Доступные ссылки

Азербайджанское общество медленно пробуждается. Молодёжь в Интернете назвала 2 апреля «Днём народного гнева». Оппозиционные партии призывают к митингу. Власти заявляют о борьбе с коррупцией. Возможно, мы находимся в преддверии серьёзных событий.

Как ко всему этому относиться? Радоваться или огорчаться? Надеяться на позитивные перемены или опасаться разрушительных акций, которые отбросят общество далеко назад? Что произойдёт в Азербайджане 2 апреля? Что произойдёт в Азербайджане в ближайшие годы? Что произойдёт в Азербайджане в 2013 году, когда должны будут пройти президентские выборы?

Не возьмусь отвечать на подобные вопросы, мои прогнозы чаще всего не сбываются, так что лучше не выдавать себя за оракула. Но с другой стороны, не отвечать на подобные вопросы, не высказывать собственную точку зрения, тоже невозможно. Известная поза страуса всегда выглядела комичной, в сегодняшней ситуации она становится комичной до абсурда. Теперь не только голову некуда спрятать, всё меньше возможностей отсидеться в стороне, ни во что не вмешиваясь. Даже молчание становится сегодня высказыванием.

«Независимый» депутат может быть «лично против революции снизу», это ничего не меняет. По известной формуле, если верхи не могут управлять, а низам надоело терпеть, происходит социальный взрыв. В таких случаях «лично» от нас мало что зависит. Не от тех, кого устраивает старый порядок, кто смог к нему приспособиться, и хотел бы, что ничего не менялось в стране не для них, не для их детей и внуков. Не от тех, кто недоволен существующим положением, но остерегается, что от перемен, как обычно, становится только хуже. В лучшем случае, если найдутся такие силы, они могут смягчить ситуацию, не дать обществу окончательно поляризироваться. Не более того.

Как бы лояльно не относиться к нашим властям, приходится признать, что политическая система, которую они «соорудили», в современных условиях не дееспособна, поскольку составляет «гремучую смесь» социалистического (в его советском варианте), феодального (без самой феодальной культуры, которая была адекватна своему времени), капиталистического (без самого ядра капиталистической системы, свободной рыночной конкуренции) и демократического (островки свободы высказываний, которые власть не может запретить, игнорируя мнение международного сообщества). В рамках такой сюрреалистической системы, которая перестала быть «транзитной», проводить серьёзные реформы, включая борьбу с коррупцией, практически невозможно.

Позволю себе привести некоторые данные международных организаций из недавнего интервью президента Центра Экономических и политических исследований FAR CENTЕR Хикмета Гаджизаде. Наши властные структуры часто распространяют различные инсинуации о неконструктивности всей оппозиции, поэтому Гаджизаде, чтобы «не быть обвинённым в предвзятости и оппозиционности», прежде всего, ссылается на экспертные оценки независимых международных организаций:

«В отчёте «Индекс свободы мировой прессы 2010" ("Репортеры без границ"), в котором даётся оценка качества свободы прессы в 178 странах, Азербайджан занимает 152 место (Грузия – 99);

В индексе экономической свободы (Economic Freedom of the World: 2010 Annual Report) института Фрезера (Fraser institute) Азербайджан занимает 96-е место (Грузия 23-е);

Азербайджан сегодня причислен к разряду "Несвободных стран" наряду с Беларусью, Узбекистаном, Туркменистаном. Грузия причислена к "гибридным странам" (Freedom House);

По мнению организации Transparency International Азербайджан занимает 34-е место из 178 изученных стран (2,5 балла). При этом Transparency International считает, что если высчитанный ими индекс восприятия коррупции ниже 3 баллов, то это свидетельствует о том, что власти данной страны не хотят бороться с коррупцией».


Обратим внимание на это «не хотят», которое должно быть распространено не только на борьбу с коррупцией, но и на проведение серьёзных и глубоких реформ. По существу, речь идёт о цепочке смыслов: «не хотят» подразумевает «не могут, не способны», что, в свою очередь означает, что хотели бы, но малой кровью, без того, чтобы решиться на системные изменения, при обязательной сменяемость власти и честных выборах.

Бесперспективность нашей авторитарной системы не в том, что она жестока, подавляет свободы, и пр. (всё это вторично), а в том, что власть предполагает полное и бесконтрольное владение всеми ресурсами (признаки «феодализма»), и уже по определению не может допустить существование сильных независимых структур (поэтому она постоянно противится усилению организаций гражданского общества).

Могу только повторить мнение умных людей, что коррупция - это не свидетельство недобросовестности тех или других чиновников (всё это также вторично), а принцип существования самой системы. И борьба с подобными чиновниками не может дать результата, если не изменить систему. В противном случае, как во многих иных случаях, окажется, что это просто имитация, пиар власти, которая пытается нас обмануть.

Подсчитанный международными организациями «индекс восприятия коррупции» можно смело отнести к «индексу восприятия здравого смысла». Бесконтрольная власть, безотчётные деньги, послушные силовые структуры, настолько затмевают глаза, что реальность перестаёт восприниматься более или менее адекватно. Придумывается удобный миф о пассивности и безвольности собственного народа, о собственной всесильности, о том, что ничего существенного произойти не может, а ситуация находится под полным контролем. А потом (как в случае арабских стран) оказывается, что будь у власти хоть чуточку здравого смысла, она бы давно осознала, что такое положение не может существовать бесконечно, и те меры, которые сегодня могли бы поднять рейтинг власти» завтра, разъярённой толпой, будут отвергнуты как половинчатые. Вот что можно «раскопать», если задуматься над индексом «восприятия коррупции».

На мой взгляд, за многими цифрами и индексами, который просчитывают независимые международные организации, можно «раскопать» и другое - хронический порок в самой философии политики, которой придерживается наша власть. В этой философии можно обнаружить следы советской политической системы, но, в большей степени, она наследие философии власти нашего лидера «на все времена». Если кратко (хотя об этом следует говорить подробно, поскольку она укоренилась в нашем общественном сознании) суть её в следующем.

Политика это тактика без стратегии (единственная стратегия нашей власти, просто удержание самой власти), на любые вызовы как извне, так и изнутри, следует отвечать только теми или иными тактическими ухищрениями, главное в том, насколько удаётся переиграть (или проще, обмануть) всех своих оппонентов. Такая дипломатия закулисных манёвров и подкупов, порой выдаётся за «гроссмейстерский класс» (приходилось встречаться с таким эпитетом), хотя не учитывается, что те же «индексы» с большей или меньшей точностью позволяют выявить истинное положение вещей. Следовательно, подобная политика, в конечном счёте, напоминает всю ту же позу страуса.

Но если власть страны не способна на проведение серьёзных и глубоких реформ, если между властью и населением всё больше накапливается недовольство, если между властью и обществом всё больше углубляется непроходимая пропасть, если это грозит обществу социальными взрывами, то не трудно предположить, что обществу нужны посредники. Те, кого можно назвать элитой, интеллигенцией, образованной частью общества, или как-то иначе. Те, кого способны услышать как власть, так и оппозиция (не только оппозиционные политические партии), как власть, так и протестная молодёжь.

Есть ли у нас такие посредники, которых могут услышать обе инстанции?

Поговорим об этом в следующий раз.

Статья отражает точку зрения автора

Дорогие друзья!

Для участия в дискуссии необходимо зарегистрироваться на сайте, заполнив короткую форму. Используйте параметры регистрации при последующем входе на сайт.

Ждём вас в дискуссиях РадиоАзадлыг!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG