Доступные ссылки

Люди без страны: чеченские беженцы в Европе


Беженец из Чечни Имрам Шаптукаев. Белосток (Польша), 7 июля 2013 года.

Беженец из Чечни Имрам Шаптукаев. Белосток (Польша), 7 июля 2013 года.

Одинокий мужчина стоит перед ветхим жильем для беженцев. Его лицо не выражает никаких эмоций, он смотрит вдаль. Oн бежал из мятежного Северо-Кавказского региона России, проведя 72 часа на окраине Белостока, польского города за 50 километров от границы с Беларусью. Он оставил надежду на новую жизнь в Польше:

— Здесь — ничего хорошего. На третьи сутки я все понял. Я уже увидел, как тут живут люди.

С отвращением он уходит, а люди, которых он видел, собираются и начинают жаловаться — на угрозы скинхедов, на нехватку социальных услуг и на безнадежность попыток интегрироваться. Многие пытались уехать в Германию, чтобы снова быть депортированными в Польшу.

ТЫСЯЧИ ЗАЯВЛЕНИЙ ОБ УБЕЖИЩЕ

С января этого года в Германии и в Польше российскими гражданами, в основном чеченцами, было подано около 20 тысяч заявлений о предоставлении убежища. Чеченские дети играют рядом с лагерем беженцев в Белостоке.

Чеченские дети играют рядом с лагерем беженцев в Белостоке.

Этот наплыв ставит экспертов в затруднительное положение. Число заявок в этом году уже вдвое превысило общее количество обращений, поданных в 2012 году. Некоторые считают, что причиной роста могут быть распространяющиеся слухи о немецкой гостеприимности в отношении беженцев.

Однако география и политические реалии создали растущий класс людей, застрявших между государствами, — запуганных перспективой возвращения в Россию, неспособных остаться в Германии и стесненных обстоятельствами в Польше.

Координатор варшавского Центра помощи иностранцам Пётр Быстрянин говорит, что решение вопроса о предоставлении убежища может затянуться на несколько лет:

— Мы просто теряем деньги и время, а эти люди теряют свои жизни.

В соответствии с так называемым Дублинским соглашением Европейского союза, ответственность за рассмотрение заявления на предоставление убежища лежит на первой стране Евросоюза, в которую въехало лицо, просящее убежища. Для чеченцев, которые обычно едут на север через Москву и затем на Запад через Беларусь, это, как правило, означает, что их заявление должно быть рассмотрено в Польше.

Польше приходится действовать в соответствии с европейскими соглашениями, которые требуют защиты и рассмотрения заявлений лиц, просящих убежища, со времени вступления в Европейский союз в 2004 году.
Беженцы из Чечни на железнодорожной станции в Згорзелеце. Декабрь 2009 года.

Беженцы из Чечни на железнодорожной станции в Згорзелеце. Декабрь 2009 года.


С 2008 по 2009 год Польша приняла более трех тысяч чеченцев и предоставила им статус беженца или дополнительную защиту — второй уровень со схожими преимуществами статуса беженца. Но в 2010 году это число значительно снизилось, и с 2010 по 2013 год Польша предоставила статус беженца менее чем 600 чеченцам.

Лица, которым было отказано в убежище, могут остаться в стране для подачи апелляции.

ЗАЯВОК ИЗ РОССИИ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ИЗ СИРИИ

Главный специалист польской государственной организации социальной помощи Пётр Дзиецол говорит, что его организация испытывает большие трудности, пытаясь разместить растущее число потенциальных беженцев:

— Мы делаем всё, что в наших силах. Из-за этого большого притока беженцев мы смотрим на вместимость наших центров и пытаемся увеличить ее.

Но представитель чеченской диаспоры в Польше Шарпудий Ильясов, который живет здесь уже пять лет, говорит, что социальное обеспечение лиц, ищущих убежища, на бумаге выглядит иначе, чем в реальности:

— Это только слова, слова. На самом деле тут хаос. Ни одна организация не поможет вам. Всё в ваших руках.

Шарпудий Ильясов встретился с корреспондентом Азаттыка на центральном вокзале столицы Польши Варшавы. Он рассказал, что не может позволить себе жить в городе на пособие. Он часто предоставляет свое жилье на окраине города для бездомных чеченцев.

Он говорит, что условия в Польше толкают чеченских беженцев на Запад:
Один из чеченских беженцев, живущих в Белостоке.

Один из чеченских беженцев, живущих в Белостоке.


— Там предоставляют работу. Предоставляют учебу, образование, специальность – можно заработать. Здесь на тебя никак не обращают.

Эта логика приводит людей в Германию, где социальные пособия, которые включают в себя 470 долларов в месяц плюс жилье, выше, чем в Польше, более чем в два раза.

Впервые количество людей из России, подающих прошение о предоставлении убежища в Германии, превысило количество людей из любой другой страны и превысило количество заявок из Сирии, второй по числу беженцев, более чем в два раза.

Но правила «Дублинского соглашения» ясно предписывают — определение статуса беженца является ответственностью первой страны, в которую пребывает лицо, просящее статуса беженца.

С предстоящими выборами в сентябре и с серией критических заметок в национальных газетах о притоке мигрантов из России, Германия не расположена к нарушениям правил.

ЭХО БОСТОНСКИХ ВЗРЫВОВ

После взрывов на Бостонском марафоне в апреле этого года, которые, предположительно, были совершены двумя чеченцами, проживающими в Соединенных Штатах Америки, на Северном Кавказе распространились слухи о том, что напуганная Европа скоро закроет свои двери для чеченцев.
Подозреваемые в организации теракта в Бостоне Джохар (слева) и Тамерлан Царнаевы.

Подозреваемые в организации теракта в Бостоне Джохар (слева) и Тамерлан Царнаевы.


Хотя слухи не были обоснованы и границы не закрылись, взрывы всё же привлекли нежелательное внимание к чеченскому сообществу.

Бернд Мезович является заместителем директора организации Pro Asyl — франкфуртской неправительственной организации, которая выступает за права мигрантов.

— Некоторые наши политики пытаются связать проблему чеченских беженцев с терроризмом. Некоторые из них верят информации, предоставляемой российскими чиновниками, которые всегда ассоциируют чеченцев с терроризмом, — говорит он.

То же самое часто происходит в немецких медиа.

«Террористы ищут убежища в Германии» — таков заголовок статьи немецкой ежедневной газеты Die Welt от 8 августа, в которой внезапный рост заявок о предоставлении убежища из Чечни был связан с призывом лидера чеченских боевиков Доку Умарова о планировании нападения на Олимпийских играх в Сочи в следующем году.

В этом году 82 человека получили статус беженца в Германии, а 702 человека были направлены на депортацию.

ЛАГЕРЬ В БЕЛОСТОКЕ

Имрам Шаптукаев провел девять месяцев в Германии вместе с женой, прежде чем власти отказали ему в предоставлении статусa беженца и отправили обратно в Польшу в июне.
Документ о депортации, выписанный властями Германии чеченскому беженцу Имраму Шаптукаеву.

Документ о депортации, выписанный властями Германии чеченскому беженцу Имраму Шаптукаеву.


Шаптукаев встретился с корреспондентом Азаттыка в лагере для беженцев в Белостоке и рассказал, что депортация произошла, несмотря на медицинские обстоятельства, которые должны были позволить ему остаться в Германии подольше. Он сказал, что его жена, которая больна сахарным диабетом и обратилась за медицинской помощью в городе Бишофсверда около Дрездена, недавно в течение 12 часов пребывала в состоянии комы.

— Ты не можешь это. Если даже покидаешь, то тебе могут опять депорт сделать сюда же в Польшу, — говорит он.

Обитатели лагеря сказали журналисту Азаттыка, что их ситуация безнадежна.

Мужчина в тюбетейке говорит, что власти «с ними обращаются как с цыганами и грязью». Другой мужчина рассказал, что он жил в однокомнатной квартире в центре города с женой и тремя детьми более пяти лет. Подросток, который недавно окончил школу, сказал, что недавно лежал в больнице после нападения скинхедов.

Несмотря на эти обстоятельства, они говорят, что худший сценарий — это депортация в Россию.

После двух сепаратистских войн в 1990-х годах, во время которых тысячи погибли и многие радикализировались, Чечней правит ставленник Кремля Рамзан Кадыров, которого правозащитные организации обвиняют в пытках и убийствах политических оппонентов.

На Северном Кавказе Москву обвиняют в жестокой расправе над теми, кто симпатизирует сепаратистским группам.

Имрам Шаптукаев, со шрамами на руке и впалыми щеками, выглядит намного старше своих 37 лет. Oн провел шесть с половиной лет в тюрьме по обвинению в вооруженном ограблении, причастность к которому он отрицает.

— В Чечне у нас как делают: приезжают ночью, похитят и увезут тебя, — говорит он.

В подготовке материала участвовали Гленн Кейтс и Айшет Адрухаева. Радио Азаттык
XS
SM
MD
LG