Доступные ссылки

‘Граффити на постаменте - лучший поступок в моей жизни'


В Суде по тяжким преступлениям продолжился судебный процесс по делу Байрама Мамедова, расписавшего политическими граффити памятник экс-президента Гейдара Алиева. В прессе Гияса Ибрагимова и Байрама Мамедова называют «узниками памятника». Байрама, как и Гияса обвиняют в хранении и сбыте наркотиков.

Процесс, назначенный на 10:30 начался значительно позже, потому что машина с заключенными застряла в «пробке». Наконец, привезли.

Вначале в зал пропустили представителей посольств, а затем родственников подсудимого. В здание суда небольшими группами начали пропускать женщин. У входа в зал стояла сотрудница суда, которая проверяла металлоискателем и вручную сумки женщин. У нас отобрали удостоверения личности и мобильные телефоны. Байрам, судебная коллегия, адвокат и прокурор уже были в зале. Некоторых пришедших на заседание не пропускали, и возле двери назревал конфликт. Тогда адвокат Эльчин Садыгов обратился к судье Эйнулле Велиеву с просьбой, чтобы всех желающих пропустили. На что судья ответил: «там конвой, приставы. Мы не возражаем».

Судья обратился с вопросом к подсудимому: «Вы прочитали обвинительный акт?».

- Мамедов: Я его порвал.

Затем прокурор зачитал обвинительный акт. Велиев спросил у Байрама, считает ли он себя виновным. На что Байрам ответил: «Я здесь, потому что написал на постаменте Гейдара Алиева, и это самый большой успех в моей жизни». Судья прервал подсудимого, между ними завязалась словесная перепалка. Вмешался прокурор, который сказал, что если показания подсудимого будут носить характер шоу и Байрам будет поворачиваться спиной к суду, то его выступление не нужно. Мамедов ответил, что его воспитание не позволяет стоять к кому-то спиной и сказал, что хочет дать показания: «Я буду говорить перед так называемым судом потому что, если буду молчать, то «старший брат» подумает, что я испугался. Мне вынесут большее наказание, чем Энвер Сеидов вынес Гиясу Ибрагимову, но мне абсолютно все равно. Вы потеряли власть, потому что выполняете заказ властей».

После этих слов судья стал кричать, что Байрам оскорбляет и суд и предупредил: если подобное повторится, суд пройдет без его участия. Судья приказал Байраму «говорить по существу». Однако подсудимый не обратил внимания на слова судьи: «Причиной того, что мы написали на постаменте, является несправедливость системы. Цель же была в том, что мы хотели хоть немного, но разозлить «старшего брата». Мне многие в тюрьме говорили: «если бы ты сделал такое с памятником моему отцу, то тебе было бы плохо».

В это время судья вновь прервал Мамедова и удалил из зала девушку, затем, приказал не жевать жвачку и не смеяться: «здесь нет ничего смешного. Он (указал рукой на Байрама) говорит, что попало, а вы смеетесь!. Удалю всех из зала!». Байрам продолжил: «Другая причина нашего поступка в том, что оппозиция была очень спокойной, но мы породили движение. В Киеве, Стамбуле началось движение в нашу поддержку. Создается такое впечатление, что я написал на памятнике Зевсу и попал в Тартар».

'Мой протест президенту'

Прокурор: «Может быть, добавить к обвинению и призыв к смене власти?»

Судья вновь предупредил Байрама о последствиях и призвал говорить о рассматриваемом деле.

- Мамедов: Поздно вечером 9 мая 2016 года мы с Гиясом Ибрагимовым написали на постаменте Гейдару Алиеву «С праздником рабов». На следующий день мне позвонили и попросили выйти на улицу. Я сразу понял, что меня арестуют. Вышел, меня запихнули в белую машину типа джип. Меня отвезли в 12-е отделение полиции Сабунчинского района. Мой бой начался там в кабинете начальника отделения, где 7-8 человек избивали меня в течение часа. Второй бой начался в Горотделе, где меня били 4-5 человек. Самый сложный и финальный бой ожидал меня в Наримановском изоляторе временного содержания. Там меня били больше всего. Я не хочу говорить о пытках, потому что родители в зале. Скажу только, что есть ценности, через которые невозможно переступить. Когда угрожают родителями, то подпишешь все что угодно, даже то, что ты террорист. Дубинка, электрошок, бросание со 2 этажа… Я скажу родителям, чтобы они не приходили в следующий раз, тогда подробно расскажу о пытках, которым подвергся.

Затем адвокат спросил у Байрама, подтверждает ли он первоначальные показания. Байрам ответил отрицательно. Он продолжил: «Когда меня привели домой для так называемого обыска, один полицейский вбежал в дом, положил наркотики в мою комнату за процессор, а потом они сами же вытащили эти наркотики». Прокурор: «Вы заявили о пытках, однако экспертиза не подтвердила».

Мамедов, показывая следы на теле: «Смотрите, остались следы. Как может быть, что сотрудники Аппарата омбудсмена приходят, фотографируют следы пыток, а потом уходят и заявляют, что факта пыток не было. Потом приходят представители ООН, смотрят на следы и делают заявление о пытках?».

- Садыгов: Кто подошел к тебе при задержании?

- Мамедов: Трое. Они запихнули меня в машину и начали бить. Затем привезли в отделение полиции, и когда я заявил о праве молчать и потребовал адвоката, меня начали избивать.

Садыгов: Ты знаешь Багирова Билала?

- Мамедов: Он был там, когда полицейский Ширали Бабаев сказал, что приказ пришел сверху. Когда мне приказали подписать протокол, только тогда я узнал, что он адвокат. Наркотики привезли из Шувеляна. Полицейский сказал, чтобы их привезли.

- Садыгов: Как у тебя нашли наркотики?

- Мамедов: У меня были закованы руки и ноги. Подошел один полицейский и сунул мне наркотики в задний карман брюк. Затем он добавил: «остальное подбросим домой».

В это время в зал кто-то просунул голову и адвокат выразил протест сказав, что это свидетель, который стоит за дверью и слушает весь процесс.

Судья возразил: «Я здесь не слышу ничего. Что оттуда можно слышать?». Адвокат возразил, но судья не дал ему говорить и вызвал первого свидетеля. Им оказался руководитель оперативной группы по задержанию Байрама - Ширали Бабаев, работающий в отделении по борьбе с наркотиками Главного управления полиции города Баку.

- Садыгов: Вы были майором?

- Бабаев: Да, а сейчас полковник-лейтенант.

Свидетель дал показания о том, что они в виде письма получили оперативную информацию о наркотиках. Была сформирована оперативная группа: «Мы поехали по указанному адресу, увидели сходство стоящего парня с Мамедовым, подошли, представились и отвезли его в ГУПБ. Мы нашли у него наркотики, он добровольно признался, что это героин, который купил у иранца. Оставшуюся часть мы нашли у Мамедова дома».

- Прокурор: Вам поступила информация о личном использовании или обороте наркотиков?

- Бабаев: Не помню.

Было ли применено давление к задержанному?

- Нет

- Подсудимый заявил, что наркотики ему в дом подбросили…

- Ложь. Мы подошли к дому, и я спросил, кто хозяин. Байрам подал сигнал стоявшим там людям, чтобы никто не подходил и сказал, что хозяин он.

- Что вы нашли в доме?

- Черный кулек в месте, на которое он сам указал.

Затем к допросу приступил адвокат. На большинство «неудобных» вопросов свидетель отвечал «не помню».

- Садыгов: В процессе допроса присутствовал адвокат?

- Бабаев: Мы пригласили адвоката и понятых, но не помню, кто.

- Тогда почему нет имени и подписи адвоката в протоколе задержания?

- Может быть это техническая ошибка…

Судья пытался возразить, но, не найдя подписи в материалах уголовного дела, замолчал.

- По какой статье и пункту были вначале предъявлены обвинения?

- 234.4.1

- Почему потом переквалифицировали на более тяжкую?

- Об этом знает следователь.

