Доступные ссылки

Главной темой уходящей недели стал День борьбы против мер экономии. Протесты и столкновения демонстрантов с полицией в основном в южных странах еврозоны из-за растущей безработицы и ожиданий, что она увеличится в будущем, вероятно не в последний раз будут показаны в выпусках новостей и обсуждены в социальных сетях. Но экономисты, как правило, не сочувствующие оставшимся без работы жителям Испании или Греции, утверждают, что в происходящем есть и немало позитивного.

В свежем номере журнала "Economist" пишут, что раньше третий по величине морской порт Испании, в Барселоне, принимал из-за рубежа больше товаров, чем отправлял на экспорт, но в последнее время все поменялось: автомобили, произведенные в Евросоюзе, теперь уплывают в Китай, а поток товаров из Китая уменьшился.

В этом году ожидается, что испанский экспорт вырастет на 22 процента по сравнению с 2009 годом, когда был пик первой волны нынешнего экономического кризиса. То же самое происходит в Португалии. Рост экспорта за последние три года увеличился на 15 процентов.

Восстановление конкурентоспособности является главным условием для начала экономического роста, потому о нем так пекутся специалисты. Конкурентное преимущество дает странам еврозоны даже высокая безработица. Циничность экономической науки в том, что чем меньше людей ходят на работу, тем выше продуктивность труда. Журнал "Economist" сообщает:

Показатели конкурентоспособности и затраты на рабочую силу стали двигаться в правильном направлении. Перспективы роста есть у Италии, в Ирландии – 14-процентное улучшение. А если еще учесть достижения, связанные с реформами экономики, то южным странам Европы будет проще справиться с суровыми условиями, возникшими из-за существования единой валюты - евро.

Журнал "Economist" пишет о евро, потому что без него нынешний финансовый кризис, по крайней мере, в странах Евросоюза, не был бы таким суровым. Раньше у каждой страны была своя валюта (голландцы, например, до сих пор вспоминают свои ярко-оранжевые банкноты, и, встречая иностранца, стараются подарить ему уже давно выведенную из обращения, но до сих пор бережливо хранимую монетку в один гульден с профилем королевы Беатрикс).

До появления евро - как только та или иная страна вступала в рецессию - она прибегала к так называемой сдерживающей монетарной политике. Проще говоря, создавала такие экономические условия, при которых ее валюта дешевела (можно было напечатать новые деньги, как это делали во время Великой депрессии 30-х годов прошлого века, или, как это делают сейчас в Великобритании или Соединенных Штатах, разрешают центральным банкам покупать собственные государственные облигации). Но в результате многие последствия кризисов удавалось смягчить.

У стран, входящих в еврозону, нет в распоряжении большей части инструментов монетарной политики, потому что Европейский центральный банк у всех один и находится он во Франкфурте-на-Майне – слишком далеко от Мадрида или Афин.

Центробанк время от времени скупает облигации стран еврозоны, но слишком уж неповоротливый эта еврозона организм. Странам, переживающим рецессию, это помогает лишь отчасти. В качестве дополнительной меры предлагалось ввести общие для всех стран еврозоны облигации, но разговоры пока ничем не закончились: Германия не готова отвечать за других. А общие для всех ценные бумаги означали бы, что и Берлин, и Афины экономически равны.

Лекарство против кризисной болезни было найдено, но оказалось горьким – сокращение бюджетных расходов, неминуемо ведущее к сильному росту безработицы, сокращению финансирования многих социальных проектов и тех отраслей экономики, которые традиционно получают бюджетные средства.

В Праге, например, после реформы системы общественного транспорта пассажирам пришлось ощутить кризис на себе: в час пик в некоторых трамваях приходится ехать в давке. Раньше они ходили чаще, и это избавляло от необходимости дышать случайному попутчику в затылок.

Кризис европейцы ощущают не только в южных странах, но и в более благополучных северных. По данным социологических опросов, почти половина жителей ЕС не верит в светлое будущее, а потому не собирается увеличивать потребление, а, наоборот, сильнее экономить.

По прогнозам экспертов, в следующем году безработица в Греции вырастет еще больше, и она коснется трети работоспособного населения страны. За такие социальные потрясения обычно платят политики. И если в Греции только недавно состоялись парламентские выборы, то в Испании, где тоже четверть работоспособного населения осталась без работы, в некоторых регионах возможны политические пертурбации.

В ближайшее время они возможны в Каталонии, где после отказа правительства предоставить налоговую независимость региону, на 25 ноября назначены внеочередные выборы в местный парламент. Газеты пишут о готовности каталонцев созвать референдум об отделении от Испании:

Один из лидеров этого движения, глава местного каталонского правительства Артур Мас, заявил, что если, опираясь на нынешние опросы общественного мнения, его правоцентристский националистический альянс станет крупнейшей политической силой в парламенте Каталонии, и успешно сформирует большинство в коалиции с другими партиями, выступающими за независимость, будет объявлен референдум об отделении Каталонии от Испании.

Каталония - один из самых богатых регионов страны. На нее приходится четверть внутреннего валового продукта Испании. Я помню, как в 2005 году в Барселоне каталонцы - сторонники отделения - на глазах у туристов в самом центре города сожгли испанский флаг. Тогда еще никто не предполагал, что в Евросоюзе наступит финансовый кризис.
XS
SM
MD
LG