Доступные ссылки

'Какое НПО осмелится сейчас подготовить отчет в связи с пытками?!'


Интигам Алиев

Интигам Алиев

«Маловероятно, что страна, правоохранительные органы не знают про то, что творится в «бандотдел»е»

«В Aзербайджане Ильгары, Гиясы, Байрамы, Талехи, Аббасы подвергаются пыткам в тюрьмах, следизоляторах, к ним длительное время не допускают адвокатов. Экспертизу назначают после того, как следы от пыток исчезают. Имеющие доступ в эти структуры омбудсман, представители так называемых рабочих групп и марионеточные НПО выходят оттуда с заявлениями, что пыток не было. Подают жалобы в прокуратуру, в суд и выставляют неправыми избитых и даже умерших. Живым говорят, что они клеветники, лгуны, мол, сами головой об стенку бьются и расшибают лбы, сами себе зубы выбивают. А об умерших говорят, что сами из окна выбросились».

Руководитель Общества правового просвещения Интигам Алиев дал интервью РадиоАзадлыг в связи с пытками.

- Интигам бей, в последнее время, особенно на процессе по Нардаранскому делу, часто поднимается тема пыток. Положение настолько плачевное?

- Радиус фактов пыток слишком широк. Сколько людей ежедневно подвергаются пыткам, насилию в извращенной форме в «бандотделе», тюрьмах, следизолятлрах, полицейских управлениях. Достаточно небольшого расследования на основе опубликованных в прессе информаций, чтобы понять, что за большинством смертей в этих структурах стоят пытки. Правоохранительные органы, суды не расследует эти факты, игнорирует. К сожалению, пытки не фикция. Институты, которые писали о пытках, распространяли эту информацию, просто выведены из строя, а поддерживающие их международные организации в мягкой форме выдворены из страны. Какая теперь из более или менее оставшихся на плаву после репрессий 2014 года неправительственных организаций наберется смелости для подготовки отчета о пытках? Теперь говорить или писать на эту тему могут лишь редкие медийные структуры, адвокаты и правозащитники.

- А пример привести сможете?

- Летом температура воздуха в камерах следизолятора достигала 50-ти градусов, а зимой приходится ложиться спать в шерстяных вещах. И это тоже пытка. В четырехместную камеру поселяют по 12-15 человек. Люди или на полу спят, или поочередно. В тюрьмах всех обстригают на лысо, одевают в одинаковую черную одежду, человек нуждается в чистой воде, нормальной пище, вынужден часами стоять в очереди, чтобы сходить в туалет. Под видом развода людей часами вынуждают стоять под палящим солнцем или дождем. И это все тоже пытки. Заключенных как скот перевозят в маленьких, душных камерах «воронка», в самых грязных купе поездов, часами оставляя без еды – и это тоже пытки. Список можно продлить до бесконечности. Общество знает об этой трагедии очень мало. Люди бояться об этом говорить, поскольку неуверенны, что не будут наказаны или подвергнуты пыткам. За это тебя могут отправить в тубзону, сделать уколы и убить тем самым.

- Зачастую на критику отвечают, что тюрьма не гостиница

- В Норвегии Брейвик убил 75 человек. Однако вся пресса страны писала о его судебном иске относительно содержания в одиночной камере комфортной как в отеле. Якобы такое отношение являлось оскорблением его достоинства. А у нас лишь некоторым медиа хватает смелости написать об ужасающих фактах пыток, которым подверглись верующие, проходящие на Нардаранскому делу. Внезапное закрытие финисточников, высокие штрафы, надуманные уголовные дела, арест сотрудников по вымышленным обвинениям, запреты на выезд из страны, а также другие многочисленные давления приводят к этому.

- Официальные лица Азербайджана опровергают наличие пыток в стране. К примеру, на днях в интервью РадиоАзадлыг депутаты от правящей партии Хикмет Мамедов и Эльман Мамедов заявили о своем неверии в то, что в полиции пытают. Или же официальные структуры сразу же приводят в пример Гуантанамо.

- Пытки есть везде, начиная от стран, гордящихся высоким уровнем демократии – от Америки д Германии, от Швейцарии до Канады – везде. В Гуантанамо ужасные пытки, которые справедливо порицаются. Я тоже, как и многие, считаю, что Америка имеет непосредственное отношение к зверствам, творящимся на маленьком острове Свободы, в Ираке и других местах. Однако в нормальных странах утечка информации о пытках или вынос этой информации в правовое поле жертвой пыток или адвокатом жертвы, система сразу приходит в движение. Газеты пишут, телевидение освещает этот факт, возбуждается уголовное дело, отстраняются от должности лица, чьи имена имеют отношение к пыткам. Парламент, объединение адвокатов, омбудсман, правоохранительные организации берут дело под контроль. Тысячи людей выходят на улицы, участвуют в акциях протеста, выражают поддержку жертвам пыток, кто-то подает в отставку, кого-то увольняют с работы, кого-то арестовывают. Иными словами, в других странах за гражданами стоит государство, есть система, работающая справедливо и эффективно.

- А в Азербайджане есть такая система?

- В Азербайджане Ильгары, Гиясы, Байрамы, Талехи, Аббасы подвергаются пыткам в следизоляторе, тюрьме, долгое время к ним не допускают адвокатов. Экспертизу назначают после того, как следы от пыток исчезают. Имеющие доступ в эти структуры омбудсман, представители так называемых рабочих групп и марионеточные НПО выходят оттуда с заявлениями, что пыток не было. Подают жалобы в прокуратуру, в суд и выставляют неправыми избитых и даже умерших. Живым говорят, что они клеветники, лгуны, мол, сами головой об стенку бьются и расшибают лбы, сами себе зубы выбивают. А об умерших говорят, что сами из окна выбросились». Азербайджан такая страна, в которой за жалобы на пытки и даже убийство, за избиение в ходе акций, в полиции, в тюрьме никого не наказывают, если речь идет о журналисте, политике, молодом активисте, которые протестуют против самоуправства, требуют свои права. И это при том, что тюрьмы полны осужденными на 5, 7 лет за один пинок или три пощечины. А что далеко ходить, Сеймура Хази приговорили к пяти годам лишения свободы за то, что он, обороняясь, ударил пластиковой бутылкой по голове человека, пытавшегося его спровоцировать. У этого человека ни голова не разбита, его здоровью не нанесено никакого вреда, да и жизни он не лишился. В полиции, в тюрьмах людей избивают до полусмерти, распространяют фото избитого с явными следами насилия, а госорганы, омбудсмен говорят «ложь». Пытавшего полицейского, сотрудника тюрьмы, следователя, генерала не только не отстраняют от работы, не привлекают к уголовной ответственности, наоборот, повышают в должности, в звании. Объясняется это тем что в этой стране пытки, коррупция, монополия, заказные аресты являются важным элементом для сохранения власти. К примеру, известное как «бандотдел» Управление по борьбе с оргпреступностью, по поводу существования которого и его статуса давно ведутся споры. Содержание там людей абсолютно незаконно. Это место предусмотрено для пыток, так называемое «азербайджанское гестапо» или «азербайджанское гуантанамо». То, что руководство страны и правоохранительных органов не ведают о происходящем там, выглядит неубедительно. Если не знают, значит не на своих местах сидят, значит в стране беспредел. А если знают и не реагируют, то значит косвенно сами и являются заказчиками. А это еще хуже и страшнее.

- Интигам бей, из Азербайджана в Евросуд поступали жалобы в связи с пытками, по которым были приняты решения. В каком состоянии их исполнение?

- Пытка считается настолько опасным и анормальным событием, что международное право считает не испытывать пыток обязательным правом. Можно оправдать убийство человека в целях собственной безопасности, предотвращения терроризма, но применение пыток запрещено даже во имя предупреждения самой серьезной опасности. Этот принцип отражен во многочисленных международных документах, в том числе решениях Евросуда. В своих решениях суд многократно заявлял, что в обязательство государства входит расследование жалоб о пытках или плохом обращении в какой бы форме это не было. В Евросуд из Азербайджана было направлено много жалоб. На сегодняшний день рассмотрено и принято решение почти по 20-ти из них. Среди этих дел разные люди, представляющие различные слои общества. Это и политики, и журналисты, и активисты НПО, бывшие министры, военные эксперты, предприниматели и простые люди. Из-за нарушения этого обязательства Страсбургский суд в своих решениях по жалобам Сардара Джалалоглу, Маира Мурадова, Эмина Гусейнов, Али Инсанова, Узеира Джафарова, Рамиза Наджафли, Сарвана Ризванова, Лаиджова и других наказал нашу страну за применение пыток или их утаивание. Комитет министров СЕ, контролирующий выполнение решений Евросуда, требует от Азербайджана внести изменения в законодательство, а также в применение его на практике. В этой связи перед страной поставлены конкретные требования. Однако ситуация по-прежнему остается плохой. Случаи с плохим обращением не уменьшились, а связанные с ними жалобы в основном отвергаются по аналогичным аргументам. Неслучайно, что наша страна в последние годы все чаще упоминается в отчетах ООН, Совета Европы, ОБСЕ и других международных организаций. Она упоминается также в списке стран, где широко распространены пытки. Если государство отказывается от жалоб, связанных с пытками, не рассмотрев их, то это надо понимать, как поддержку.

- Кстати, среди обвинений в адрес высокопоставленных офицеров МНБ имеется и обвинение в совершении пыток.

- Это так, однако Вели Алескерова арестовали не потому, что Идрака Аббасова избивали, надев на голову мешок. Акифа Джовдарова и его окружение арестовали не потому, что он виновен в покушении на журналиста Агиля Халила, писавшего репортажи о рубке маслиновых рощ или за то, что какого-то предпринимателя сажали в подвал МНБ и издевались над ним. Эти люди арестованы за прослушку телефонов руководства страны. Обвинения в пытках используются для отвода глаз. Пытки должны осуждаться всеми и каждым. В стране, где не работают законы, никто не застрахован от пыток и может стать их потенциальной жертвой. Тому пример те, кто когда-то сам получал удовольствие от пыток в отношении других – Гаджи Мамедов, Ильгар Алиев, Акиф Джовдаров, Вели Алекперов и прочие. Теперь с ними творят тоже самое, что делали они в отношении других, а они пользуются услугами и защитой журналистов, правозащитников, адвокатов, которых на порог не пускали и отовсюду гнали. Сейчас они получают пинки и пощечины от системы, которой были преданы и служили ей верой правдой. Однако общество все равно осуждало плохое отношение к ним и пытки. Этого требует общество, которое мы мечтаем построить. Общество свободно, справедливое, без пыток. Если люди совершили преступление, то они должны быть в соответствии с совершенным действием.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG