Доступные ссылки

Иран охватила волна прощения


Несмотря на то, что режим продвигает смертную казнь как метод предотвращения преступлений, Исламскую Республику охватила волна милосердия и прощения

День 16 апреля должен был стать последним в жизни Балала. Спустя семь лет после убийства ножом другого подростка в уличной драке Балала должны были публично казнить в присутствии семьи жертвы в маленьком городке в провинции Мазандаран на севере Ирана.

ВОЛНА МИЛОСЕРДИЯ

Вместо этого Балал получил новый глоток жизни: в самую последнюю минуту мать жертвы простила его. Драматичная сцена Балала с петлей на шее, получившего прощение, облетела прессу и социальные сети.

С того времени подобные сцены повторялись уже десятки раз на волне прощения, которая, как кажется, противостоит попыткам властей практиковать смертную казнь.

Только на прошлой неделе, согласно реформистскому ежедневнику Shargh, девять приговоренных к смертной казни были прощены семьями жертв.

Мать убитого Балалом подростка снимает с приговоренного к смертной казни Балала черную повязку.

Мать убитого Балалом подростка снимает с приговоренного к смертной казни Балала черную повязку.

По мнению наблюдателей, этому способствует согласованная общественная кампания, но еще одним фактором являются деньги.

Деятели искусства, телезвёзды и правозащитники публично призывают граждан пощадить приговоренных к смерти, что благосклонно принимается в прессе.

В случае Балала, к примеру, популярный телеведущий Адель Фердоусипоур высказался за его прощение перед миллионами зрителей.

«БИЗНЕС» ПРОЩЕНИЯ

Однако известный иранский юрист Абдолсамад Хорамшахи, защищавший нескольких приговоренных убийц, говорит: то, что в прессе называют волной прощения, по сути, «бизнес».

По исламским законам, применяемым в Иране, семьи приговоренных убийц могут купить свободу своих родственников у семей жертв. Официальная ставка составляет 150 миллионов туманов (около 50 тысяч долларов), но часто запрашиваемая сумма выше.

В деле Балала, как сообщалось, семья жертвы получила около 300 миллионов туманов.

Матери убитого и обвиненного в убийстве плачут после того, как семья убитого простила Балала, отменив смертный приговор.

Матери убитого и обвиненного в убийстве плачут после того, как семья убитого простила Балала, отменив смертный приговор.

«Судя по имеющейся у меня информации по некоторым делам, я должен сказать, что большая часть примирений в кисасе (исламском законе воздаяния, гисас - прим. ред.) происходит в обмен на огромные суммы денег, получаемые от семей приговоренных», — сказал Абдолсамад Хорамшахи в интервью Fararu.com.

Юрист из Тегерана добавляет, что в прессе должны поощрять людей не запрашивать огромные суммы денег в обмен на прощение.

Генеральный прокурор Ирана Голам Хоссейн Мохсени Эджеи сказал в апреле, что за прошедший иранский год (с марта 2013 года по март 2014 года. — Ред.) по исламскому закону воздаяния были помилованы 358 иранцев, приговоренных к смерти.

УСИЛИЯМИ АКТИВИСТОВ

Махмуд Амири Могадам — представитель расположенной в Норвегии иранской правозащитной организации — говорит, что неясно, сколько помилований было мотивировано получением финансовой компенсации.

Однако Махмуд Амири Могадам считает, что некоторые иранцы находят «ценность» в проявлении милосердия. Он говорит, что эта тенденция проявляется благодаря усилиям гражданского общества и групп против смертной казни.

— Я думаю, что, как бы власть ни старалась поощрять казни, культура идет против них — культура милосердия поощряется, — говорит Махмуд Амири Могадам.

Одной из групп активистов против смертной казни является кампания «Шаг за шагом остановить смертную казнь в Иране», финансируемая некоторыми известными интеллектуалами и правозащитниками, в том числе Мохаммадом Малеки.

Иранский правозащитник Мохаммад Малеки.

Иранский правозащитник Мохаммад Малеки.

Мохаммад Малеки сказал Азаттыку, что в Иране растет неприязнь к смертной казни и проявляется тенденция к милосердию.

Он согласен с тем, что многие семьи прощают убийц своих родственников из-за денег. В то же время он говорит, что знает о многих делах, когда семьи простили приговоренных убийц из сострадания.

— Потребуется время, чтобы это глубоко укоренилось в обществе. Люди постепенно должны осознать, что деньги не могут заменить прощение и самопожертвование, — сказал Мохаммад Малеки в телефонном интервью из Тегерана.

ПРОТИВ НАСИЛИЯ

Мохаммад Малеки отмечает, что эта тенденция проявляется несмотря на то, что иранские власти продолжают публично казнить.

— Власть знает только насилие и кровь, — говорит он.

Один журналист из Тегерана говорит, что власти уже получают выгоду от волны прощения, поскольку «она показывает более гуманное лицо Ирана».

В то же время другие опасаются, что насилие так глубоко укоренилось в иранском обществе, что потребуется очень много времени, чтобы это изменить.

По данным Иранского центра правозащитной документации, в 2013 году в стране привели в исполнение 665 смертных приговоров.

Учитывая то сильное давление, которому подвергаются иранцы и которое препятствует общению и диалогу, волна милосердия, скорее всего, не продлится долго, считает известный университетский профессор и социолог Мостафа Эглима.

— [Людям] нелегко простить того, кто убил их детей, — говорит он.

В подготовке материала участвовали Гольназ Эсфандиари и Анна Клевцова. Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG