Доступные ссылки

Два десятилетия перлов Лукашенко


Президент Беларуси Александр Лукашенко на избирательном участке в Минске во время президентских выборов. 19 декабря 2010 года.

Президент Беларуси Александр Лукашенко на избирательном участке в Минске во время президентских выборов. 19 декабря 2010 года.

Самые памятные высказывания президента Беларуси за 20 лет с момента прихода к власти в 1994 году

Европейский зверинец

Из-за визовых санкций за нарушения прав человека Лукашенко теперь мало бывает в Европе. Но не всегда это было так. Еще в 1998 году он участвовал в политическом и экономическом форуме на швейцарском курорте Кран-Монтана. Однако там его ожидал холодный прием гостей, так что, по всей видимости, он был не в восторге от своего пребывания:

— Я понимаю, что это не демократия, а зверинец… Это было именно то, что мы и ожидали, но не в таком масштабе, не в этой форме. Одним словом, это не что иное, как зверинец, — лучше не скажешь.

Фальсификация голосования

Когда Лукашенко баллотировался на переизбрание в 2001 году, он весьма эксцентрично отреагировал на предложение Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) направить в страну наблюдателей за выборами:

— Нам не надо: там автоматизированная система фальсификации выборов. Не надо. Мы создадим государственную, — сказал он в речи в эфире на государственном телевидении.

Двойник Обамы?

Мало кто мог бы подумать, что у Лукашенко много общего с президентом США Бараком Обамой. Разве что только сам Лукашенко.

— Смотрю на Обаму, молодой человек, хорошо выглядит. Это мое первое впечатление, мне жаль его. Он смотрится стопроцентно как Лукашенко, когда я пришел к власти после крушения Советского Союза. Пустые полки магазинов, серьезный финансовый кризис, — сказал Лукашенко еще в 2008 году, вскоре после того, как Обама был избран на первый срок.

Диктаторская зависть

Отвечая на вопрос агентства Reuters в интервью 2012 года по поводу утверждений о том, что он «последний диктатор Европы», Лукашенко приветствовал данное ему прозвище:

— Я не совсем понимаю, что такое диктатор, но, с другой стороны, я сам себе по-доброму завидую. Я же последний и единственный диктатор в Европе. Нигде в мире такого нет.

Диктатор-гомофоб

Кроме того, в 2012 году, когда Европейский союз обсуждал дальнейшие санкции против Лукашенко, белорусский лидер вновь высказался — на этот раз, чтобы явно оскорбить тогдашнего министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, открытого гея.

— Что касается того, который там о диктатуре кричал... Услышав это, я подумал: лучше уж быть диктатором, чем голубым, — заявил Лукашенко.

Посмотри, мама! Нет охраны!

Несмотря на широко распространенные обвинения в фальсификации выборов, а также в постоянном и жестоком подавлении инакомыслия, Лукашенко всегда стремился позиционировать себя как выходца из народа. В интервью 2012 года он даже намекал, что в его президентском дворце нет никаких охранников:

— Посмотрите за окно. Вы видите забор снаружи дворца? Видите ли вы каких-либо охранников? Это страна, где каждый — в безопасности.

Превратное истолкование Достоевского

В своем ежегодном обращении к нации 8 мая 2012 года Лукашенко прибег к русской классике, чтобы оправдать свое деспотичное правление, сославшись на знаменитое высказывание в «Братьях Карамазовых» Федора Достоевского — «нет ничего для человека невыносимее свободы».

— Гениальный писатель был прав — получая свободу, человек понимает, что взвалил на себя тяжелейшую ношу, потому что свобода предполагает ответственность, человек сам должен принимать решения и сам за них отвечать, — изложил свое мнение Лукашенко.

Однако этот пассаж Достоевского в романе на самом деле принадлежит Великому инквизитору, отдавшему себя сатане и озвучивающему мнение, с которым сам писатель не согласен.

На языке бандитов

Лукашенко часто эксплуатирует период хаоса, последовавший за распадом Советского Союза, так называемые лихие 90-е, чтобы оправдать свое авторитарное правление.

Но на его ежегодной пресс-конференции в октябре 2013 года Лукашенко выглядел ностальгирующим по тем дням, когда борьба с преступностью включала «битье по лицу».

— Бандиты понимают только тогда, когда ты с ним разговариваешь на его языке, — сказал он.

Перевод выполнила Алиса Вальсамаки. Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG