Доступные ссылки

В России Интернет движется «в китайском направлении»


Скульптура значка @ на улице в российском городе Кирове.

Скульптура значка @ на улице в российском городе Кирове.

Путин подписал закон, по которому возможен тюремный срок за перепечатку в Интернете «экстремистских» материалов

Критики называют меру последней в серии шагов, показывающих, что Россия движется в китайском направлении в вопросах ограничения Интернета, который является основной площадкой свободного обсуждения в стране, где доминирует прокремлевская пресса. О том, в каком направлении движется Рунет, в интервью РадиоАзадлыг говорит Ирина Левова, директор стратегических проектов в Институте исследования Интернета в Москве.

- Президент России Владимир Путин на этой неделе подписал изменения к закону, которые вводят уголовную ответственность за распространение «экстремизма» в Сети. Кажется, что это предусматривает тюремное заключение сроком до пяти лет тех, кто перепубликует материалы, считающиеся экстремистскими. Что вы думаете об этом законе?

- Боюсь, что инициатива, возможно, и правильная, но если речь идет о судебных решениях и о том, чтобы не позволять распространение экстремистских материалов в Сети, то вопрос остается открытым. Что такое экстремизм? Кто, каким образом, и по какой процедуре принимает решение относительно того, является ли материал экстремистским или нет. Также неясным остается, каким образом будут находить конечного гражданина, перепечатавшего что-либо, или разместившего ссылку.

- То есть вы видите проблему не столько в содержании закона, сколько в том, как он будет работать?

Девушки сидят с ноутбуками на автобусной остановке в Москве.

Девушки сидят с ноутбуками на автобусной остановке в Москве.

- Инициатива, может, и правильная, но, как обычно – непроработанная. Функционирование Интернета с технической точки зрения является гораздо более сложным, чем это представляется нашим уважаемым депутатам. И продекларировать нечто – это одно, но исполнить это – совсем другое.

- А разве это не слишком суровое наказание - сажать кого-то в тюрьму только за перепечатку. Это удар по свободе слова?

- Я не могу сказать, что это удар по свободе слова. Удар по свободе слова – это когда что-то конкретное подвергают цензуре или запрещают. Здесь речь идет о содержании, которое реально запрещено в Российской Федерации. Перепечатки его, по идее, тоже запрещены. Но мы сталкиваемся здесь со сложностями реализации тех норм, которые предлагают. Мы не можем их реализовать так, как задумано. Удара по свободе слова не будет. В Российской Федерации все немножко иначе, чем в других странах мира. Писать можно [законы], какие угодно, а по факту работать они будут процентов на 20, и это еще хороший результат.

- Некоторые эксперты считают, что Кремль пытается ужесточить контроль над Интернетом. Справедливо ли так говорить?

- Это вполне логичное желание, учитывая текущий курс политики. Все очень последовательно, и у меня такое впечатление, что есть такая дорожная карта и что Российская Федерация идет немного по другому пути, чем, например, Америка или Европа. Мы склоняемся, скорее, в сторону Китая или, возможно, Северной Кореи, но никак не в сторону Соединенных Штатов или Европейского союза. Можно спекулировать сколько угодно насчет того, хорошо это или плохо, но факты говорят именно о такой тенденции.

- Какие именно меры создают такое впечатление?

- Например, сейчас все серверы должны находиться на территории Российской Федерации. В Государственной Думе планируется второе чтение поправок к закону о персональных данных, которые обязывают всех хранить персональные данные на серверах в Российской Федерации. Плюс регистрация блогеров, у которых более трех тысяч посетителей, в [российском регулирующем коммуникации органе] Роскомнадзоре.

Одиночный пикет рядом с Госдумой России за свободу распространения информации в Интернете. Москва, 11 июля 2012 года.

Одиночный пикет рядом с Госдумой России за свободу распространения информации в Интернете. Москва, 11 июля 2012 года.

- Считаете ли вы, что контроль в Интернете усиливается?

- Конечно.

- Когда началась эта тенденция?

- Это началось с 2012 года, когда был принят закон о черных списках. В прошлом году бы принят федеральный закон о блокировках за нарушение авторских прав. Затем к этим черным спискам стали добавляться новые категории. Сейчас вместо одной статьи в законе об информации мы видим целых четыре статьи о том, что может быть заблокировано.

Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG