Доступные ссылки

Путешествие с волонтёрами: доставка груза украинским войскам


Солдат украинской армии с полученной посылкой.

Солдат украинской армии с полученной посылкой.

Украинские волонтеры рискуют жизнью, чтобы доставить припасы войскам. Впечатления «военного курьера»


В работе курьера, как правило, нет ничего сложного. Получаешь посылку, адрес и отправляешься в путь-дорогу. Однако всё кардинально меняется, когда пункт назначения — блокпосты вблизи города Славянска на востоке Украины, а машина под завязку заполнена военным грузом, медикаментами и продуктами для украинских солдат.

Именно в такое путешествие я отправился с Александром Назарчуком и его другом Андреем. Для Александра это уже шестая поездка. Он говорит, что до сих пор проблем у него не было, что успокаивает, хотя всё когда-то происходит в первый раз.

Мы отправляемся из Изюма — граничащего с Донецким регионом города. Здесь и не чувствуется, что в 40 километрах идет полномасштабная военная операция.

Первый пункт нашего путешествия — село Барвенково. Здесь на блокпосту мы должны оставить кое-какое оборудование и препарат, останавливающий кровотечение от огнестрельных ранений.

Еду в машине с Андреем. Мы оба в бронежилетах. Для него это тоже первая поездка. Шлемы лежат у нас под рукой. Александр, напротив, едет без всякой защитной экипировки. Нам слабо верится, что в чрезвычайной ситуации шлемы и бронежилеты помогут, однако с ними всё же как-то спокойнее.

«РАДИ ДЕТЕЙ»

В настоящее время есть несколько организаций, которые занимаются сбором помощи для солдат плохо вооруженной армии Украины. Однако найти добровольцев для доставки грузов в восточные регионы не так просто.

Андрей работает в компании, занимающейся программным обеспечением. У него двое маленьких детей. Я спросил его, разумно ли для отца двоих детей подвергать таким образом свою жизнь риску?
Солдаты украинской армии рассматривают полученные в посылках детские рисунки. 8 июня 2014 года.

Солдаты украинской армии рассматривают полученные в посылках детские рисунки. 8 июня 2014 года.


— Как раз ради детей я это и делаю. Чтобы они жили в мирной стране. Не могу просто сидеть и наблюдать за всем, что происходит, — объясняет Андрей.

У Александра тоже двое детей, о его мотивах я уже спрашивать не стал.

Мы уже далеко от Изюма. Дороги, как после артиллерийского обстрела, хотя это обычные выбоины — результат банальной коррупции и бесхозяйственности.

В некоторых местах по обеим сторонам дороги стоят вооруженные мужчины в камуфляже, отчего становится не по себе. Футболка под бронежилетом взмокла. Наверное, это из-за жары, пытаюсь я как-то уговорить себя.

Мы подъехали к первому в нашем списке украинскому блокпосту. Всё, как и ожидалось, — проверка документов, осмотр салона, вопрос о цели поездки. Александр и Андрей выгружают несколько пакетов и коробок. Александр также отдает солдатам детские рисунки. Военные на время забывают о посылках и начинают восхищаться рисунками. Мы уезжаем, предварительно запечатлев на обязательном фото доставленный груз.

БЫВШИЕ ВРАГИ ВОЮЮТ ВМЕСТЕ

Мы едем сёлами, а мимо нас на велосипедах проезжают дети, бабушки мирно сидят на завалинках. В каком-то придорожном кафе кто-то празднует свадьбу. На озере полным-полно молодежи. Мы с Андреем обмениваемся шутками по поводу бронежилетов, но по-прежнему их не снимаем.

Наш следующий пункт — телевышка на горе Карачун. Не проходит и дня, чтобы не появились сообщения о столкновениях в этом районе. Телевышка имеет крайне важное стратегическое значение — это самый высокий укрепленный здесь блокпост украинской армии.
По дороге из Изюма в Славянск. 10 июня 2014 года.

По дороге из Изюма в Славянск. 10 июня 2014 года.

Один из военных соглашается провести для нас небольшую экскурсию. Он указывает на последствия перестрелки с сепаратистами, которая произошла несколькими часами ранее. Асфальт испещрен выбоинами от пуль, в трансформаторной будке дыра размером с футбольный мяч, стены здания изрешечены осколками.

Впереди еще три блокпоста, на которые надо успеть попасть до темноты.

Мы направляемся на Славянский комбикормовый завод, где дислоцировано подразделение Украинской национальной гвардии. В прошлом месяце завод подвергся нападению сепаратистов, они были на бронетранспортере.

Сегодня здесь тихо. Несколько мужчин охраняют вход. Это явно бывшие бойцы «Беркута». Они не хотят нас пропускать, пока не появится получатель передачи. Он бывший активист Майдана. Еще несколько месяцев назад они были готовы убить друг друга, а теперь воюют вместе.

Я спрашиваю его, как складываются отношения с «беркутовцами».

— Нормально. Конечно, есть различия во взглядах, но встретил здесь нескольких очень достойных людей, — отвечает Александр.

Они рады посылкам. Мы делаем фотографию одетого в только что полученный маскировочный халат солдата с колбасой и пакетом апельсинов в руках.

КОНЕЦ ПУТИ

Уже темнеет, но мы всё же решили ехать дальше. Заезжаем еще на один блокпост, где я встретил еще нескольких бывших майдановцев. И снова — в путь. Наша машина — единственная на дороге. Вдруг впереди зажегся фонарь. На пути к последнему пункту назначения нас остановили украинские солдаты. Александр выходит из машины. Голос приказывает идти с поднятыми руками. Александр возвращается через несколько минут. Солдаты нам не поверили и будут обыскивать машину.

— Кажется, эта ночь закончится в яме, — отшучивается Александр.

Никто не засмеялся. После тщательного изучения наших документов и наведения контактов с ожидающими посылки людьми нас отпускают.

Но мы не можем ехать дальше.

— Впереди сепаратистский блокпост. Если вас остановят с этим грузом — вы покойники, — объясняет кто-то из военных.

Автоматные очереди прозвучали где-то недалеко, так что мы не стали спорить.

Александр предлагает отвезти посылки на следующий день в местный военный штаб, откуда они могут быть доставлены вертолетом. Это решение, кажется, удовлетворило всех, включая меня.

На обратном пути в Изюм, наконец, появилась мобильная связь. У Александра десяток пропущенных вызовов от солдата с последнего блокпоста. Сообщения о сепаратистских КПП подтвердились. Он хотел нас предупредить, что боевики заняли позиции и готовы открыть огонь. Мы ехали прямо в этом направлении.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки. Радио Азаттык
XS
SM
MD
LG