Доступные ссылки

Село Шахтахты, название которого переводится как «Трон шаха» и которое расположено на границе с Ираном, находится на расстоянии 35 километров от Нахчывана, которые я проехал вечером - из аэропорта. Из села в столицу автономной республики раз в день ходит автобус, а вечером обратно. За разговорами с родными и друзьями я засиделся допоздна, проспал автобус, который выезжает в 8 утра, поэтому приходится переть пешком пять километров до магистрали Нахчыван-Садарак.

Дойдя до магистрали разгоряченный, пытаюсь договориться с ожидающем неподалеку таксистом лет тридцати пяти, водителем вездесущих здесь такси «Lifan» с синим «законным» номером. После долгого горячего торга сходимся на немалой для провинции сумме в десять манат. Понимая это, он всю дорогу жалуется, хотя я уже молчу, не упрекаю:

- Не думай, что хочу содрать с тебя побольше. Вынуждены мы! За это такси вместе с синим номером мне пришлось заплатить около 20 000 манатов! Не купишь, не сможешь таксовать. Намыкаешься. А максимум, что зарабатываю за день, да еще прихватывая ночь, это 20 манатов. Получается, что мне надо работать 3-4 года не покладая рук, чтобы выкупить вложенное. Да я уже жалею, что купил! А закон такой установили, что не могу продать ни машину, ни даже номер.

Мой собеседник жалуется и на другие правила и законы, что касаются
Дворец Гейдара Алиева, Нахчыван
водителей такси:

«КАК В АРМИИ»

- Заставили нас купить одинаковую одежду. Костюм такой, с курткой. При управлении автомобилем куртку снимать нельзя. Она должна быть застегнута на все пуговицы. Правила, видишь ли! А ведь так трудно управлять машиной. Или, например, раньше я бородку держал. Когда начал таксовать, поставили условие – сбрить. Каждый день проверяют на стоянках. Мне не до моды. Но если есть даже небольшая щетина, как сейчас принято во всем мире, штрафует дорожная полиция! Каждый день мы должны скоблить щеки! В общем, как будто мы в армии, на службе. Не разрешают и курить в машине.

ВАЖНОСТЬ ЧИСТОТЫ ТЕЛА И ВОРОТНИЧКА

Кто же будет оправдывать принуждение к ежедневному бритью? Или вождение машины в неудобной одежде? Или вынуждение к покупке униформы, которая не стоит этих денег? А про то, что в машине лучше не курить, когда в салоне есть пассажиры, возможно некурящие, как я сам, и про важность чистоты тела и воротничка, я дипломатично молчу.

Доезжаем до столицы автономии. Время у меня еще есть, поэтому хочу сначала побродить по магазинам, поинтересоваться разницей цен Баку и Нахчывана.

ТРУДОЛЮБИВЫЕ СОЛДАТЫ

Солдаты на стройке, Нахчыван
Улицы города чисты и ухожены. Недавно построенные аккуратные административные здания, отремонтированные жилые дома тоже смотрятся неплохо. Оформление города современное, видно, что архитекторы не дремлют. На улицах цифровые светофоры. Исторические здания, памятники реставрированы и ухожены подчеркнуто аккуратно. Вполне можно представить себе, что ты в каком-нибудь провинциальном городке Турции или Европы.

Прохожу мимо здания архива, которое ремонтируется. Ремонт ведут около 50 солдат.

ДОБРОВОЛЬНО-ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

Встречаю старого знакомого. Он работает в бюджетной организации. Перекидываемся парой слов и он быстро прощается со мной, объясняя, что идет на субботник. По его словам, в каждый уикэнд все бюджетники в обязательном порядке должны выходить на субботник.

- У каждого учреждения свой участок. Кто-то пашет на свекловичном поле, или сажает деревья, а кого-то посылают, как нас, подметать улицы. Давно уже обрыдло все. А с работы уволиться нельзя, не разрешено. Не раз писал заявление, но не увольняют. Пока.

Как бывают обманчивы первые, внешние впечатления! Почти
европейская внешность города и принудительные субботники, как в советское время… в Европе принудительных субботников не бывает.

КИЛО В ОДНИ РУКИ

Захожу в магазин, интересуюсь ценами. Спрашиваю, сколько стоит мешок муки. Продавец улыбается мне:

- Наверное, вы не здешний. Вот уже 2 года в автономной республике запрещено продавать муку мешками. Мы продаем высококачественную муку только по килограмму в одни руки. Самая дешевая стоит 1 манат.

Спрашиваю о причинах ограничений на продажу муки. Продавец отмалчивается. Его многозначительное, - против его же желания, - молчание прерывает покупательница, женщина среднего возраста:

«ПОЧЕМУ ЗАПРЕТИЛИ?»

- А потому, что в Нахчыване у них свои хлебные цеха повсюду! Чтобы заставить нас покупать хлеб только у них! В Нахчыване всегда было принято покупать муку и самим печь хлеб, традиционную йуху - лаваш в тендире. Это, кстати, и обходится дешевле. Как только открылись эти цеха по выпечке хлеба, ограничили продажу муки.


Она говорит это очень эмоционально. Сразу видно, когда у человека накипело на душе. Спрашиваю цены на другие продукты и товары. Особой разницы между бакинскими и местными ценами нет. А ведь зарплаты здесь ниже, работу найти труднее…

Древний Нахчыван с одинаково одетыми в униформу, как солдаты, таксистами и солдатами, которые больше напоминают садовников и рабочих.

Статья отражает точку зрения автора

Дорогие друзья!

Для участия в дискуссии необходимо зарегистрироваться на сайте, заполнив короткую форму. Используйте параметры регистрации при последующем входе на сайт.

Ждём вас в дискуссиях РадиоАзадлыг!
XS
SM
MD
LG