Доступные ссылки

«Нельзя сравнивать и проводить параллель между нынешними правоохранительными органами и осуществлявшим геноцид тогдашним НКВД»

«Не вижу необходимости в раскрытии имен азербайджанцев, работавших в 1930-х годах в НКВД». Об этом в интервью РадиоАзадлыг заявил директор Института Истории НАНА, член партии «Ени Азербайджан», депутат Ягуб Махмудов.

– Ягуб муаллим, на днях российское правовое общество «Мемориал» обнародовало имена 40 тысяч человек, работавших в 1935-1939- х годах в НКВД. Сред них есть имена азербайджанских нквдэшников. Что вы думаете по этому поводу?

– Я считаю, что по прошествии стольких лет в этом необходимости не было. Во-первых, это ошибочная политика. Во-вторых, делать это надо было вовремя. Сейчас это может стать причиной противостояния. Особенно не вижу необходимости в этом относительно Азербайджана. Сделать эти имена достоянием общественности внутреннее дело России, это их дело. Но я не отношусь положительно к таким вещам.

– Однако существует мнение, что у истории нужно брать уроки, знать кто есть кто, поэтому эти имена необходимо обнародовать.

– Для того, чтобы брать уроки у истории, рассматриваются события в целом, весь процесс отслеживается. Все зверства системы НКВД уже исследованы в России. Мы тоже исследовали факты геноцида 1920-30-х годов, об этом написаны книги. Вопрос этот должен исследоваться с научной точки зрения. Обнародование списков не вносит ясности в вопрос. В принципе ясно, что репрессии имели место, были убиты невиновные люди. Обнародовав имена известных представителей интеллигенции, невинно убиенных людей воссоздать картину той действительности возможно. Однако обнародование имен работавших в НКВД может стать причиной противостояния в любом обществе. Как историк необходимости в этом не вижу. Принципиальные вопросы должны быть рассмотрены, к ним должно быть выражено отношение. Россия должна признать также, что такая несправедливая политика проводилась, имели место аресты. Но я еще раз повторяю, что в раскрытии списков необходимости нет.

– Имена уже раскрыты. Из 40 тысяч сотрудников НКВД в Азербайджане служили лишь до 300 человек. Из них 57 этнические азербайджанцы, остальные евреи, армяне, грузины и другие. Что изменит раскрытие их имен по прошествии 70-80-ти лет? По-вашему, внуки и правнуки Ахмед Джавада найдут человека, приговорившего их деда и потребуют его наказания?

– В те годы за один день в Баку было уничтожено 50 тысяч человек. Пропаханы человеческие судьбы в Зангезуре и Карабахе – это факт. По прошествии стольких лет зачем сталкивать семьи лицом к лицу? Не вижу в этом смысла.

– Ягуб муаллим, вы говорите о геноциде. Это совершило НКВД?

– Не имеет значение, чьими рукам совершено было это, руками НКВД или другой структуры. Когда в 1920-х годах здесь создавался большевистский режим в структуры советского правительства внедрялись дашнаки, свершившие в различных местах Азербайджана геноцид. Наряду с ошибками советского правительства мы должны говорить и о деяниях армянских националистов. Половиной НКВД руководили армяне. Они вели ложные процессы, прятали в стогах сена оружие, а затем его находили. Такая политика реализовывалась из Москвы, это ясно. Но кто осуществлял ее? Армянские националисты. Для нас достаточно знать то, что такие сливки общества, как Ахмед Джавад, Салман Мумтаз, Гусейн Джавид были уничтожены. Указывая на это, мы можем представить картину репрессий. Но публикация имен через 70 лет сравнима разве что с крокодильими слезами. Не вижу в этом надобности.

– Произнося слово НКВД, начинаешь представлять себе структуру, именуемую щипцами советов, которая мучала людей, подвергала их пыткам, расстреливала. Интересно, были ли работающие в этой структуре люди, которые выражали протест репрессиям? Как историк вы с такими фактами сталкивались?

– Принципиальная политика Советов состояла в том, чтобы освободить территорию Азербайджана. Речь шла об уничтожении азербайджанского народа. Надо выявить и изобличить проводников и исполнителей этой политики.

– Ваш коллега, ученый исследователь Джамиль Гасанли сказал РадиоАзадлыг, что имена должны быть раскрыты. По меньшей мере для того, чтобы те, кто подвергает пыткам в правоохранительных органах рядовых граждан, помнили – ничто не забывается.

– Я очень сожалею, что вы вывели вопрос из научной плоскости, переведя ее в сторону одной личности. Раз вы спросили, я отвечу. В наших правоохранительных органах сегодня никого не пытают.

– Вы даже не оставляете места для предположения?

– Это неправда! Никого не пытают. Задача правоохранительных органов независимого государства иная. Азербайджан во всем тюрко-мусульманском мире является единственной страной, оберегающей стабильность. Что касается имен, то и Джамиль Гасанли, и мы утверждаем, что наших великих гениев убили. В Баку в один день было убито 50 тысяч человек. Разве можно раскрыть имена тех, кто их убил, это невозможно, поскольку имена, свершивших это, нигде не упоминались. Нельзя сравнивать и проводить параллель между нынешними правоохранительными органами и осуществлявшим геноцид тогдашним НКВД.

– Но в судах обвиняемые говорят совсем иное. Они подробно рассказывают о пытках в отношении них. Все это нашло отражение в международных отчетах.

– Пожалуйста пусть говорят, не все сказанное должно восприниматься как закон. Это все неправда.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG