Доступные ссылки

Opel уезжает, Джон остается (Video)


-

Объяснение популярности Владимира Путина, о которой сообщают опросы общественного мнения в России, можно найти в самых неожиданных местах. Больше 10 лет во Владимирской области ведет фермерское хозяйство некогда удачливый английский бизнесмен Джон Кописки. Все это время он балансирует на грани банкротства, но последним, кому он откажет в доверии, будет Владимир Владимирович Путин. Так же удачно, как в свое время Веничка Ерофеев – не приходя в себя – в легендарные Петушки съездил корреспондент "НВ" Александр Кулыгин.

***

Бюст Ленина. Профиль Сталина. Три с половиной тысячи голов крупного рогатого скота. Хозяйство Джона Максвелла Кописки в идеальном порядке. У него рекордные надои молока, отличное мраморное мясо, сыр, за которым гоняются столичные гурманы.

Джон Кописки, фермер: «Смотри, весна: птицы прилетают».

Джон уже устал отвечать на вопрос заезжих хипстеров, как его, преуспевающего угольного трейдера, занесло с берегов Туманного Альбиона на берега Клязьмы. Россия давно стала для него домом, а сам он считает себя твердым русским патриотом.

Джон Кописки: «После 23 лет жизни здесь какой, вы думаете, будет стандартный ответ? Почему вы не хотите жить в России?»

Джону нравится в России все: земля, небо, птицы, Путин. Имя президента он отчетливо артикулирует, сравнивает его с сэром Уинстоном Черчиллем и констатирует, что сильный лидер актуальнее слабой демократии.

России сегодня нужен Владимир Владимирович, он как Черчилль в Англии 75 лет назад", -

Джон Кописки: «России сегодня нужен Владимир Владимирович, он как Черчилль в Англии 75 лет назад. Мы, русский народ, не готовы к полной демократии сейчас, это процесс медленный».

Советская символика в конторке у Джона – не просто дань туристическому бизнесу, который он развивает параллельно крестьянскому хозяйству. Джон и его русская жена Нина, подарившая ему пятерых детей, чтят этот период российской истории без всяких оговорок.

Джон Кописки: «Это наш красный уголок. Это память. Самый любимый герой Нины Валерьевны – Сталин. Вообще на все это надо смотреть шире».

Все бы ничего, но сколько лет Джон занимается сельским хозяйством – столько он спасает свой бизнес от разорения. Почти 10 миллионов собственных долларов он потратил, чтобы развернуть производство. Но теперь надо развиваться, нужны кредиты. А кредиты в России дорогие и короткие.

Джон Кописки: «У нас очень высокая себестоимость. В Европе получают кредит под 0,5 – 1%. А мы должны сегодня платить 16%, и это еще с учетом субсидии».

На чиновников из профильных департаментов – а во Владимирской области есть свое министерство сельского хозяйства – у Джона надежды нет. Они ленивы и чужды прогрессу. Вообще, по его словам, в России отсутствует стратегия развития аграрного сектора. Но главная беда – подчиненные скрывают правду от президента.

Джон Кописки: «Никто не хочет сказать ему: шеф, вся эта статистика, которой мы вас кормили 10 лет – это полная ерунда. У нас плохая ситуация, у нас ситуация хуже, чем 10 лет назад».

Я русский, я дома здесь", -

Впрочем, все эти проблемы Джону компенсируют духоподъемные настроения, которые, как он считает, овладели обществом в ответ на попытки внешнеполитической изоляции России. Джону нравится, что люди снова стали гордиться страной, которая и ему теперь Родина.

Джон: «Я русский, я дома здесь. Если завтра нужно на фронт против НАТО – я первый там буду».

Александр Кулыгин, Владимирская область,

«Настоящее время»

XS
SM
MD
LG