Доступные ссылки

Карабахский конфликт принёс нам много бед. Об одной из них мы как-то не задумываемся. Или задумываемся, но, как часто случается, не додумываем до конца. Речь идёт о том, как изменились и продолжаем меняться «мы» (спрячем за этим местоимением слова «народ» и «нация»).

ПРОДОЛЖАЕМ МЕНЯТЬСЯ В ХУДШУЮ СТОРОНУ

В результате Карабахского конфликта армяне были признаны нашими врагами. Все вместе и каждый в отдельности. Многие понимали, что мы не ведём этническую войну. Следовательно, совершенно глупо везде, всегда, в любых условиях, как только встретишь армянина, принимать борцовскую стойку (А если это мальчик или девочка 10 лет и хочется погладить его, её, по головке? А если это старая армянка, скажем в каком-то нейтральном городе, и следует помочь ей перейти улицу? Таких «если» можно насчитать бесчисленное множество). Но мы невольно попали в этот водоворот, он затягивает нас всё глубже и глубже, и мы никак из него не вынырнем.

У многих сформировалось такое мнение, что перед лицом врага, «мы» должны полностью мобилизоваться и даже милитаризироваться (не раз приходилось встречаться с подобными милитаристскими призывами). Отбросить все свои внутренние разногласия, до тех пор, пока «мы» не победим врага. Как возможны подобная мобилизация, не говоря уже о милитаризации, может ли общество на время забыть о своих разногласиях, какова окажется цена такой победы (предположим, такой вариант), не окажется ли она пирровой, не сводятся ли наши метания и призывы к уязвлённому сознанию и к отмщению, - такие вопросы у нас не принято задавать. В наших головах только модель «победы», причём немедленной. Всё остальное просто не принимается во внимание. В силу своей притягательности, модель подобной «победы», пусть иллюзорная, мгновенно завладевает незрелыми умами. Так приятно думать, что есть простое решение. Достаточно того, чтобы все встали в единый ряд, даже те, кто не способен воевать. И наступит не только немедленное освобождение всех земель, но и решение всех наших проблем. Как тяжёлый груз, который скинешь с плеч, и с лёгкостью пойдёшь дальше.

Что поделаешь, все мы потенциальные клиенты Шейха Насруллы, даже готовы его восхвалять. За то, что способен погружать нас в приятное забытьё, а там что будет, то и будет. Мирза Джалил будоражит, пытается нас встряхнуть, не даёт заснуть. Другой наш классик, тоже Мирза, Мирза Алекпер, печально заключает, что будить нас бессмысленно. Наверно, чтобы мы досмотрели приятные сны. Может быть, потом, когда проснёмся, когда очнёмся, встряхнёмся, хватит сил сбросить с пьедестала Шейха Насруллу. А может быть, кто знает, сам я нахожусь в забытьи, и продолжаю видеть приятные сны.

С «патриотически-убаюкиващей» (назовём её так) точкой зрения, часто приходится встречаться на Интернет-форумах. Как правило, с людьми, которые придерживаются подобной точки зрения, спорить бесполезно. Не услышат, да ещё обвинят в капитулянтстве. Они убеждены в собственной непогрешимости, и даже не замечают, что их агрессивные нападки мгновенно переключаются с мифических врагов на реальных «своих», которые позволяют себе с ними не соглашаться. Что касается твёрдолобости их позиции, то они волей-неволей становятся пленниками собственных взглядов. «Мы» должны быть консолидированы, вот и вся их премудрость. Будь среди «своих», хоть чёрт, хоть дьявол, не следует это замечать. Какой не была бы власть, приходится быть её адвокатом, чтобы не нарушить сомкнутые ряды.

Увы, ничто не ново под луной. Если одних, более искренних, патриотическая риторика вводит в заблуждение, и, рано или поздно, наступает горькое отрезвление, то другим, менее искренним, более изворотливым, позволяет ловко замаскировать собственные намерения. Для власти же, которая предпочитает закрытость и кулуарность, подобная патриотическая риторика становится удобным прикрытием собственных бесконтрольных действий. Не важно, что в действительности происходит в нашей Армии, не стоит принимать во внимание масштабы коррумпированности, главное магия цифр. А цифры нашего военного бюджета действительно могут устрашить, и этим пытается оперировать власть.

Мой вопрос, моё вопрошание, то, над чем я призываю всех нас задуматься, не сам Карабах, не отношение к армянам, а то, что происходит с нами в последние десятилетия, в том числе, в связи с событиями в Карабахе.

Конфуций говорил: «Меня не волнует, что меня не знают другие. Меня волнует, что я не знаю других». Для нас более актуален другой вариант конфуцианской мысли: «Нас не должно волновать, что нас не знают другие. Нас должно волновать, что мы не знаем самих себя».

Дело не в том, что мы не сумели вовремя мобилизоваться и милитаризироваться, а в том, что мы так и не поняли, что это порочный путь. Дело не в том, что мы не сумели консолидироваться перед лицом внешнего врага, а в том, что чем больше мы ввязываемся в этническое противоборство, тем больше раскалываемся изнутри.

Постоянно комплексуя по поводу, как мы выглядим в глазах других, мы создаём свой искажённый облик, обманывая, в результате, только самих себя. Чем больше мы заботимся о пропаганде, тем более безликий наш культурный образ транслируется в мир.

Мы проиграли Карабах не только в Карабахе, мы продолжаем проигрывать, упрощая проблемы нашей идентичности. Мы так и не осознали, в каком смысле, в каких границах, можно говорить о «мобилизации» и «единстве» в современном мире.

Мы будем проигрывать Карабах каждый раз, когда предпочтём приятное забытьё, суровой, но отрезвляющей правде.

Нам грозит череда поражений, если мы не научимся рефлексировать о самих себе, т.е. думать о самих себе спокойно, без истерики и без взаимообвинений.

Нам грозит череда поражений, если мы не задумаемся над природой нашего «мы» без националистического угара, и без растерянности, которая приводит к мазохизму самоуничижения.

Попробую охарактеризовать два типа утопизма, широко распространённых в нашем сознании. Один условно назовём «утопизмом одноклеточных», второй – «утопизм вечно брюзжащих».

УТОПИЗМ ОДНОКЛЕТОЧНЫХ

О представителях первого утопизма я уже говорил выше. Им видится, что в один прекрасный день мы станем едиными и неделимыми. Главное избавиться от тех, кто мешает нашему единству. Кто они - вслух не проговаривается (как же можно, мы же не расисты). Остаётся предположить, что для одних это русскоязычные, для других – дети от смешанных браков, для третьих – все, кто не тюрки, для четвёртых – космополиты всех мастей, для пятых, для десятых. Вот без них, «мы» - это настоящие «мы», которых никому не победить. Как же поступить с теми, кто «свои-чужие» или «чужие-свои»? Вновь вслух не проговаривается, то ли их следует подвергнуть остракизму, то ли они улетучатся, исчезнут сами по себе.

У подобного утопизма своя упрощённая идеология. Если кто-то рассказывает чужим о наших недостатках, он враг нашей государственности, следовательно, враг всех «мы». Истинные «патриоты», на их взгляд, должны поступать так, чтобы все нам аплодировали. В духе этого «патриотизма» мы заявили о себе, как о «самых толерантных в мире» и с умилением выслушиваем, когда вслед за нами это повторяют наши гости (что не скажешь гостеприимным хозяевам, тем более, когда это не бескорыстно). Нам этого показалось мало, мы созвали международную конференцию, чтобы наши высокие гости торжественно объявили миру: «пусть европейские лидеры с тревогой говорят о том, что «мультикультурализм» потерпел у них поражение, зато он восторжествовал в Азербайджане» (?!). Для пущей убедительности, это несколько дней кряду повторял Euronews. Что позже будут говорить эти высокие гости позже, что они вообще думают о нас (а кто по собственной инициативе думает о нас?). Это нас мало волнует. Как и во всём остальном, мы живём в «пятидневном мире».

Вновь вспоминаю беспощадного Мирзу Джалила, с его почти формульным для нашего сознания «Письмом матери». Помните? Мать в отчаянии, её трое сыновей учились в разных странах, а теперь, вернувшись домой, на родном языке говорят, будто на разных, и не понимают другу друга. И в отчаянии думает Мать, почему люди ходят в разные стороны, почему бы им не ходить в одном направлении. Отчаяние Матери понятно, а Мирза Джалил, почти через век, продолжает над нами саркастически иронизировать.

УТОПИЗМ ВЕЧНО БРЮЗЖАЩИХ

Это - оборотная сторона первого. Почти то же самое, только со знаком минус. Вечное брюзжание. Почти садомазохистский комплекс: «мы хуже всех в мире», «у нас ничего не может измениться к лучшему», «мы вечная, несостоявшаяся нация», «всё, что возможно в других странах у нас невозможно, даже то, что происходит на арабском Востоке». Одним словом, это Азербайджан и всё тут.

Скажешь, хорошо бы садиться и сходить с автобуса на остановках. Ответ один «невозможно, ведь это Азербайджан».

Скажешь, добьёмся того, чтобы в наших школах не было поборов, а в ВУЗах – взяток. Ответ тот же, «невозможно, ведь это Азербайджан».

Скажешь, давайте не будем друг друга обманывать, всё-таки стыдно. Ответ всё тот же, о каком «стыде» идёт речь. Ведь это Азербайджана.

Скажешь, в большом мегаполисе даже самые богатые, самые влиятельные, рано или поздно поймут, что лучше следовать правилам и не нарушать их. Это облегчает всем жизнь. Над вами будут откровенно смеяться, наши богатые никогда так думать не будут. Для чего же они зарабатывали большие деньги? Чтобы быть такими как все? Не забывайте, ведь это Азербайджан.

Скажешь, постоянная фальсификация выборов разрушает социальный организм. Даже те, кто был «выбран», долгие годы будут чувствовать внутреннее беспокойство, и мечтать о легитимности. Вас сочтут за безумца, какое беспокойство, о какой «легитимности» вы говорите. Очнитесь, ведь это Азербайджан.

Каждый из нас может продолжить этот список до бесконечности.

Один тип утопизма, не может примириться с любым разнообразием, нарушающим это единство «мы». Второй тип утопизма настаивает на нашей негативной исключительности, не позволяющей использовать опыт мировой цивилизации.

Как же нам избавиться от этих утопизмов, мешающих стать цивилизованной нацией? Как же повернуться лицом к самим себе? Плюнуть на то, что подумают другие.

Готовых ответов нет, и никогда не будет. Это ясно.

Приходится постоянно думать в контексте мировой теоретической мысли, соотнося эти концепции с нашими реалиями. Это также неоспоримо.

В границах одной, не столько теоретической, сколько публицистической статьи, хотелось бы обратить внимание на следующее. Преодоление различных «утопизмов» возможно только в том случае, если освобождаешься от этноцентричной трактовки «мы», как дополитического единства, и приходишь к пониманию «мы», как единства граждан, т.е. к пониманию «мы» политического единства.

Но об этом в следующий раз.

Статья отражает точку зрения автора

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG