей Кудрин, Михаил Абызов

Будущее России: обсуждение на Гражданском форуме-2016

Старейший правозащитник России, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева открывала Гражданский форум по скайпу, поскольку не могла покинуть дом из-за поломки лифта. Весьма символичная иллюстрация к словам члена Оргкомитета конгресса Евгения Гонтмахера, явно снизившего масштаб запросов организаторов: "Правовое государство не получилось, попробуем построить социальное".

Людмила Алексеева фактически предупреждала о грядущих репрессиях:

– Мы вступаем в трудные времена. Большого террора сталинского времени у нас не будет, но тем, кто попадет под этот каток, от этого не легче. И это не только несколько губернаторов и один министр, пока один... Простых граждан, к примеру, блогеров уже попало под каток гораздо больше. Им приписывают экстремизм, которого в их постах нет, который выдумывают каратели.

Людмила Алексеева

Людмила Алексеева

Нам придется жить во все ухудшающейся обстановке. В Москве уже перестали разрешать собираться на улицах по любому поводу. Мы не знаем, не является ли нынешний форум последним разрешенным таким собранием, а нам надо и впредь сохранять возможность обмениваться мнениями и вырабатывать общие решения, ведь мы не "Единая Россия" и Государственная дума, где по каждому поводу одно и то же мнение. Мы – гражданское общество, и значит, у нас широкий спектр мнений по многим вопросам, нам надо беседовать друг с другом, убеждать друг друга и приходить к согласию. Для этого необходимо сохранить общение в масштабах нашей страны. Может быть, надо на этом форуме договориться об онлайн круглых столах, конференциях и даже следующих гражданских форумах по интернету.

Нам необходимо создать школу обучения гражданских активистов навыкам диссидентов, выработанным в советское время: как вести себя при вызовах на допрос, как вести себя, если пришли с обыском, как сделать, чтобы обыск, который у вас проведут, не повредил никому, кто вам доверился, как вести себя при аресте, в заключении, на суде и дальше. Дай бог, чтобы никому из нас все это не понадобилось, но надо знать это заранее. Это может уберечь вас и ваших близких от тяжелых испытаний.

А покамест – делай что должно, и пусть будет, что будет. Мужества нам не занимать: в такой стране живем, к такому народу принадлежим. Не знаю когда, но верю твердо, победа будет за нами, не сомневаюсь, что вы в это верите, – заявила правозащитник Людмила Алексеева.

О выступлении Людмилы Алексеевой мы поговорили с правозащитником Валентином Гефтером.

Фактически Людмила Алексеева предупредила, что гражданскому обществу придется работать в условиях чуть ли не подполья. Позже исследователь НКО Светлана Маковецкая указала на опасные тенденции:

– Если все идет, как идет, уменьшится число реальных НКО, увеличится число НКО-развлечений. В регионах произойдет разрушение крупных ветеранских и инвалидных организаций. Произойдет большое количество репутационных скандалов, когда НКО будут властью "уличены" уже не в "иноагентстве," а в "коррупции" или в плохом отношении к персоналу.

Возникнет фактический запрет взаимодействия с НКО бизнеса и чиновников. НКО-сектор будет заниматься социальными услугами. Объемов пожертвований НКО будет недостаточно, чтобы нормально работать, система эндаументов не разовьется. Из-за того, что продвигается идея взаимодействия с властями через общественные советы или палаты, возникнет монополия, которая будет препятствовать развитию общественных инициатив, – предсказала Светлана Маковецкая.

Ответа от власти на эти заявления не последовало. Ожидавшийся на Гражданском форуме первый замглавы Администрации президента РФ Сергей Кириенко не приехал, как и глава ЦИК Элла Памфилова.

Официальным спикером Кремля на форуме стал председатель Совета по развитию гражданского общества при президенте РФ Михаил Федотов, вещавший весьма банально: "У нас огромное количество проблем в области прав человека, но мы намерены шаг за шагом их решать".

Михаил Федотов

Михаил Федотов

Михаил Федотов "забыл" о массовом уничтожении НКО законом об иностранных агентах, но зато похвастался мнимым успехом: "То, что делается, чтобы НКО могли оказывать общественно-полезные услуги, и получать деньги из госбюджета, – это прорыв". Федотов, правда, оговорился: "Мало принять закон, надо принять подзаконные акты, ввести все в практику. Это может сделать только гражданское общество, это ваше место гражданского подвига".

Министр РФ по делам открытого правительства Михаил Абызов похвалил форумы, которые он воспринимает, как выяснилось, в качестве средства слива протеста:

– Гражданский форум и Общественные палаты появились в 2012 году на волне радикального ощущения раскола в элитах и в обществе. Была у многих нетерпимость к несправедливости, которая имела место и обсуждалась. И вот по прошествии 4 лет многое сделано вами, но энергия не пропала. Мы вместе построили много площадок для развития диалога, раскрытия информации. Сделали работу власти более прозрачной.

Общество и государство не могут справиться с самими собой

Министр Абызов посетовал: "Нам не хватает востребованной гражданской активности. При сборе заявок кандидатов в общественные советы министерств и ведомств обратились к Кудрину. По одному ведомству не смогли получить достаточно заявок. Нам надо, не опуская рук, думать, как сделать эти платформы более совершенными", – заявил Михаил Абызов.

Модератор форума Евгений Гонтмахер заметил:

– Государство должно знать свое место. По факту Россия не перешла в своем развитии грань XX и XXI века. Именно социальное государство позволит сделать страну современной и комфортной, чтобы людям никто не мешал, а лучше еще бы и способствовал, но это некий идеал.

Евгений Гонтмахер

Евгений Гонтмахер

Общество прогрессирующее отличается от деградирующего тем, что проблемы решаются. А у нас идет накопление проблем. Это признак неблагополучия. Общество и государство не могут справиться с самими собой. Государство контролирует 70% экономики, то есть это значит, оно контролирует нашу жизнь через выплату зарплат и пенсий. Мы должны начать с реформы госуправления, чтобы государство стало меньше и заняло свое место", – уверен экономист Евгений Гонтмахер.

Впрочем, экономист Владимир Назаров уверен, что социальное государство – уже вчерашний день:

– Социальное государство достигает в XX веке пика, но начинает разваливаться. Государство – не лучший институт, который может обеспечить социальную справедливость. Люди учатся договариваться с помощью новых технологий и без бюрократии. Социальное государство неповоротливо. Потребности людей в социальных услугах растут, а возможности государства их удовлетворять падают. Государство неизбежно будет в этой сфере вытесняться НКО. К примеру, Дональд Трамп хочет снизить налог на прибыль корпораций до 15%. Идет конкуренция за капитал и креативный класс, и в этой ситуации перераспределять становится все сложнее. Капитал уходит в те страны, где к нему не предъявляют больших требований. Скоро государству будет нечего перераспределять, так как тот, кто не будет снижать налоги, будет терять будущее, – предупредил экономист Владимир Назаров.

В 2030 году будет 29% нетрудоспособного населения

Учредитель хосписа "Вера" Нюта Федермессер вернула разговор к социальной проблематике. Она говорила о том, что современное общество не готово к проблеме старости и достойного ухода из жизни:

– Дети – не наше будущее. Наше будущее – старость, болезнь и смерть. Надо к этому готовиться. Поколение, которое не решает эту проблему, оставляет детей с ощущением невыполненного долга. Сейчас надо решить проблемы, которые не решались в России никогда. Мы живем в обществе активно стареющем. Будет возрастать количество пожилого населения. В 2030 году будет 29% нетрудоспособного населения. С этим не справиться без системы помощи и ухода, страхования старости, без легализации рынка сиделок. Только 12% не будут в конце жизни нуждаться в уходе. В обществе должен быть спрос на качественную помощь, на качественную старость, на качественный уход. Если этого не будет, мы создадим своим бездействием у целого поколения неизбывное чувство вины, – подчеркивает Нюта Федермессер.

Профессор Эмиль Паин говорил о том, как формируется национальная политика путинизма:

Эмиль Паин

Эмиль Паин

– Мы видим уже третий заход строительства нации. При Николае I министр просвещения Уваров начал, Сталин продолжил, а теперь нацию строят как колонну на параде. Нацию спрятали в идею официальной народности. Потом революционную нацию прятали под официальной народностью, а теперь официальную народность упаковывают в идею "российская нация". В центре всего – негативная консолидация против внешних врагов. Враги меняются, а принцип остается. Навязывается идея, что русский народ по каким-то причинам не подготовлен к идее народного суверенитета, что он жаждет патернализма, где в центре царь, вождь или "батька".

В чем беда строительства сверху, а не снизу? Она парализует гражданское общество. "Политический пластилин" не может осуществлять народовластие. Страна не может интегрировать мигрантов. Не может противостоять экспансии архаичной периферии. Нужен переход к проекту развития гражданской нации снизу, на базе крупнейших городов, формирующих новые системы гражданских отношений, где есть высокий уровень протестной активности, который проявился пока лишь в форме "голосования ногами", – говорит этнолог Эмиль Паин.

Социолог Алексей Левинсон решил рассказать про российское общество, которое не пронизано гражданским принципами:

– Хочу поговорить о плохих новостях. Первая проблема – отсутствие в "большом" обществе идеологических и ценностных опор для конструктивной работы. Скомпрометированы идеи коммунизма, социализма, западной демократии, "европейского пути", "европейского дома". Несколько выше ценность сохранения некоторых внешних атрибутов демократии – это "выборы".

Алексей Левинсон

Алексей Левинсон

Скомпрометирована идея реформ. Реформа здравоохранения вызывает в массовом человеке чувство оскорбления и досады. В массе считается, что вся медицина платная и несправедливая. Образование – то же самое. Реформа плоха: образование якобы стало платным, значит, оно несправедливое. Военная реформа Сердюкова, успешная, по мнению экспертов, скомпрометирована с помощью трюков с Васильевой. Реформа полиции Медведева считается номинальной: сменили имя, ничего хорошего не произошло. Контекстом является сохранение лояльности публики советскому государственному патерналистскому идеалу, который эксплуатируется официозом.

"Крым наш" – самая твердая из имеющихся идей, ей привержены больше 80%. Это выше, чем рейтинг президента

В латентном виде сохраняется мечта о хорошем "шведском капитализме". В общем, мог бы быть в России "честный капитализм" – эта идея присутствует и подкрепляется мифологическим представлением, что он был в России в начале XX века, и он мог бы появиться снова. Может получить признание простая идея: мы сможем сделать так, что за честный труд человек будет получать приличное вознаграждение, кто хочет работать, сможет себе заработать на достойную жизнь. Эта формула – то, что не подверглось эрозии.

Из текущего главное – воздействие на общественное сознание оказывает мысль о том, что после присоединения Крыма состоялось возвращение отечества на позиции великой державы. "Крым наш" – самая твердая из имеющихся идей, ей привержены больше 80%. Это выше, чем рейтинг президента. При этом люди понимают, что это бьет по их карману.

Важную роль играет символическая фигура президента. Она не имеет прямого отношения к Путину, рейтинг Путина не очень связан с Путиным. Этот рейтинг в обществе идеи солидарности, потребность в которой растет. При этом отношение к самому политику Путину в значительной степени критическое: формула, что он "защищает интересы силовиков и олигархов", повторяется с момента прихода к власти и до сегодняшнего дня. Нет иллюзий, но Путин превратился в мифологическую фигуру – защитника народа неизвестно от кого. И более 50% поддерживает его переизбрание в 2018 году, хотя деятельность правительства, премьера и Думы такой поддержки не имеет. Кризис существует, санкции и "контрсанкции" бьют россиян по карману, они это понимают, но готовы поддерживать продолжение этой политики.

Тут простая логика не работает. "Все плохо!" – говорят россияне, но они же в массе утверждают, что "Россия идет правильным путем". Вот так работает сегодня массовое сознание. Население – оно с государством не розно. Это единая система, слитая с государством. Для населения государство, бюрократическая система родная, а не чужая. В этом отличие от советской системы.

Что будет, если это государство несколько ослабеет? Это приведет к двум феноменам: будут массово возникать гражданские инициативы, но появятся, по модели Донбасса, лидеры типа Стрелкова, – мрачно предупреждает сотрудник "Левада-центра" Алексей Левинсон.

Известный экономист Александр Аузан задался вопросом, "почему мы планируем лучшее будущее, но оказываемся в прошлом, на том же месте, и повторяются ситуации, которые, казалось, преодолели". При опросах экспертов правительства большинство за то, чтобы вкладывать деньги в образование, инфраструктуру, медицину, а не в ВПК. Но власти вкладываются в военно-политические "успехи", которые можно быстро предъявить гражданам: они налицо, это гражданам нравится, а человеческий капитал нарастает медленнее:

Александр Аузан

Александр Аузан

– Взят курс на "военную сверхдержаву", как сказал Барак Обама. А мы можем на нем удержаться с 3% мирового ВВП? У СССР было 10% ВВП мира. Ответа на вопрос я не знаю, – заявил Александр Аузан. – Надо из тупиковой модели двигаться в сторону развития человеческого капитала. Тем более что Россия его и ныне экспортирует, развивая науку США, Германии и Израиля.

Люди не в курсе, что у нас реально платят не 13%, а 48% налогов

Институты. Нужно чтобы на них был спрос. Спрос на демократию в России сейчас ниже, чем в КНР. И дело не столько в пропаганде, а в том, что неверны ценностные установки. Если мы пытаемся выскочить из "колеи", с чего начать? Нужен коллективный контроль применения насилия. И принцип: элиты пишут законы для себя и для других, а не исключения для себя и законы для других. Требуются длинные горизонты мышления элит, механизмы наследования, преемственности власти.

В выборности не было одного важного элемента. Люди не в курсе, что у нас реально платят не 13%, а 48% налогов, у них забирают 35% косвенными налогами. У них нет возможности выбрать, как в Европе, отдать ли 10% своего подоходного налога, например, в РПЦ или в МГУ, или РАН, – отметил профессор Александр Аузан.

– Нефтегазовая рента заканчивается. Вариант, если нет денег, дайте больше свободы – он возможен, но в "кривом исполнении", – предупредила профессор, специалист в области региональной политики Наталья Зубаревич. – Если немного снизить барьеры федерального контроля, можно привлечь в регионы инвестиции, в том числе и иностранные. Следует сменить модель отношения центра и регионов: контроль сверху заменить контролем снизу. Следует менять дизайн выборов на нечто более честное, и через три-четыре итерации будет результат.

Наталья Зубаревич

Наталья Зубаревич

Нужна реальная конкуренция территории за инвесторов. Следует поправить лоббистские истории: в России есть 7 богатых самодостаточные регионов, есть середина, а, например, Чечня и Ингушетия живут не по средствам. Надо биться за возвращение прямых выборов мэров, поскольку именно в крупных городах развиваются структуры гражданского общества. Но пока есть желание губернаторов и центра управлять так, чтобы ничто и не пикнуло. Здесь "перебдели" и очень сильно. Управлять надо с открытыми глазами: будет неизбежно расти неравенство регионов и городов. Это стимулирует концентрацию населения в наиболее развитых из них, – отмечает географ Наталья Зубаревич.

– Один из главных вызовов будущего – миграционный, – указывает демограф профессор Анатолий Вишневский. – Мы вошли в начало глобального миграционного взрыва. За 65 лет в 10 раз выросло городское население. Жизнь в городах, урбанизация становится школой территориальной и социальной мобильности, готовит людей к переменам. Мигранты едут в Европу не из бедных стран, а из стран со средним доходом, где население мобильно. Уже 11% населения глобального "Севера" составляют мигранты с "Юга". С 1965 года переехало 100 миллионов, до конца XXI века переместится еще 164 миллиона. Массовые миграции как следствие демографического давления могут приобретать различные формы, вплоть до вооруженных вторжений, и несут огромные риски. История распада империй не закончена. И Россия не защищена от рисков. Она находится в невыгодном геополитическом положении, т. к. это евроазиатская страна. В Азии живет 4,5 миллиарда человек, а в азиатской России – менее 30 миллионов. Думать, что мы совершенно изолированы и давление не будет действовать, было бы большой ошибкой. Это иллюзия, что можно предохраниться от демографического взрыва, закрыв границы.

Анатолий Вишневский

Анатолий Вишневский

Поддержка Трампа и правых политиков в США и Европе связана с меняющимся отношением населения к притоку мигрантов. Меняется общественный климат в либеральных по отношению к мигрантам странах. Россия не исключение, почти невозможно говорить, что мигранты могут приносить пользу. Но на самом деле плохо оценены риски, но и плохо просчитаны выгоды. Важно увидеть надвигающийся на мир кризис, от которого ФМС и МВД не уберегут. У России здесь есть большая общность интересов с развитыми странами. Она больше, чем то, что их разделяет и приводит к конфликтам. На кризис нужны глобальные ответы. Надо искать решение, иначе миграционный взрыв сметет то, что создавалось столетиями, и изменит картину мира, – предупреждает профессор Анатолий Вишневский.

Аналитик Центра Карнеги Андрей Колесников отметил, что проблема государства в России – центральная:

Спасение России лежит только на дорогах свободы

– Государство в России таково, что вы не можете повлиять на него через выборы. Платя налоги, вы получаете присоединение Крыма и войну в Сирии. Государство не дает денег, но оно не дает и свобод, ограничивает сервисы. Оно не дает образа будущего и живет сегодняшним днем. Отсюда чрезмерное внимание к вопросам истории, поскольку власть обращается к истории, ищет модели управления государством в прошлом, не имея модели будущего. Это и является способом управления.

Андрей Колесников

Андрей Колесников

Нам нужна не история войн и бюрократии в нынешнем Центральном и Северо-Западном федеральных округах, а история борьбы за свободу. Героями России должны быть не цари и полководцы, а борцы за свободу, вроде тех, что в 1968 году вышли на Красную площадь в знак протеста против вторжения в Чехословакию. Мы настолько архаичны, что, чтобы мы могли говорить о будущем, не отягощенные прошлым, нам нужна новая, третья волна десталинизации. Спасение России лежит только на дорогах свободы.

Возникает опять вопрос: а не озаботиться ли нам негативной программой, раз мы живем в мифологизированной реальности, в центре которой война? Следует пакетом отменить около 30 репрессивных законов, принятых с 2012 года: от закона, ограничивающего право на митинги, до закона об "иностранных агентах", – предлагает Андрей Колесников.

Председатель Комитета гражданских инициатив и бывший вице-премьер Алексей Кудрин сравнил положение в современной России с поздним периодом развития СССР:

– СССР распался не в связи со слабой армией и не в связи со слабым КГБ. Он распался, потому что была неэффективная, изжившая себя модель экономики.

Алексей Кудрин

Алексей Кудрин

По словам Кудрина, для современной России главными рисками являются неэффективность экономики и неспособность быть технологически передовой.

Причиной развала, по мнению Кудрина, стало избыточное производство вооружений, которые оказались никому не нужны. В России, считает Алексей Кудрин, армия уже не должна играть решающую роль. Тем более, по мнению главы Комитета гражданских инициатив, существенных военных рисков сейчас для России нет.

На Гражданском форуме-2016 было принято политическое заявление, в котором в частности, говорится:

"Мы констатируем, что наша страна находится в глубоком системном кризисе, который проявляется, прежде всего, в экономическом спаде, низкой эффективности государственных институтов и снижении качества жизни. Как граждане и представители институтов гражданского общества мы в полной мере осознаем и свою ответственность за происходящее.

Мы объединились под эгидой Общероссийского гражданского форума, чтобы не просто обсудить проблемы страны. Мы в течение года работали сообща и подготовили пакет предложений, которые сейчас выносим на обсуждение. Мы продолжим работу над этими предложениями и над их реализацией и после Форума.

Мы объединились, чтобы помогать больным, сиротам и обездоленным. И мы будем делать это активнее и эффективнее при любых обстоятельствах.

Мы объединились, чтобы сделать выборы честными, потому что от этого зависит качество работы органов власти. Проработанные нами предложения по реформированию избирательной системы могут решить эту задачу.

Мы объединились, чтобы реформировать полицию, суды и тюрьмы. Мы много лет работаем над этой задачей и знаем, что надо сделать, чтобы наши дети жили в безопасной стране, где работает Закон.

Мы объединились, чтобы организовать самоуправление и вместе решать самые насущные проблемы там, где мы живем. Мы накопили много знаний о том, как это удалось сделать в разных точках мира, и готовы предложить программу развития местного самоуправления.

Мы объединились, чтобы знать правду и противостоять тем, кто пытается скрыть ее, ограничивая свободу распространения информации при помощи цензуры и контроля над интернетом. Наши предложения по изменению законодательства в этой сфере подготовлены лучшими экспертами и представителями IT-бизнеса.

Мы объединились, чтобы делиться новыми технологиями улучшения нашей жизни, которые дает нам новая экономика участия. Мы знаем, как более эффективно использовать ресурсы, которые пока недооцениваются.

Мы объединились, чтобы защитить природу – леса, реки, озера, горы, недра, воздух – все, что делает возможной жизнь на Земле. Мы намерены и готовы участвовать в проектировании важных международных инвестиционных проектов, влияющих на состояние окружающей среды в России.

Мы объединились, чтобы заменить исчерпавшую себя старую модель социального государства, в центре которой само государство, распределяющее природную ренту, на новую модель, в центре которой – Человек. Это значит, что источником развития для нашей страны вместо природных ресурсов должен стать человеческий и социальный капитал – способности, таланты, инновационные идеи и технологии, а также необходимые для его развития институты – школы, университеты, общественные объединения, выборы, местное самоуправление, средства массовой информации, суд, полиция, гражданские права и свободы.

Мы уверены, что изменить ситуацию в стране к лучшему может только совместная работа граждан – независимо от того, работают они в НКО, бизнесе или государственных институтах. Мы убеждены: если чиновники, бизнесмены, профессионалы некоммерческого сектора и эксперты будут рассматривать друг друга в качестве партнеров, это резко снизит вероятность политических, экономических и социальных ошибок, создаст прочный институциональный базис для развития.

Все мы – гражданское общество. Мы предлагаем диалог".

Член Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина Евгений Гонтмахер в интервью Радио Свобода объяснил позицию организаторов Форума:

Будет ли призыв к диалогу с обществом услышан авторитарной властью России? После предыдущих трех Форумов режим президента Путина эволюционировал в противоположном призывам правозащитников и общественников направлении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG