Доступные ссылки

Молочник: 'Не было бы выгоды, не занимались бы этим делом'


Ульвия Щюкюрова, проживающая в поселке "28 Мая"

Ульвия Щюкюрова, проживающая в поселке "28 Мая"

В 6 часов утра, когда все спят, 30-летняя Ульвия, проснувшись, спешит в хлев для скота. Ни жара, ни холод не могут повлиять на ее режим, потому что Ульвия хозяйка скота.

– Рука болит только, – говорит она и доит свою корову.

– Тяжелая работа?

– Очень тяжелая.

– Хотела бы, чтобы дочь, повзрослев, стала бы как ты...

Перебивая меня :

– Нет, нет, хочу, чтобы дочь моя выучилась, стала образованной, приносила бы пользу родине.

Проживающая в поселке 28 мая Ульвия Щюкюрова мать двоих детей, выросла она в Шамахы. Смотреть за скотиной, доить коров она научилась в доме у мужа, в столице: мужняя сторона тоже из Шамахы, но они давно в Баку переехали. В районе я за скотиной не смотрела, здесь этому научилась. Свекровь научила меня доить корову, молоко квасить, делать шор и сыр».

Süd sağımı

Süd sağımı

«Нынешние бездельники»

К разговору подключается ее 76-ти летняя свекровь Зохра няня , вспоминает прошлое. Говорит в советское время они вместе с мужем на ферме работали: «У меня были десятки голов скота, я доила, ухаживала за ними, были и коровы, и бараны. Сначала было очень хорошо, мы ездили на летние пастбища. Будучи молодыми, мы много работали, к тому же я шестерых детей вырастила». Она говорит и о том, что животноводство очень тяжелая работа: «День и ночь ухаживала за скотом. Убирала за ними, молоко доила ведрами».

Гворит, Ульвия работы не боится, за раз может обслужить 10-20 голов скота, но купить скотину денег нет.

Руководитель компании “Azərsun” Aбдолбари Гоозал на днях провел пресс-конференцию, на которой сообщил, что молочный бизнес в Азербайджане доходов не приносит, приходится изощряться, чтобы реализовать продукцию. .

“Были бы деньги...”

А вот Ульвия не испытывает недостатка в клиентах для реализации своей продукции. Наоборот, изыскивает средства, чтобы купить дополнительную скотину и увеличить ежедневный надой:

– Ежедневный надой сейчас у меня составляет 20-30лиров.

– А если в день будушь надаивать по 200-300 литров, куда продавать будешь?

– Продать не сложно. Клиенты сами приходят, заранее заказывают. Что продам, то продам, а из остального делаю шор(соленый творог), гатыг, сыр. И на то клиенты имеются.

“Конкуренции не боюсь

Там, где живет Ульвия многие скотину держат, но она все равно не боится. Говорит, ее годами знают, даже из города приезжают, чтобы молока у нее купить. Ульвия считает, что продажа молока как сырья прибыль приносит: «один литр молока я продаю за 1 манат и это выгодно. Таким образом окупается и корм скота, да и прибыль остается. Только вот летом стоимость литра молока снижается до 70 гяпик. Доходы в такой период сильно падают, потому что не можем отправлять скотину пастись. Скотина что попадо во дворе и ест, но и прикорм даем».

“В деревне заниматься молоком, наверное, убыточно?

В Шемахе в летние месяцы смотреть за скотиной легче, да вот только покупателей в деревне нет. Поэтому в деревне животноводство в плане реализаци молока невыгодно: В деревне молоко очень дешево. Летом литр стоит 20-30 гяпик. Зимой – 50 гяпик. Однако серьезной разницы в цене на корм скота зимой и летом нет».

Для получения льготного кредита обратилась в Национальный Фонд Помощи Предпринимательству с целью расширить семейное хозяйство. Однако мечта о кредите так и осталась мечтой. Поскольку для залога не было имущества. И даже несмотря на то, что семья обладает домом, стоимостью в 100 тысяч манат: «У дома нет купчей, поэтому не можем его заложить, чтобы получить кредит».

Да и это дом семья построила за счет животноводства: «Если бы не было выгодно, не занимались бы этим делом», добавила она.

XS
SM
MD
LG