Доступные ссылки

Судя по всему в самой политической элите нет уже той монолитности и единства. Активное вмешательство новых властных сил в политическую жизнь страны в итоге привело к ослаблению влияния Рамиза Мехтиева. Даже если не учитывать статьи в различных оппозиционных газетах, которые во многих случаях основаны на слухах или носят откровенно ложный и направленный характер, конкретные действия политического руководства подтверждают этот факт. Трудно поверить, что Мехтиев, руководивший всеми избирательными кампаниями, на последних парламентских выборах вывел бы из игры всю оппозицию, не оставив иного пути, кроме площади. Скорее всего, политическая безграмотность и недальновидность новых советников позволили совершить ошибку, которую вряд ли сделал бы верный ученик бывшего президента.

Насколько это серьезно?
Перемещение сына Мехтиева с поста заместителя министра культуры по туризму на пост первого заместителя начальника иммиграционной госслужбы также вряд ли связано с его желанием получить генеральские лампасы. Можно полагать, что новые силы уже не считаются с чиновником, и берут под окончательный контроль туристическую индустрию. Реальными шагами этих сил можно считать переход под их контроль кадровой политики - назначение министра финансов Шарифова, удар по председателю правления межбанка Гаджиеву, фактическое управление бакинской мэрией. Отстранение от дел Мехтиева приводит к разбалансировке государственного аппарата, поскольку сегодня он фактически стержень, на котором система держится. Что касается трений и вражды между остальными высокопоставленными чиновниками, то они также существенны, но не столь значимы.

Таким образом:

1. Запад осознал, что Азербайджан - страна, в которой при сохраняющейся форме правления, несомненно, произойдут серьезные изменения, при этом эти изменения приведут к возникновению долгосрочного антизападного иммунитета. Заигрывание с руководством Азербайджана в надежде осуществить проект «Набукко» бессмысленно, поскольку Турция, скорее всего, определилась в отношении строительства Южного потока, о чем сам Алиев сообщил помощнику госсекретаря США. Как отмечалось в WikiLeaks - это обращение министра энергетики Турции к министру энергетики Азербайджана: «Что Вы хотите от России? Вам нужно это Набукко».

Отношения Азербайджана и Турции складываются отрицательно. Снятие государственного флага с могилы турецких шахидов, погибших в боях за Азербайджан – оскорбление Турции. Надо полагать, что эти действия вряд ли остались без последствий, поскольку не в характере турок не замечать и прощать такие действия. Притом, что WikiLeaks обнародовал недружественный выпад со стороны руководства Азербайджана в отношении как самой Турции, так и ее руководства. Возможно, по этим причинам откладывается планировавшийся еще в начале февраля приезд премьера Эрдогана, который вряд ли приедет в мае, так как в июне в Турции парламентские выборы.

Отношение с США испорчены и в течение почти двух лет в стране отсутствовал посол этой страны. Отмена визита на саммит в Турцию после личного звонка и приглашения государственного секретаря США Хилари Клинтон – логически необъяснимо, но оскорбительно для первого политического опыта вновь назначенного секретаря. Статьи в официальной правительственной газете унизительного и недружественного характера в отношении правительства и политики США также вряд прошли незаметно.

Написанная в духе 30-х годов статья в отношении Великобритании и политики этой страны в официальной правительственной газете – не лучший способ установления дружеских отношений. Полагать, что можно влиять на политику Великобритании посредством создания проблем в
Известно, что bp легче поменять коррумпированное правительство, нежели всерьез принимать направленную для внутреннего потребления и подготовленную по не самым лучшим советским лекалам статью
работе «Бритиш Петролеум» – верх политической наивности. Известно, что bp легче поменять коррумпированное правительство (что bp неоднократно демонстрировало), нежели всерьез принимать направленную для внутреннего потребления и подготовленную по не самым лучшим советским лекалам статью.

Отношения с Ираном – традиционно плохие.

Отношения с Россией вроде хорошие, но Россия давно уже ввела в практику сдавать друзей, притом, что турецкие предложения (Южный поток в обмен на участие в строительстве нефтепровода Самсун-Джейхан) – намного интереснее и еще более привязывают транспортировку азербайджанского газа к российской трубе, и, соответственно, сам Азербайджан к России. Между тем, некоторые поступки руководства России дают основания судить, что и оно не совсем свободно от американского влияния, особенно перед предстоящими президентскими выборами.

Вывод: За последнее время власти Азербайджана сделали все, чтобы ухудшить отношения со всеми региональными игроками. Продолжение поддержки властей Азербайджана чревато для Запада дальнейшим ростом антизападных настроений в стране, притом, что эта поддержка ровным счетом не принесет никакой выгоды. Судьба маршрута транспортировки азербайджанского газа решается Турцией и Россией, а в случае смены власти в Азербайджане без участия Запада, последний потеряет позиции в важнейшей мировой стратегической точке, соединяющей Европу, Азию, Средний и Ближний Восток. Запад перестал поддерживать местные власти и сомневается в возможности позитивных перемен в стране. По всей видимости, местные власти уже получили очень серьезное предупреждение об ответных мерах в случае принятия жестких мер по подавлению протестных выступлений.

2. Формально приняв рекомендации о необходимости борьбы с коррупцией и демократизации, власть полагала осуществить отработанную тактику имитационных действий. Однако, ранее имеющие успех действия такого рода привели к обратной реакции. Увлеченные собственным бизнесом чиновники не учли реальное положение дел в стране. Хотя для них должны были стать серьезным предметом анализа выступления не традиционных оппозиционеров, а кандидатов-самовыдвиженцев на парламентских выборах, которые без былого страха перед властью абсолютно точно и смело, информировали о реальном положении дел на местах и массовом недовольстве беспределом чиновников. Не привели в чувство власти и две акции исламских активистов. Шаблонность, грубые и примитивные аресты активистов по отработанным схемам с подбросом оружия и наркотиков продемонстрировали, что спецслужбы работают по классическим методам тонтонмакутов, запружены непрофессионалами и не готовы к иным методам, кроме как ныне осуждаемым со стороны Запада. Власть или не располагает хорошим штатом аналитиков, или просто игнорировала их мнение.

Недобрую службу сыграли события в арабских странах. Власть, которая, по крайней мере, не обирала народ в таможнях и налоговых службах, и уровень коррумпированности которой намного ниже, чем в Азербайджане, потерпела полное фиаско. Другими словами, социальная напряженность в Азербайджане настолько сильна, что малейший толчок может привести к нарушению стабильности. Таким образом, имитационные действия в плане борьбы с коррупцией привели к обратной реакции, поскольку:

- власть признала, что в стране существует коррупция, что она существует достаточно долго, и власть не планирует бороться с ее центрами и ограничивается арестом мелких чиновников. Тем не менее, созданы условия, при которых она сама дала повод и возможность открыто обсуждать и осуждать это;

- аресты же даже мелких чиновников сельских администраций продемонстрировали реальные масштабы коррупции, объемы воруемых средств, которые абсолютно точно не могли быть освоены чиновничьим планктоном, а передавались на верхние эшелоны власти. Причем эти средства были не обычные откаты, а реально отобранные у беднейших слоев населения, выделяемые социальные пособия и так называемые хлебные деньги.

Вывод: Говорить об имитационной борьбе не имеет смысла, поскольку в стране, захлебнувшейся в коррупции любые шаги по вскрытию даже мелкого факта, уже превращают имитацию в реальное действие. Проводимая попытка успокоить общественное мнение, наоборот, еще более будоражит население, поскольку мелкие чиновники напрямую связаны с обкрадываемыми людьми, и каждый такой арест становится широко известным фактом и поводом для акции на локальном уровне. Непрофессионализм правоохранительных органов и спецслужб при их вмешательстве в указанные акции еще более будет накалять обстановку, отсутствие аналитических служб или их игнорирование лишат информации о реальном положении дел. По всей видимости, в ближайшие месяцы общественно-политическая ситуация в стране будет все более осложняться.

3. Активное вмешательство новых внутривластных сил внесло серьезные коррективы в иерархию власти. Фактически нивелировалась роль патриарха алиевской когорты – Рамиза Мехтиева. Если учесть, что с 1998 года Гейдар Алиев часто болел и неоднократно долгосрочно выезжал на лечения, то Мехтиев был более 10 лет негласным управляющим и самым влиятельным чиновником страны. Он до нюансов знал управленческую систему, решал основные кадровые вопросы, вершил судьбами неугодных или угрожающих власти чиновников и являлся самым надежным защитником режима. Пожалуй, Али Инсанов, Фархад Алиев и Акиф Мурадвердиев были устранены именно им, чем он фактически в 2005 году спас правящую команду от раскола и заодно обезглавил клан западных азербайджанцев. Ослабление позиций Мехтиева привело к самым неудачным для правящих кругов парламентским выборам 2010 года, управленческая структура начала давать сбои, а главы районных администраций – стали практически контролируемы лишь своими патронами, рекомендовавшими и курируюшими их. Кроме того, переход в руки контроля над властями Баку привел к бесчинствам и массовым нарушениям прав собственности при насильственном выселении жителей столицы и создал огромный протестный контингент, ранее довольно лояльно относящихся к власти.

Вывод: Внутри властной элиты происходит перераспределение властных функций, что приводит к нарушению динамической стабильности системы. Возникают несколько силовых центров, и нарушается единый централизм управления. Сегодня чиновники верхнего уровня страны вынуждены выполнять порой взаимоисключающие решения. Жертвой такого положения оказался глава Международного банка Азербайджана Джангир Гаджиев, которого спасла от отставки лишь осложнившаяся политическая обстановка и нежелание руководства в такой ситуации иметь еще одного недовольного и богатого чиновника вне контроля.

4. Происходит объединение всей оппозиции в рамках одной организации – Общественной Палаты и создание ее структур в регионах. Судя по действиям оппозиционных партий, частоте встреч в посольствах западных стран, это структурирование имеет поддержку Запада. Это косвенно подтверждается единовременным посещением Палаты представителями практически всех посольств западных стран, включая США и международных организаций, таких как Евросоюз и ПАСЕ, причем обсуждаемые вопросы были конфиденциальны и не стали достоянием гласности. Еще не определена роль Партии национальной независимости, поскольку без активного участия Этибара Мамедова какое-либо существенное влияние партии в структуре маловероятно. Однако подключение лидера партии может привлечь в организацию значительное количество западных азербайджанцев, как наиболее сплоченной, активной и решительной протестной группы и обеспечить массовость проводимых акций. Пока противодействие подключению к работе Общественной Палаты лидера Либеральной партии Лалы Гаджиевой сдерживает приток и части ее сторонников, однако, скорее всего, вопрос ее участия в работе организации – просто фактор времени.

Вывод: Происходит консолидация оппозиции, на местах создаются реальные структуры, управляющие и координирующие будущие массовые акции протестов. Самым беспокойным для власти должен быть факт, что инициаторами начала массовых акций стала молодежь, и она принимает в них самое активное участие. Среди этой молодежи, в отличие от традиционной оппозиции, вряд ли есть опытные агенты и провокаторы, события развиваются с достаточной скоростью и возможно не успеть с вербовкой или внедрением их в эти структуры. Проблема в том, что молодежь не скрывает своих целей, настроена решительно, работает активно через социальные сети, а их оппоненты из Партии «Ени Азербайджан» и Министерства нацбезопасности словно отрабатывают обязательства, причем грубо, примитивно и без всякого эффекта. Скорее всего, митинги продолжатся, и эти выступления могут завершиться серьезными изменениями в общественно-политической жизни страны. В зависимости от результатов, большая вероятность, что начнутся финансовые вливания со стороны бизнес структур и бывших высокопоставленных чиновников в оппозицию и предательство со стороны чиновников среднего уровня, которое может принять лавиноподобный характер...

Властям Азербайджана необходимо сделать соответствующие выводы и принимать конкретные меры по переводу нарастающих протестных настроений на конструктивные преобразования. Необходимы новые неординарные подходы, в корне отличающиеся от традиционных форм борьбы с оппозицией. В этом плане позитивным фактором является консенсус протестных масс и власти по поводу приоритета проведения реформ эволюционным, а не революционным путем. Борьба с коррупцией уже не может носить имитационный характер и должна быть направлена на конкретных чиновников высшего звена. Вызывающие действия отдельных чиновников, и их отпрысков, погрязших в роскоши, получившие негативный отклик в народе, должны быть жестко наказаны. Чиновники обязаны продекларировать свои доходы и имущество. Без выявления и легализации имущества – борьба с коррупцией теряет смысл. Незадекларированное имущество должно быть национализировано и переведено в бюджет. Возможно, следует пересмотреть амбициозные инвестиционные проекты и направить средства на развитие малого и среднего бизнеса, особенно в сельском хозяйстве, поскольку проблема безработицы и продуктов питания становится первоочередной причиной протестов.

В целом же, разработка программы по стабилизации обстановки в стране – очень серьезная задача и заслуживает отдельного разговора. Факт то, что ее разработка жизненно необходима для самой власти и то, что на ее разработку практически не остается времени.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG