Доступные ссылки

Насколько важен президент в Иране?


Женщины голосуют на избирательном участке во время выборов президента Ирана. 14 июня 2013 года.

Женщины голосуют на избирательном участке во время выборов президента Ирана. 14 июня 2013 года.

Кандидаты в президенты уже выступили с последними заявлениями накануне выборов, а духовный лидер аятолла Али Хаменеи призвал всех избирателей активно участвовать в выборах 14 июня и показать свою поддержку стране.

Однако в политической системе, где духовный лидер, а не президент обладает полномочиями по принятию окончательных решений, в том числе по командованию армией, так ли важно, кто выиграет?

ТЕОКРАТИЯ И ДЕМОКРАТИЯ

Это сложный вопрос, поскольку Исламская Республика Иран была создана для уравновешивания двух форм правления: теократии и демократии. Согласно этой системе, духовный лидер, являющийся высшим экспертом в вопросах религии и законодательства, руководит делами президента, который представляет волю народа.

Управляющий директор специализирующегося на Иране веб-сайта EA World View Йоанна Паращук говорит, что у президента «есть поле деятельности в рамках параметров, обозначенных верховным лидером». Это поле деятельности включает назначение ключевых управленцев в администрации, проведение экономических программ внутри страны и представление Ирана в отношениях с миром.

Однако он не вправе противоречить политике Али Хаменеи, в том числе тогда, когда речь заходит о наиболее насущной проблеме Ирана — страдающей от санкций экономике.

— Новому президенту придется иметь дело с практически неосуществимым заданием по восстановлению экономики при ужесточающихся санкциях Запада. Какой бы план он ни решил внедрять, он в любом случае столкнется с проблемой невозможности в чем-либо винить эти санкции, поскольку это против линии верховного лидера, которая заключается в том, что санкции ни на что не влияют и что экономика сопротивления на самом деле работает, — говорит Йоанна Паращук.
Действующий президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад.

Действующий президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад.


Али Хаменеи открыто заявил, что высокий уровень безработицы и инфляции в Иране - следствие плохой экономической политики действующего президента Махмуда Ахмадинежада, который покидает свой пост, попав в немилость духовного лидера. За время двух президентских сроков Махмуд Ахмадинежад открыто интриговал с членами лагеря Али Хаменеи, за что был наказан тем, что подобранному лично им преемнику Эсфандиару Рахиму Машайе запретили участвовать в президентской гонке.

ЭКОНОМИКА И ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

Однако если следующему президенту придется притворяться, что экономика не страдает от санкций, и в то же время каким-то образом поддерживать ее на плаву, то, скорее всего, у него будет еще меньше возможностей для маневров во внешней политике.

И это потому, что наибольшим вызовом во внешней политике Ирана является его ядерная программа, а этот вопрос находится под личным контролем Али Хаменеи.

Заметным явлением в предвыборной кампании стали дебаты между двумя кандидатами на должность президента, имеющими опыт ведения ядерных переговоров: Саидом Джалили — действующим ядерным переговорщиком Ирана — и Хасаном Рохани, занимавшим должность переговорщика при бывшем президенте Мохаммаде Хатами.
Саид Джалили, один из кандидатов в президенты Ирана. Тегеран, 12 июня 2013 года.

Саид Джалили, один из кандидатов в президенты Ирана. Тегеран, 12 июня 2013 года.


Хасан Рохани, который однажды в ходе переговоров согласился с тем, что Тегеран может приостановить обогащение урана, публично обвинил бескомпромиссный подход Саида Джалили в том, что это привело к введению в отношении Ирана новых карательных санкций. Однако, по мнению Йоанны Паращук, вызывает сомнения, сможет ли Хасан Рохани изменить действующую позицию Ирана, если станет президентом.

— Рохани сказал, что он не против начать более прямые переговоры с Соединенными Штатами, против которых категорически выступил Джалили. Поэтому я думаю, что, если изберут Рохани, мы можем увидеть перемены в сторону большей открытости к Западу. Однако в конечном счете последнее слово за духовным лидером, и мне не кажется, что он хочет двигаться в сторону переговоров такого рода, — говорит Йоанна Паращук.

ГОЛОСОВАТЬ ИЛИ НЕТ?

Пока так и остается неясным, сколько иранцев верят в то, что их голос на что-то повлияет, и придут на выборы.

Для сторонников теократической республики ответ ясен. Они придут голосовать за одного из пяти оставшихся консервативных кандидатов, потому что таким образом они выражают свою лояльность духовному лидеру и контролируемой им системе.

Однако для тех, кто поддерживает Иран как республику, ответ сложнее. Йоанна Паращук говорит, что сначала им необходимо решить, считают ли они, что выборы будут справедливыми.

— В Иране было проведено много опросов общественного мнения, и несмотря на то, что они не особенно надежны в части методологии, одним из ключевых показателей стало то, что около 60 процентов иранцев еще не решили, за кого голосовать. Они оставят это решение на последний момент, а это говорит об уровне апатии. И люди, которые не хотят голосовать, скорее всего, являются реформистами и умеренными, поскольку они думают, что, возможно, выборы будут предрешены и нет смысла в голосовании, — говорит Йоанна Паращук.
Хасан Рохани, один из кандидатов в президенты Ирана (справа).

Хасан Рохани, один из кандидатов в президенты Ирана (справа).


Эти сомневающиеся избиратели должны решить, могут ли они объединиться при единственном кандидате, поддерживаемом реформистами, — Хасане Рохани, а также сможет ли он в случае избрания хотя бы отчасти представлять их интересы.

Единственная надежда в обоих случаях — это то, что руководящие круги Ирана всё еще придают большое значение сохранению репутации Ирана как одновременно теократии и республики, чтобы люди могли выбирать следующего президента. Они были разочарованы выборами президента в 2009 году и создали «Зеленое движение», чтобы протестовать против результатов выборов. Сейчас они должны решить, стоит ли пытаться еще раз.

Радио Азаттык
XS
SM
MD
LG