Доступные ссылки

«В Aзербайджане интернет полностью свободен». Так утверждает председатель Азербайджанской парламентской делегации в ПАСЕ Самед Сеидов. По его словам, он устал от повторяющейся позиции «Freedom House» и других международных структур.

«Freedom House» 14 ноября 2016 года обнародовал отчет, в котором включил Азербайджан в число стран с частично свободным интернетом. Однако депутат обвиняет эту структуру в предвзятости и проявлении двойных стандартов. Он считает, что такого рода высказывания не помогут развитию прав человека:

– Мир меняется, проблемы приобретают новые направления, а они все о правах человека и об их ограничении говорят. Говорю вам абсолютно искренне, что сегодня в Азербайджане интернет полностью открытый, причем он скоростной. По долгу службы мне приходится бывать в разных странах.

–Самед муаллим, не только международные организации, но и местные эксперты считают, что интернет частично свободный, интернет пользователи говорят о внутренней цензуре, о давлении на активных пользователей, об арестах. Что можете сказать по этому поводу?

– Я не знаю, у кого там есть внутренняя цензура, может быть кто-то чего-то и опасается, но вполне искренне говорю, что каждый человек в должен вести себя в соответствии с национальными, культурными ценностями, соблюдать нормы поведения будь то в Интернете или при выражении мнения в свободной прессе. По меньшей мере, это требование и необходимость. Не надо представлять все эти ценности как «самоцензуру». Нигде в мире нет такого подхода, как «пишу, что хочу».

Пишите, что хотите на «Facebook» и «Twitter», через 10 минут ваш пост будет удален, к тому же будет закрыт ваш аккаунт. А в Азербайджане нет такого. Но почему-то никто эти соцсети не критикует. Наоборот, недавно на «Facebook» подали в суд, почему, мол пост фашистов не вовремя удалили, почему вовремя не ведут антифашистскую пропаганду. Как так получается, что в охватывающих весь мир соцсетях начинается применение специального контроля, а в Азербайджане называют «самоцензурой», если человек выражает свое мнение в соответствии с национальными и культурными требованиями?

– Но ведь речь идет и о взгляде на политические процессы, об использовании «самоцензуры» при написании критических высказываний в адрес власти.

– А где вы увидели эту «самоцензуру»? Когда-то было, чтобы я с вами не говорил? В этом государстве я возглавляю парламентский комитет по международным связям. Тогда и я должен чего-то опасаться, подумать, что у меня есть должность, скажу вдруг что-то, что было бы некорректно. Почему не приводите такой пример, а говорите о каком-то рядовом человеке? Я ведь человек на должности, на большой должности.

– Но ведь вы в своих выступлениях ничего против власти не говорите. Не критикуете, хотя бы на йоту, деятельность властей. С чего вам опасаться, чего беспокоиться? Наоборот, вы поддерживаете власть.

– Если власть ведет правильную работу, удовлетворяет интересы нации, зачем мне критиковать ее? Это же неправильно. Я в любом СМИ могу открыто заявлять о своей позиции, не сидя за рубежом, а из своего кабинета. Каких-то ограничений не вижу. В интернете есть одно ограничение и связано оно с национальными, моральными и поведенческими нормами.

– То есть вы утверждаете, что в Азербайджане интернет свободен не частично, а полностью?

– Целый день, с утра до вечера читаем оппозиционные мнения. Откройте газету «Азадлыг», «Ени Мусават» и сотни других сайтов никто из них не запрещен, не заблокирован. Они и критикуют открыто, и оскорбляют. В журналистике у кого-то уровень низок, у кого-то высок. Все, что хотят, пишут о главах исполнительных властей, депутатах, официальных лицах, о главе государства. Где вы ограничения видите? Где вы видите сайт, который бы закрыли после написанного там о вышеназванных лицах? Такого просто нет. Интернет медиа свободна.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG