Доступные ссылки

Джангир Гаджиев: 'У меня попросили 20 миллионов'


Джангир Гаджиев

Джангир Гаджиев

«Самир Шарифов из средств, выделенных «Азериншаат», взял 350 млн. Но это преступлением не называют. Почему?».

Группа сотрудников «Прокуратуры» и «Бандотдела» отправились из Баку в Лондон. Ну и что смогли сделать? Кого привезти удалось оттуда? В 2005 году в связи с делом Гаджи Мамедова у меня тогда 20 миллионов попросили...». Об этом в своем последнем слове заявил бывший председатель правления ОАО «Азербайджанский Международный Банк» Джангир Гаджиев.

10 октября в Бакинском Суде по Тяжким Преступлениям с последним словом выступили Джангир Гаджиев и бывший руководитель охраны структур Межбанка компании «Intersecurity» Ибрагим Гусейнов.

Ибрагим Гусейнов не принимает выдвинутые против него обвинения в хищении банковских средств, будучи членом организованной группы. Он утверждает, что на основе договора осуществлял охрану объектов и материалов Международного Банка: «Об охраняемых объектах я докладывал членам Правления Акифу Алиеву и Эмину Мустафаеву. Я ничего не расхищал. Кредиты, взятые на имя моих сотрудников, были потрачены на проекты. Причем основная часть кредитов оплачена, остались лишь проценты. Если бы мы были организованной группировкой, то вообще не возвратили бы кредиты». И. Гусейнов попросил у суда оправдания.

«ГРАЖДАНСКИЕ ДЕЛА «БАНДОТДЕЛ» РАССМАТРИВАЕТ?»

Последнее слово Джангира Гаджиева было пространным. Он коснулся многих вопросов – от выдвинутых обвинений до ответа, который получила отправившаяся в Лондон следственная группа.

Д. Гаджиев сказал, что когда по делу Межбанка началось следствие, он был за границей, однако по одному лишь звонку вернулся на родину и стал оказывать содействие следствию в вопросе возвращения кредитов: «Меня вызвали в апреле, и я пришел. Гособвинитель сказал, что пришел я тогда потому, что был вызван в качестве свидетеля. Однако это категорически не так. Уголовное дело было возбуждено 2 мая, но всем известно, что до его возбуждения над делом работали, по меньшей мере, месяц. Я человек, проработавший в этой системе более 20-ти лет».

Д.Гаджиев подчеркнул, что уголовное дело было начато на основании письма его первого заместителя Эмина Мустафаева, но за этим шагом стоят заказчики: «Мне не дали возможности задать Эмину Мустафаеву вопрос, почему он обратился в Главное Управление по борьбе с оргпреступностью. Кто тебе это поручил? С каких это пор гражданскими делами занимается «Бандотдел»? Ты принял решение обратиться туда или твои покровители? Согласно практике, если кредиты не возвращаются, то по решению суда их переоформляют в залог. Несмотря на все это, я стал сотрудничать со следствием. В кратчайшие сроки была проделана большая работа по возвращению кредитов».

«И 350 MИЛЛИОНОВ БЫЛИ ТАМ ПОТЕРЯНЫ »

По словам Джангира Гаджиева, в Москве дочерний банк был открыт в течение двух недель по поручению Гейдара Алиева. За короткое время эта структура попала в первую сотню среди 1300 банков России: «Сегодня вы умоляете кого попало, привлекаете криминал, чтобы возвратить кредиты. В Санкт-Петербурге начато уголовное дело в связи с отмыванием денег. Вот достигнутый вами результат...».

«Вопрос возвращения кредитов дочернего банка в Москве был решен на уровне глав государств – во время визита в Баку российского президента было дано «добро». Однако все это было предотвращено Минфином, менеджмент банка и кредиты пропали. Или – в связи с метаноловым заводом состоялись переговоры с «Газпромом», было достигнуто соглашение о двух миллиардов кубометров газа, однако и этому воспрепятствовал Минфин. Вложенные в метаноловый завод 600-700 млн. долларов тоже пропали. Теперь надо спросить, почему этот завод не работает?

Или другой пример: нефтеперерабатывающий завод в Албании. И этому помешали. Aзербайджан потерял здесь 350 млн».

Назвав происходящее «террором» в отношении себя и близких, Д.Гаджиев подробно рассказал и об этом: «Азад Джавадов был арестован 2 мая, в день начала уголовного дела. Таким образом, начался невиданный не только в Азербайджане, но и в соседних странах террор. На сегодняшний день в отношении 7 тыс. человек действует «stop». Причем большинству из них за невыплату 500-800 долларов кредита. Созданные нами тысячи рабочих мест заморозили. Террор имеет место и в отношении членов моей семьи. Какое отношение к банку имеет моя сестра, что и в ее отношении действует этот «stop»? Почему ASAN Хидмет и другие структуры не утвердили документ в связи с имуществом моей покойной матери? Если это не террор, то как назвать?»

«НЕ УСЛЫШАЛИ »

Д.Гаджиев сказал, что 11 раз давал показания следствию. По его словам, следствие а затем суд объективными не были. Ни одно из 30-ти ходатайств удовлетворены не были: «В ходе следствия я по одному указывал, где находятся кредиты, выданные на имя физических лиц.

«Бандотдел» вообще не имеет понятия о банковском деле. Как может не имеющая никакого представления структура вести следствие? Проделанная работа налицо. Несмотря на мое сотрудничество со следствием, содействие в возвращении кредитов, безо всякого на то основания, в декабре я был арестован. После беззакония в ходе следствия, оставалась надежда на то, что может в суде нас услышат. К сожалению, и здесь тоже не услышали. Здесь есть такие люди, которых я видел в жизни своей 1 или 2 раза. О какой организованной группировке может идти речь? Ни следствие, ни суд не потрудились расследовать правду. Как подбросили в дом Азада Джавадова (бывший руководитель Бакинского завода по переработке фундука) через два месяца оружие, так и мне. Хотя бы очную ставку организовали».

«БЫЛИ ПРИОБРЕТЕНЫ АКЦИИ »

Д.Гаджиев выразил отношение к заявлению гособвинителя о том, что его родственники брали из банка кредиты, которые тратили в салонах красоты, на путешествия по заграницам: «Прокурор перечислил расходы, осуществленные с карт, принадлежащих мне и членам моей семьи. Во-первых, насколько этично перечислять кто и сколько израсходовал на какие салоны и самолеты? Во-вторых, все эти кредиты давно погашены. Предъявленную же мне сумму в 47 млн. потратить на салоны красоты и самолеты просто физически невозможно. Если было бы возможно надо было проводить в самолете надо не 24, а все 25 часов суток. Еще раз отмечаю, что выданные кредиты были сняты с карт наличными и на них были приобретены акции».

«Прокурор повторяет слова Самира Шарифова, говорит, что деньги из одного кармана были переложены в другой. В чей карман положены? Джангира Гаджиева? В банковский карман положены деньги. 6 декабря 2015 года (через два после ареста) этот вопрос был обсужден в «Бандотделе» с участием министра внутренних дел Рамиля Усубова, генпрокурора Закира Гаралова и замминистра финансов Азера Байрамова. Там Азер Байрамов сказал, что столько средств пошло на покупку акций. Почему не дали возможность, чтобы этому человеку здесь задали вопросы? Часть средств банка находятся в компаниях, принадлежащих руководству Минфина и нынешнего руководства Межбанка. Если бы проверили, то убедились бы. Оценили дом где жили дети, мою машину. Писали о моих миллиардах и самолетах. И где мои самолеты? Смогли найти? Не нашли потому, что их нет».

«ВОЗВРАТИЛИСЬ РАЗОЧАРОВАННЫЕ »

Д.Гаджиев коснулся вопроса 17-ти лет лишения свободы, которые попросил для него прокурор: «В этом уголовном деле нет даже полфакта, доказывающего присвоение. На каком основании вы просите для меня 17 лет? Да пусть хоть 117 лет будет, для меня это не имеет никакого значения. Однако все должны знать, куда ушли средства. Сейчас век интернета. Можно сидеть в Баку и найти - кому какие компании принадлежат».

Д.Гаджиев выразил свое отношение к мерам, принятым для ареста его супруги Замиры Гаджиевой. «В кинофильме «Последний перевал» есть хорошие слова, привожу одно из них – «мстить мужчине через женщину нельзя». Отвезенные документы вам же и вернули. Они не удовлетворили ни Интерпол, ни Британские структуры, следователи вернулись разочарованные. С 2005 года все пытаются создать мнение обо мне и моих близких, говоря о нами расхищенном и разграбленном, однако так ничего и не добились».

«ЗА ОДИН ДЕНЬ ПРИВЛЕКАЛИ 100-200 MИЛЛИОНОВ »

В последнем слове Д.Гаджиев рассказал о деятельности Межбанка: «Лишь в 2014 году чистая прибыль банка составила 25 млн. Таким я сдал банк. За 15-тилетний период моего руководства банком у государства не было взято ни копейки. А сейчас банк столкнулся с глубокими проблемами. Решением президента из госбюджета было выделено 6 млрд. денег. Мотивируют тем, что иностранные кредиты дорогие, поэтому 1 млрд. взяли у Госнефтефонда. В период моего правления не только по моему слову, но и по слову моих сотрудников за один день мы могли привлечь из-за рубежа 100-200 млн. средств. Посмотрите, как потеряли доверие, что иностранные банки не дают им денег. Они вынуждены брать их у Нефтефонда.

Центробанк неоднократно осуществлял проверки. Аудиторский комитет состоял из сотрудников Минфина. Они все имели доступ к IT системе банка. Если были какие-то нарушения почему не выявляли? На днях был ликвидирован банк «Стандарт», это 5-й банк страны. За это кто-то должен отвечать и ответит...».

Д.Гаджиев говорит, что 50% ненефтяного сектора создали они, а теперь другие себе присваивают: «Прокурор в своем выступлении сказал, что внутренне я понимаю, что совершил ошибку. Я ни внутренне, ни внешне ни о чем не сожалею. Наоборот, я горжусь тем, что создал тысячи рабочих мест, дал работу сотням тысяч людей. «Аграркредит» представляет президенту некоторые предприятия в качестве развития сельского хозяйства и предоставления рабочих мест, хотя эту работу выполнили мы. К примеру, докладываете президенту о создании в Хачмазе 5 тысяч га посадок деревьев фундука. Хотя создали не вы, а Азад Джавадов. Табаководство, хлопководство, в общем 50% ненефтяного сектора создали мы».

ПРЕЗИДЕНТ «İNTER» НЕ МОЖЕТ ВЫЕХАТЬ ИЗ СТРАНЫ »

Гаджиев заявил, что министр финансов Самир Шарифов присвоил 350 млн., но никакой реакции не последовало: «В душе у меня много чего есть. И сказать я могу многое. Не придавайте этому иное значение. Наш общенациональный лидер говорил, что этот мир – мир борьбы. Но не надо забывать и о завтрашнем дне.

Гражданина Британии держат здесь. Некоторое время даже под арестом держали. Наверное потому, что инвестировал в страну. Президент «Интер», гражданин Болгарии вот уже полтора года как не может выехать из страны. Бедняга не может понять, почему его здесь держат. Мы и со следствием сотрудничали, и указали, где именно кроется преступление.

Приведу пример, который вы не расследовали и можете сказать, что ко мне это отношения не имеет. Однако отношение имеет, причем, напрямую. Самир Шарифов из средств, выделенных «Азериншаат», взял 350 млн. Но это преступлением не называют. Для того, чтобы это расследовать, почему не привели Бюленд Кара? Вполне возможно, что сегодня кто-то неприкасаем, но ведь никто не знает, что будет завтра».

Свое выступление Д.Гаджиев закончи так: «Я не прошу суд, а рекомендую оправдать всех. Дело надо вернуть, в отношении следователя и прокурора необходимо вынести особое решение. Если у них есть хоть капля совести, пусть принесут извинения. Какое вы примете решение, это дел ваше. Но не надо забывать о завтрашнем дне».

Суд удалился на совещание. Пока неизвестно, когда будет объявлен приговор.

Джангир Гаджиев был арестован 5 декабря прошлого года решением Наримановского суда по обвинению в присвоении. Вместе с ним перед судом предстали еще 7 человек. Их обвиняют в присвоениях средств в крупном размере со стороны организованной группировки, злоупотреблении должностными полномочиями, превышении должностных полномочий, должностной халатности, незаконном хранении оружия.

XS
SM
MD
LG