Доступные ссылки

Украина помнит ужасы Голодомора


Украинцы отмечают 80-ю годовщину Голодомора. Киев, 23 ноября 2013 года.

Украинцы отмечают 80-ю годовщину Голодомора. Киев, 23 ноября 2013 года.

Сидя с гордой осанкой, в отглаженной рубашке, Павло Рожко излучает радость, когда поет украинскую народную песню под аккомпанемент бандуры.

91-летний Павло Рожко, до сих пор поющий в хоре, рассказывает, что любит петь с детства, которое прошло на шумной семейной ферме в деревне Писки на юго-востоке Украины.
Выживший в годы Голодомора Павло Михайлович Рожко в украинской студии Азаттыка. Киев, 29 октября 2013 года.

Выживший в годы Голодомора Павло Михайлович Рожко в украинской студии Азаттыка. Киев, 29 октября 2013 года.


– Мои отец и мать были веселыми людьми. Они шили, пряли. У нас были свои овцы и ягнята. Мы держали ягнят в доме. Нас было много. Мы танцевали, пели, кричали. Никто на нас ни из-за чего не кричал. Все росли здоровыми и счастливыми, до коллективизации, – рассказывает Павло Рожко.

ОТ 3 ДО 10 МИЛЛИОНОВ ЖЕРТВ

Павло Рожко было 11, когда массовый голод охватил Советскую Украину после радикальных реформ Иосифа Сталина в сельском хозяйстве.

В результате голода 1932-33 годов умерли как минимум 3 миллиона и максимум 10 миллионов украинцев и казаков, а самая плодородная земля Советского Союза перешла в управление прокремлевских колхозов.

Советские власти никогда официально не признавали Голодомор и объясняли голод неурожаем.

Однако в канун 80-летней годовщины Голодомора немногие все еще живые свидетели помнят его как умышленный, всеобъемлющий и наполненный ужасом.

МОЛЛЮСКИ, СМОЛА, СУСЛИКИ

Проживавшая в процветающей казачьей деревне Спаске Мария Симак рассказывает, что в 1932 году советские чиновники забрали у них скот, овощи и зерно, которое затем продали за границу или оставили гнить в хранилищах.

По ее словам, она и ее брат выжили благодаря их матери, которая шила одежду для местного коммунистического руководства, и благодаря тому, что собирали съедобные растения и травы.

Люди искали в реках моллюсков, варили смолу с деревьев и охотились на змей и сусликов.

93-летний поэт и драматург Микола Миколаенко, много писавший о Голодоморе, рассказывает, что воровал выброшенные из столовой руководителей фабрики рыбьи головы, чтобы его мать сварила из них жидкий суп.

Микола Миколаенко, выросший в деревне Марянивка, говорит, что его мать боялась, когда он выходил по ночам из дома, в связи со слухами о каннибализме. Сам он никогда не видел, что люди убивали друг друга за еду, однако, говорит, что всю голодающую деревню охватила паранойя, и многие рассказывали истории о том, что их соседи кого-то съели или, чтобы накормить взрослых, убивали младших детей.

НЕПРИНЯТАЯ ПОМОЩЬ

В прессе было запрещено писать о голоде, однако новости быстро распространились на запад страны, в то время принадлежавший Польше.

Мария Вивчарык, которой было 8 лет во время начала голода, выросла в деревне Кривеньке на западном берегу реки Збруч, разделявшей польский запад от советского востока.

Она рассказывает, что жители деревни помогали тем, кто смог переплыть реку на сторону запада. Однако это удавалось сделать немногим ослабленным голодом людям – многие просто тонули, не справившись с течением. Жители деревни также собирали еду и пытались отправить ее на другую сторону, но большевики отказывались ее принимать.

БЕЗМЯТЕЖНАЯ ПОЗИЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА

Многие выжившие в голоде с горечью говорят о том, что часть Украины, наиболее сильно пострадавшая от рук советских проектировщиков, стала русскоговорящим оплотом коммунистов в последующие за ним годы.

Президент Украины Виктор Янукович вырос в восточной Донецкой области – одном из наиболее пострадавших от голода регионов. Однако он вызывает гнев многих украинцев своей безмятежной позицией по этому вопросу.
Президент Украины Виктор Янукович (слева) и президент России Владимир Путин на церемонии установки нового колокола в одном из украинских соборов. Херсон, 28 июля 2013 года.

Президент Украины Виктор Янукович (слева) и президент России Владимир Путин на церемонии установки нового колокола в одном из украинских соборов. Херсон, 28 июля 2013 года.


Вскоре после своего избрания в 2010 году Виктор Янукович публично отверг украинский закон, называющий Голодомор геноцидом. Этот закон был большим достижением его прозападного предшественника Виктора Ющенко, называвшего голод намеренной кампанией руководства Кремля против украинских крестьян.

Виктор Янукович, отражая позицию России, заявил, что Голодомор, хоть и трагический, затронул многие советские народы и потому не может быть назван геноцидом.

В попытке успокоить украинскую общественность он утвердил официальный День памяти жертв Голодомора, отмечаемый в четвертую субботу каждого ноября. В этом году в этот день пройдет собрание международных ученых по Голодомору в Киеве, что, возможно, говорит о желании президента включить вопрос голода в повестку дня.

ВСЕ МЕНЬШЕ СВИДЕТЕЛЕЙ

Однако муж Марии Симак Григорий, тоже переживший Голодомор, говорит, что политики и пресса мало что делают, для того, чтобы люди помнили о Голодоморе, в особенности на востоке, где супруги прожили всю свою жизнь. По его мнению, на это повлияла идеология «Партии регионов» Виктора Януковича.

Голодомор, по всей видимости, является актуальным вопросом для украинских политиков. Однако некоторые украинцы обеспокоены тем, что в политической Выживший в годы Голодомора Григорий Симак.

Выживший в годы Голодомора Григорий Симак.

борьбе может затеряться эмоциональный аспект, который оказал на людей голод, так как в живых остается все меньше свидетелей ужасных человеческих потерь Голодомора.

Для Павло Рожко эти потери включали двоих самых важных мужчин его жизни. Первый – старший брат, который погиб, после того, как его обнаженного оставили умирать на морозе за то, что отказался сдать оставшееся у семьи зерно. Второй – его отец, умерший от голода несколько месяцев спустя.

– Он сказал моей матери заботиться о детях, потому что знал, что он этого сделать уже не сможет. Сразу после этого мои волосы поседели, хоть мне и было только 11 лет. Но слова моего отца придали мне силы. Я с трудом передвигал ноги, но начал ходить везде. Я ходил за 60 километров, чтобы только найти для нас что-то поесть, – рассказывает Павло Рожко, проводя рукой по своим седым волосам.

В подготовке материала участвовали Ирина Штогрин, Юлия Рацыбарска и Анна Клевцова. Радио Азаттык
XS
SM
MD
LG