- Мой подзащитный сказал, что вы сначала дали ему наркотики и выдвинули обвинения по более легкой статье, а потом сказали, что пришел приказ сверху, и статью заменили.

- Ложь.

- С каких пор вы полковник-лейтенант? Вы участвовали в задержании Гияса Ибрагимова?

В это время вмешался судья и снял вопросы. На что Байрам спросил: «вы что - адвокат Бабаева?».

Судья рассержено: «следи за своими словами!».

Судья снял из протокола еще несколько вопросов. Свидетель отказался отвечать на другие вопросы адвоката заявив, что подтверждает первоначальные показания. Затем огласили его показания, после чего Садыгов спросил:

- Вы задержали моего подзащитного приблизительно в 15:00, а протокол о задержании был составлен в 23:30. Чем вы занимались все это время?

Мамедов, перебивая свидетеля: - Спортом (показал жестами, что его избивали).

- Бабаев: Мало говори и будь умным!

После этого возник спор между адвокатом и свидетелем из-за того, что свидетель оскорбил его. Судья успокоил их и отпустил свидетеля. Тот выходя сказал Байраму : «исправишь свою ошибку через 10 лет».

Затем пригласили свидетеля Омарова Наиля, сотрудника ГУПБ. Он почти точь в точь подтвердил показания предыдущего свидетеля, однако сказал, что привезли Байрама не в 12-е отделение полиции, а в ГУПБ в течение 15-20 минут. После чего он не смог ответить на вопрос адвоката, что они делали с Байрамом в течении 8 часов и почему адвокат был приглашен лишь 23:30. В ходе всего допроса свидетеля судья вмешивался и одергивал адвоката.

Затем был приглашен еще один свидетель – сотрудник Сабунчинского управления полиции Бабаева Фарида, который сказал: «Мы привезли его в наше упралени…»

Судья перебил его: «В ваше или ГУПБ?»

- Свидетель: В наше.

Садыгов судье: Почему вы исправляете?

- Велиев: Я не исправляю…

Бабаев подтвердил показания других свидетелей. После чего Байрам Мамедов заявил, что именно этот человек принимал участие в пытках в 12-м отделении полиции и в ГУПБ: «Он не успел только в изолятор временного содержания».

Пригласили понятых. Они говорили так тихо, что все расслышали лишь их фамилии – Керимов и Гулиев. Первым показания дал Керимов, которого многие и адвокат узнали. В зале началось оживление, которое судья усмирил гневными выкриками.

- Прокурор: Вы сотрудничаете с полицией и получаете за это вознаграждение?

- Нет

Чем вы занимаетесь?

- Продаю религиозную литературу.

- Садыгов: Вы как понятой принимали участие в других процессах по обвинению в наркотиках в качестве понятого?

Судья тут же снял вопрос. На что адвокат заявил, что понятой участвовал на подобном процессе в Наримановском суде. На вопрос - как он оказался возле ГУПБ понятой заявил, что проходил мимо и его пригласили люди в гражданском. Затем Садыгов спросил, видел ли понятой задержание Байрама. Тот ответил отрицательно.

- Садыгов: Тогда почему вы подписали протокол о задержании?

Судья пытался протестовать, но адвокат повторил свои слова.

Садыгов: Вы состоите на учете в наркодиспансере?

- Свидетель: Нет.

Судья вновь начал гневно кричать. Затем вопрос задал Байрам: «Ты был в тюрьме?». Свидетель ответил отрицательно. Байрам улыбнулся и сказал «будешь».

Затем вызвали второго понятого, оказавшегося рабочим. Ему тоже был задан вопрос о сотрудничестве с полицией, на который тот ответил отрицательно. Адвокат спросил: «кто открыл дверь при обыске?». Понятой ответил, что это сделал подсудимый своим ключом.

- Садыгов: В списке изъятых вещей нет ключа.

Выяснилось, что понятой тоже не видел процесс задержания, но подписал протокол.

Адвокат подал ходатайство о приглашении дополнительных свидетелей. Суд удовлетворил ходатайство, назначив следующий процесс на 14:30 24 октября.

Севиндж Алиева

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG